План раскрытия информации о спонсорах заставляет НКО быть осторожными ({{contentCtrl.commentsTotal}})

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Глава Фонда защиты семьи и традиций (SAPTK) Варро Вооглайд. Автор: Siim Lõvi/ERR

Недавняя идея создаваемой правящей коалиции о том, чтобы заставить некоторые некоммерческие организации (НКО) раскрывать своих спонсоров, подняла ряд вопросов. Лидер Союза НКО отмечает, что нельзя по доброй воле создавать инструменты, которые впоследствии можно использовать для плохих дел.

Председатель Партии реформ Кая Каллас заявила в четверг, что правительственная коалиция, которая скоро будет сформирована, хочет тщательно изучить занимающиеся политикой некоммерческие организации.

"Вопрос в том, откуда берутся их деньги. Если они имеют очень явное влияние на политические процессы, то их финансирование должно быть таким же публичным, как и финансирование партии", - сказала Каллас.

По словам Каллас, еще предстоит подумать, как реализовать эту идею и какие законы нужно изменить.

Руководитель Союза общественных объединений Кай Кландорф считает, что идея сделать защиту интересов более прозрачной сама по себе хороша.

"Взращивание культуры прозрачности само по себе уже является процессом. И это надо все больше поддерживать и надо все больше мотивировать организации, чтобы они были более прозрачными и этичными в своих собственных действиях".

Однако принуждение к раскрытию информации - не лучшая идея по мнению Кландорф.

"Пожертвователь всегда имеет право оставаться анонимным. И если благотворитель не хочет, чтобы его данные были раскрыты, но государство обязывает их раскрыть, то это может отбить интерес у благотворителя".

На это обращает внимание и глава Фонда защиты семьи и традиций (SAPTK) Варро Вооглайд. Фонд, которым он управляет, получает большую часть денег от частных лиц. И, по словам Вооглайда, многие из них говорят, что не хотят публично участвовать в деятельности фонда, потому что боятся, что будут подвергаться нападкам.

"Теперь хотят лишить этих людей возможности делать такие пожертвования, а SAPTK также лишится возможности получать пожертвования от таких людей. И я действительно не понимаю, ради какой цели это делается", - сказал Вооглайд.

Кого и какие источники финансирования следует раскрывать?

Но какая проблема тогда будет решена по инициативе новой коалиции? Заместитель председателя Комиссии по надзору за финансированием политических партий Каарел Таранд считает, что если искать возможные проблемы, то в зарубежном финансировании.

"Вмешательство враждебных эстонскому государству иностранной валюты или денег в политический процесс... Если однажды это окажется в наших руках и в очень большом масштабе, то будет очень поздно начинать с этим бороться. В этом смысле правильно обратить на это внимание ".

Варро Вооглайд также считает правильным раскрытие информации об иностранном финансировании, и говорит, что его фонд всегда раскрывал информацию о своих зарубежных пожертвованиях, и другие могут сделать то же самое.

"Но сложно сказать, можно ли быстро выработать рабочее решение с какими-либо правилами и ограничениями", - продолжил Каарел Таранд.

Таранд отметил, что также сложно провести грань между тем, какая организация должна раскрывать свои источники финансирования, а какая нет.

"Где проходит граница между так называемой политической деятельностью и неполитической деятельностью НКО? Где проходит граница между ассоциациями? Являются ли они коммерческими, некоммерческими или какими-то другими объединениями?"

Например, должна ли церковь, которая объясняет свою точку зрения по вопросам ценностей, раскрывать своих спонсоров? Или хотят ли влиять на политику Союз пенсионеров и Палата людей с ограниченными возможностями?

"Безусловно, одна из наших главных целей - оказывать влияние на политиков", - сказала глава Палаты людей с ограниченными возможностями Аннели Хабихт. Она отметила, что пожертвования играют довольно небольшую роль в доходах Палаты. Но при этом она не видит проблемы в раскрытии пожертвователей.

"Я полностью согласна с принципом, что если деньги откуда-то поступают в такую ​​организацию, как наша, они могут быть персонализированы", - сказала Хабихт.

Раскрытие информации также поддерживает политолог Тынис Лехт, который является членом совета фонда "Либерального гражданина" (SALK), созданного для предотвращения референдума о браке. В документе отмечается, что их фонд уже раскрывает имена тех, кто пожертвовал и деньги, и что добавление сумм к именам не окажет значительного влияния. В то же время Лехт считает, что добровольная прозрачность все равно будет лучше. Однако когда дело касается изменения закона, следует выбрать достаточно четкую направленность.

"Обсуждения могут сначала пройти в Рийгикогу вместе с другими вопросами избирательных кампаний, а также проведения референдума. В отношении тех НКО, которые проводят целенаправленную кампанию в защиту какой-либо партии, кандидата или позиции, в идеале должна быть прозрачность финансирования и они могли бы подчиняться тем же требованиям контроля, как и финансирование политических партий", - пояснил Лехт.

Варро Вооглайд, который готовился к кампании "да" по референдуму о браке, сказал, что он принципиально не против раскрытия информации. Но имена мелких частных спонсоров необязательно раскрывать.

"Мы могли бы обсудить, что, возможно, должно быть обязательство раскрывать более высокие пожертвования, а-ля 50 000 евро и более в год от определенного субъекта или 25 000 евро".

По словам Каарела Таранда, осенью Комиссия по контролю за финансированием политических партий также кратко обсудила, как рассматривать НКО, которые занимают четкую политическую позицию. Он признал, что в любом случае будет сложно найти соответствующее регулирование.

"Я надеюсь, что новые члены коалиции не только попытаются прояснить это для себя, но и постараются обсудить это как можно более согласованно со всеми. Тогда будут приняты более постоянные и более безопасные правила".

Кай Кландорф также упомянула о безопасности. Она отметила, что многие авторитарные режимы требуют от НКО раскрывать имена своих спонсоров.

"Создаваемые системы также должны быть жизнеспособны и при правительствах, чьи желания не такие демократичные. Другими словами, если мы создаем систему, она не должна использоваться последующими правительствами, которые могут захотеть использовать ее для преследования и ограничения действий организаций меньшинств, защиты окружающей среды или другой сферы".

Редактор: Надежда Берсенёва

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: