Мари Калкун: свобода – это не один большой воздушный шар, который может расти бесконечно

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Мари Калкун. Автор: Siim Lõvi/ERR

Мать-земля, по-видимому, ожидает, чтобы мы ограничивали себя, изобилие, в котором мы живем, начало работать против нас, за это приходится платить, отметила музыкант и композитор Мари Калкун в своей речи на президентском приеме в Розовом саду Кадриорга.

В такие праздничные дни, как сегодня, я часто думаю о своих предках: о бабушке Линде, дедушке Хуго, прабабушке Лийзе, прадедушке Юлиусе. Иногда я вижу их стоящими в белых одеяниях за баней на лугу. В такие моменты я спрашиваю себя, достаточно ли я делаю, чтобы сохранить то, что они считали дорогим, ради чего трудились, - смогу ли я сохранить свою землю и свободу. Свободу самостоятельно думать, принимать решения, петь, свободу помнить.

Всю свою сознательную жизнь я жила в свободной Эстонии - ровно 30 лет. По деньгам мы богаты, чем когда-либо ранее, мы можем позволить себе многое. В своей стране мы можем чувствовать себя относительно свободно и безопасно. У нас чистые вода и воздух, найдется даже тишина, что в современном мире уже является большой роскошью.

Однако оказывается, что свобода - это не один большой воздушный шар, который может расти бесконечно. Мать-земля, по-видимому, ожидает, чтобы мы ограничивали себя. Изобилие, в котором мы живем, начало работать против нас, за это приходится платить. И в Эстонии мы ежедневно выбрасываем тысячи тонн хорошей еды, привезенной издалека.

Где-то в этой машине есть смещение, она скрипит со всех сторон, но остановить ее кажется сложным. Как посмотрела бы на это моя прабабушка Лийза, которая голодала в Сибири и оставила там свою жизнь, которую научили целовать хлеб, когда он падал из рук? А бабушку Хелью я помню как раз потому, что она всегда умела очаровать самыми вкусными блюдами из сухих горбушек белого хлеба.

Если природа дает нам знак сбавить обороты, то пришло время основательно пересмотреть свои старые премудрости, которых у нас еще так много осталось. Какие искусства выживания предков могут помочь нам в будущем? Почему для строительства дома рубили лес при старой луне и северном ветре? Какой доступ был у певческой матери Таарка к истокам творчества, если она смогла сочинить из своей головы десятки тысяч стихов? Как Ану Рауд может использовать все части барана вплоть до семенников?

Нам не нужно искать секретов в дальних странах. Старые знания у нас ЕЩЕ есть здесь и сейчас, если быть внимательными. Они рождаются в нас незаметно, ежедневно, в детстве, в звучащем на заднем фоне сочном выруском диалекте или в случайно оброненном высказывании соседа: "Kaemi no'! Aigu om tollõ kipõ as'aga..." ("Посмотрим еще! Время есть с этим срочным делом…")

И заняло бы подходящее время, чтобы прежде всего правильно поставить перед собой цели. Старые премудрости лежат во многом на старых плечах. Однако никто больше не будет говорить с моим ребенком на выруском языке, если я сама об этом не позабочусь. Ответственность каждого - а также и возможность - за свою культуру здесь, в наших широтах, чрезвычайно велика.

Лучший способ выучить песню - через устное наследие или, говоря простыми словами, когда кто-то учит вас этому. Руническая песня "Лес вместе" была выучена именно так, от друга, во время долгой поездки на машине, когда мы только пели и обнаружили, что песня обладает способностью искривлять временное пространство, изменять ход времени - замедлять или ускорять его, делать путь короче.

Песня - это древний волшебный инструмент, который имеется в распоряжении каждого. Каждый раз, когда я пою в Токио, Таллинне или где-либо еще в мире, я стараюсь каким-то образом передать и перевести это мягкое, близкое к природе естественное восприятие жизни, которого, кажется, не хватает в широком мире, - и меня снова и снова зовут обратно. Эта песня о лесе и лесных деревьях говорит, что люди подобны деревьям - каждый особенный, но они все равно могут расти как лес, не отвергая друг друга и держась вместе.

Õekese helläkese, hoi-lii, hoi-lii-loo!
mehekese ti vägevä
kaege tuu mõtsa pääle
vahtke tuu variku pääle.
Mõni puu om pikembägi
mõni jändrik jämmembägi
mõni kõivu kõverambi.
Kas naa põlkva tõnõtõista
tõnõtõsõ ossakõisi?
Ütenkuun näil kumaruspaika
üten paigan painupaika
ladva näil ütte hoiäve.

Перевод песни на эстонский язык:

Õekesed, hellakesed, hoi-lii, hoi-lii-loo!
Mehekesed, te vägevad, hoi-lii, hoi-lii-loo!
Kaege selle metsa pääle hoi-lii, hoi-lii-loo!
Vaadake variku pääle, hoi-lii, hoi-lii-loo!
Mõni puu om pikembagi, hoi-lii, hoi-lii-loo!
Mõni jändrik jämmembagi, hoi-lii, hoi-lii-loo!
Mõni kõivu kõverambi, hoi-lii, hoi-lii-loo!
Kas nad põlgavad teineteist? Hoi-lii, hoi-lii-loo!
Teineteise oksakesi, hoi-lii, hoi-lii-loo!
Ühtekokku kummardavad, hoi-lii, hoi-lii-loo!
Ühte paika nad painduvad, hoi-lii, hoi-lii loo!
Ladvad neil ühte hoiavad, hoi-lii, hoi-lii-loo!

Редактор: Виктор Сольц

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: