Эдуард Одинец: план Министерства образования – добить русские школы

Фото: Vladislava Snurnikova/ERR

Член парламентской комиссии по культуре Эдуард Одинец (Социал-демократическая партия) считает план Министерства образования перевести все школы на эстонский язык обучения к 2035 нереальным. По его мнению, эта идея, если она будет реализована, еще больше разъединит эстонскую и русскую общины Эстонии.

В начале недели Министерство образования представило парламентской комиссии по культуре, которая также занимается вопросами образования, свой план перехода на эстоноязычное образование. Согласны ли вы с мнением, что это план добить русские школы?

Может быть, это звучит немного резко, но в принципе за этим планом, как мне кажется, скрывается желание прекратить обучение на русском языке в муниципальных и государственных учебных заведениях, которые у нас еще существуют. Именно так этот план и выглядит.

Какие еще ощущения у вас сложились, когда вы ознакомились с документами? Министерство видит за этими цифрами реальных людей?

На самом деле этот документ очень непонятный, потому что он описывает ситуацию, которая у нас есть сейчас. Описывает те проблемы, которые есть. Проблем очень много не только в школе с русским языком обучения, но и в школе с эстонским языком обучения. Нам предлагают, давайте переведем школы на эстонский язык обучения и все проблемы у нас решатся. Но таким образом проблемы не решатся. Наша главная проблема, как мне кажется, не в языке обучения в школе, а в сегрегации нашего общества на русских и эстонцев.

То есть получится, что у нас к 2035 году будет половина эстонских школ для русских и половина эстонских школ для эстонцев?

Получается так. Хотя мы знаем огромное количество примеров, когда дети, чьим родным языком не является эстонский, учатся в эстонской школе довольно успешно. Есть примеры эстонских школ, в которых практически нет эстонских детей, где учатся только русские дети. Согласно плану у нас будет один тип чисто эстонский, другой - смешанные школы и третий тип - русская школа, в которой учатся русские дети, работают русские преподаватели, но все пытаются делать это на эстонском языке. Зачем это надо?

Стало ли вам понятно, сколько учителей с родным эстонским языком необходимо направить в русские школы, если таких учителей не хватает и для эстонских школ?

Министр довольно оптимистична - заверила, что найдет дополнительные средства, сделает дополнительные заказы вузам, которые готовят педагогов. Но такого количества учителей просто невозможно найти. У нас огромная проблема с преподавателями в школах.

То есть дополнительные заказы для вузов это не решение проблемы?

Думаю, нет. У нас нет столько желающих стать учителем. Да, профессия учителя с каждым годом становится популярнее. Но если посмотреть на такие факторы, как рабочая нагрузка, зарплаты, то не так уж много молодых людей захотят стать учителем. Другой вариант у министра - давайте будем обучать эстонскому языку имеющихся преподавателей, которые сейчас работают в русских школах. Однако большинство учителей в предпенсионном возрасте. Если они в силу разных причин не выучили эстонский язык на достаточном уровне за 20 лет, где уверенность, что они это сделают в следующие 10 лет. Я слабо верю в такой оптимизм министра.

Насколько вероятно, что в ходе задуманной министерством реформы многие педагоги потеряют работу?

Очевидно это так и будет.  Здесь возникает другая проблема - если к дате "Х" школы должны будут 75% предметов преподавать на эстонском языке, а учителей не будет - это значит предмет вообще не будут преподавать или каким образом это будет делаться? Мне кажется за основу был взят политический лозунг без понимания, как это будет реализовано.

Когда министр была у нас в комиссии пару дней, у меня закралась мысль, что министр совершенно не знает, как живет русская школа Эстонии.

План был представлен в спешке без каких-либо переговоров с коалиционным партнером. Центристы сразу сказали, что пока они в коалиции, этот план реализовать не удастся. Какие подводные камни есть для коалиции в этом плане?

Через год выборы в Рийгикогу. Не секрет, что многие партии перед выборами ищут конфликт, чтобы строить избирательную кампанию. Может быть у центристов и реформистов есть план сделать конфликт на теме русской школы. Не знаю, о чем они думают, но именно такие мысли возникают.

Социал-демократы выступают с идеей единой школы. Вам не кажется, что это еще менее реалистичный план, чем тот, который предложила министр образования?

Мы говорим о том, что мы должны стремиться к тому, чтобы наши дети независимо от их родного или домашнего языка учились вместе. Чтобы у них была возможность с раннего детства социализироваться друг с другом, проводить вместе время, дружить и так далее. На самом деле у идеи единой школы есть очень серьезная научная база. Преподаватели и ученые Тартуского университета разработали даже пять моделей единой школы с вариантами для различных регионов, возможностями финансирования и наличия преподавателей. То есть мы сейчас не говорим о том, что это нужно сделать завтра и сразу.

Кстати, коалиционное соглашение социал-демократов и центристов в Таллинне предусматривает пилотный проект такой школы на уровне столицы. Думаю это будет как раз очень хороший пример, каким образом одна из этих пяти моделей, разработанных учеными, работает в одном конкретном самоуправлении.

Почему же социал-демократам не удалось найти единомышленников по теме единой школы среди реформистов?

Очевидно по причине фундаментальных различий. Мы говорим о том, что русские и эстонские дети должны учиться вместе, только тогда мы достигнем сплоченности общества и понимания друг друга. Они видят эту модель по-другому - русские дети отдельно, эстонские дети отдельно. Такая модель не приведет к сближению общества.

Интересное мнение высказал недавно магистр философии Тартуского университета Карл Лаане. Он написал, что попытка лишить человека его национальности - одно из величайших преступлений. А план Министерства образования о поэтапной ликвидации русской школы приведет к уничтожению русской идентичности в Эстонии. Вы согласны с этим утверждением?

В принципе я согласен с первой частью этого утверждения о том, что никто не имеет права заниматься ликвидацией идентичности другого человека. Но здесь я бы поспорил о том, насколько вопрос языка обучения влияет на идентичность ребенка. Мы знаем огромное количество примеров в Эстонии, да и по всему миру, когда люди получают образование на иностранном языке, но это никаким образом не уменьшает их идентичность и их чувство принадлежности к какой-то нации. Мне кажется, здесь очень большую роль все-таки играет семья, насколько родители занимаются этим вопросом и насколько родители помогают ребенку чувствовать себя, например, русским.

Как русскоязычная община может отреагировать на такие планы со стороны министерств?

Обида будет в любом случае. То есть мы должны понимать, что все эти процессы, как их не называй - интеграцией или ассимиляцией, идут своим чередом. Через какое-то определенное количество лет мы придем к тому, что у нас не будет русской школы, но произойдет это естественным путем. Поэтому форсировать это процесс не имеет смысла. Форсируя события, мы ставим перед людьми неудобные рамки. Это вызовет у детей и родителей негатив в отношении Эстонии, эстонцев, эстонской политики. Я бы этого не хотел.

Редактор: Артур Тооман

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: