Каспар Кёэп: чего следует бояться в связи с украинскими АЭС?

Каспар Кёэп.
Каспар Кёэп. Автор: Fermi Energia

Запорожская атомная электростанция с шестью реакторами типа ВВЭР-1000/320 и общей мощностью 5,7 гигаватт является крупнейшей в Европе. Защитная оболочка ее реакторов изготовлена из толстого армированного бетона и спроектирована выдерживать столкновение с самолетом весом до 20 тонн, пишет Каспар Кёэп.

Нападение российских сил на Украину привело не только к общему политическому осуждению, но и вызвало среди экспертов вопросы, связанные с атомной безопасностью. Украина, более половины электроэнергии в которой вырабатывается атомными электростанциями, подвергается российским ударам с земли, моря и воздуха. Удары наносятся как по военной, так и по гражданской инфраструктуре, и ракеты сознательно или случайно могут также поразить здания и электростанции, работающие с ядерными материалами.

Насколько и чего следует опасаться в связи с украинскими АЭС?

В рамках государственной программы, начатой в 1970-е годы, в Украине было построено 19 ядерных реакторов. Первые из них относились к серии РБМК и использовались на электростанции в Чернобыле.

После катастрофы в четвертом реакторе Чернобыльской АЭС в 1986 году было начато их постепенное закрытие. К 2000 году все такие реакторы прекратили работу, топливо из них удалили и разместили в расположенном поблизости хранилище, где оно, так сказать, охлаждается последние 20 лет.

Соответственно, с точки зрения радиационной опасности в Чернобыле есть два аспекта: попавший в почву после аварии радиоактивный материал и хранилище отработанного топлива. И российская, и украинская сторона подтвердили, что Чернобыльская АЭС перешла под контроль российских вооруженных сил.

По оценке украинского государственного регулятора (SNRIU), выявленное повышение радиационного фона на станции, по всей вероятности, связано с развороченной военной техникой почвой. По оценке МАГАТЭ, сообщенные регулятором показатели излучения (до 9,46 микрозиверта в час) являются низкими, остаются в пределах замеренного в зоне отчуждения диапазона и, соответственно, не представляют угрозы для населения.

Мониторинговые данные, получение которых временно прерывалось из-за перебоев в связи, показывают, что показатели радиации снижаются до уровня, предшествовавшего нападению. Мониторинг этих данных также ведет Центр научных исследований Еврокомиссии и за ними можно следить в реальном времени на специальном сайте.

Реакторы Чернобыльской АЭС давно закрыты, но хранилище отработанного ядерного топлива до сих пор активно. В настоящий момент нет информации о его возможных повреждениях, и сложно представить, какую практическую пользу российские войска получили бы от его повреждения.

В данный момент в Украине есть 15 работающих ядерных реакторов общей мощностью 13,1 гигаватт. По положению на начало недели, девять из них работали в обычном режиме, а остальные шесть приостановлены либо на плановое обслуживание, либо из-за низкого энергопотребления.

Все работающие реакторы относятся к типу ВВЭР. Их технология также была разработана в России, но имеет существенные отличия от РБМК, является более современной и соответствующей международным нормам в сфере безопасности.

Еще одним потенциальным источником риска в связи с военными действиями РФ считается Запорожская АЭС на юго-востоке Украины. Эта станция с шестью реакторами типа ВВЭР-1000/320 и общей мощностью 5,7 гигаватт является крупнейшей в Европе.

В случае Запорожской АЭС последствия, сравнимые с катастрофой 1986 года, маловероятны, потому что у реакторов серии РБМК на Чернобыльской АЭС отсутствовала защитная оболочка, а у реакторов серии ВВЭР такая оболочка есть, и она довольно прочная. Защитная оболочка реакторов Запорожской АЭС изготовлена из толстого армированного бетона и спроектирована выдерживать столкновение с самолетом весом до 20 тонн.

Кроме того, операторы и защитные системы атомных электростанций с реакторами ВВЭР, а также их готовность к отключению при отсутствии внешнего электропитания соответствующим образом подготовлены именно с учетом предотвращения подобных аварий. Хотя военное вмешательство в виде попадания снаряда или захвата станции вооруженными людьми может воспрепятствовать обычной работе станции и ее систем безопасности, повторение сценария 1986 года крайне маловероятно.

С учетом тактики, которую пока применяла Россия, нельзя полностью исключить и умышленное нападение, однако сознательная организация ядерного инцидента плохо соответствует риторике президента РФ Владимира Путина о спасении российского народа.

Кроме того, реакторы ВВЭР являются российской технологией, которая успешно экспортируется в другие страны, поэтому демонстрация уязвимости этих реакторов никак не может быть полезной для РФ. По словам украинского регулятора, на Запорожской АЭС сейчас работают три реактора. Все они находятся под усиленной охраной и во владении украинских специалистов.

Прямой риск от военных действий для атомных сооружений оценивается ниже, чем косвенный риск. Например, в виде неисправности в сети электроснабжения, как произошло 26 февраля под Харьковом в хранилище малоактивных радиоактивных отходов. По данным МАГАТЭ, в данный момент нет информации о повышении уровня радиации в этом хранилище.

При отключении электропитания реакторы на АЭС отключаются автоматически, но остаточную теплоотдачу мощного реактора нужно отводить от реактора еще в течение длительного времени при помощи охлаждающей жидкости, чтобы предотвратить расплавление активной зоны реактора. Для этого на АЭС, которые нуждаются в активном охлаждении, есть резервные электрогенераторы с запасом топлива как минимум на три дня работы.

Тем не менее, в условиях войны очевидно, что восстановление электросети и обеспечение резервных генераторов топливом может оказаться сложным. Кроме того, можно понять и желание персонала станции выехать из зоны боев, даже если его работа на АЭС критически важна для обеспечения безопасности.

На старых больших атомных электростанциях невозможно отвести остаточную теплоотдачу пассивными системами. Важно, чтобы резервные генераторы и насосы продолжали работать. В связи с этим всесторонняя помощь Украине и международное сотрудничество по обеспечению атомной безопасности нужны и с тем расчетом, чтобы даже при самом тяжелом ядерном инциденте в Украине его последствия были бы скорее локальными. Однако влияние этой войны уже сейчас приобретает глобальные масштабы.

Запорожская АЭС. Автор: Ralf1969/Wikipedia/CC BY-SA 3.0

Редактор: Андрей Крашевский

Источник: Kaspar Kööp, tuumaenergeetik, PhD, Fermi Energia kaasasutaja

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: