Яак Аавиксоо: скрытые вызовы освободительной войны Украины

Яак Аавиксоо.
Яак Аавиксоо. Автор: Kirke Ert / ERR

Как соседи России, мы в первую очередь обеспокоены нашей собственной безопасностью. Будущее России трудно предсказать, но в наших интересах, чтобы она предлагала приемлемую перспективу всем народам России и мир своим соседям, пишет Яак Аавиксоо.

Основным новогодним пожеланием эстонцев и многих других европейцев, не говоря уже об украинцах, была победа Украины в развязанной Россией войне. Победа означает полное восстановление территориальной целостности и суверенитета Украины. Это освободительная война Украины, в которой ее поддерживают все западные союзники и другие сторонники основанного на правилах мирового порядка.

В Эстонии мы верим в правильность и возможность этой цели, мы доказали свою веру на деле и часто спрашиваем, почему некоторые другие союзники не действуют более активно, почему они противятся отправке необходимого для победы оружия, почему они не утверждают свое экономическое, военное и технологическое превосходство более решительно.

Упреки звучали в адрес почти всех основных западных союзников. Мы также подготовили ответы: они по-прежнему смотрят на Россию через розовые очки и боятся ее (ядерных) угроз.

Да, ни глупость, ни трусость не могут быть исключены как факторы влияния, но я убежден, что это не самые главные причины подчеркнуто или даже невыносимо медленных действий. Более глубокие причины скрываются за понятиями "контроль над ситуацией" и "будущее после победы".

Россия в течение почти двух десятилетий безрезультатно требовала переосмысления архитектуры безопасности Европы, в конце прошлого года сформулировала свои стратегические амбиции, выдвинув четкий ультиматум США с их союзниками на тему очередного разделения Европы на сферы влияния. Уже тогда Кремль решил преследовать свои интересы при помощи оружия. Началась полномасштабная война.

Несмотря на очевидные неудачи, не стоит недооценивать Россию и сейчас – коллективный Путин, вероятно, тоже готов умереть ради своего дела и точно не откажется от начатого из-за числа потенциальных жертв, совсем наоборот. Со времен Ивана Великого имперские амбиции Кремля сочетаются с мессианским миропониманием.

Я не сомневаюсь, что такой вывод был сделан в большинстве столиц. Однако такое понимание ведет к бесперспективности поиска решения через чисто военное превосходство – силовое противостояние с фанатиком почти всегда выходит из-под контроля и заканчивается трагически.

Нам нужен гораздо более утонченный подход, где центральное место занимает целенаправленное сужение пространства для принятия решений противника. Именно такой подход используется при драмах с заложниками и нейтрализации нападений террористов-смертников. Такие уроки учат тому, что поспешность и психологическая непредусмотрительность могут быстро привести к трагическому исходу.

Центральными элементами этой стратегии являются ситуационная осведомленность, получение контроля и управление ситуацией. В войне на Украине более-менее адекватное понимание ситуации (прежде всего относительно решительности и возможностей Украины и реальных возможностей России) появилось у западных столиц в марте-апреле.

Контроль над ситуацией начал формироваться с освобождением Харьковской области, и теперь можно утверждать, что Украина при поддержке западных союзников способна шаг за шагом навязывать свою волю, не допуская при этом неконтролируемой (симметричной или асимметричной) эскалации военного противостояния.

Эта логика во многом отражает развитие как с поставками оружия, так и экономическими санкциями. Конечно, из этого вытекает потребность в помощи с вооружением, включая постепенное наращивание более мощного тяжелого вооружения до тех пор, пока не будут достигнуты стратегические цели. Однако, к сожалению, все это имеет временное измерение, вытекающее из логики событий, а вместе с ним и растущую цену человеческих жизней и разрушений. К сожалению, но неизбежно.

Эта война также имеет четкое геополитическое измерение. Коммуникативная цель России состоит в том, чтобы изобразить эту войну как экспансию и нападение США/НАТО, тем самым стремясь заручиться поддержкой своей войны как дома, так и в третьих странах, исторически выступающих против гегемонии США.

Подрыв общественной поддержки в западных странах с опорой как на левых либералов, так и правых экстремистов также не лишен перспективы. До сих пор это не удавалось, но если бы мы уступили голосам, требовавшим установления бесполетной зоны над Украиной с неизбежными ударами по российской территории, ситуация могла бы быть совершенно иной.

Я считаю, что геополитические события и уроки последних десятилетий – от Афганистана до Сахеля и от Ирака до Сирии – пошли на пользу трактовке международного влияния этой войны. И здесь многомерный и сбалансированный контроль над ситуацией должен оцениваться более высоко, чем просто решение, приведенное в действие военным путем. И это тоже требует времени.

Я убежден, что Украина борется за свою свободу, которую она безоговорочно заслуживает. Наш долг – поддержать ее в этом. В то же время мы должны более широко подумать о мире после войны. Чего мы ждем?

Как соседи России, мы в первую очередь обеспокоены нашей собственной безопасностью. Мы не можем позволить себе неоправданного оптимизма и поэтому должны быть готовы к любому развитию событий. Будущее России трудно предсказать, но в наших интересах, чтобы она предлагала приемлемую перспективу всем народам России и мир своим соседям. Именно в этом доброжелательном смысле я понимаю призыв президента Франции Эмманюэля Макрона к гарантиям безопасности.

Независимо от предстоящих событий, но прежде всего для того, чтобы справиться с этими вызовами, нам после войны потребуется единство и геополитическое укрепление западных стран. Такая цель была бы недостижима, если бы в ходе войны усилилось противостояние с другими странами, прежде всего с развивающимися. Многие из них видят продолжающуюся войну в ином свете, чем западные союзники, некоторые придерживаются оппортунистических взглядов и прежде всего учитывают свои собственные интересы, а некоторые видят возможность ослабить доминирующее положение США в мире. Было бы нехорошо игнорировать все это.

Следовательно, неразумно чрезмерно форсировать экономические санкции против России или предпринимать политические шаги, опережающие развитие событий. Точно так же мне кажется неконструктивной попытка западных стран, вместе или по отдельности, сформулировать конечную цель войны вне победы Украины.

Мы не должны давить на кого-либо своими интересами, кроме того, во всем этом много неопределенности, в том числе противоречивых ожиданий, и в худшем случае это может помешать Украине добиться победы. Конечно, нельзя упускать из виду конечную цель, но разумнее двигаться шаг за шагом и по мере развития событий консультироваться со всеми союзниками, особенно с Украиной, для формирования общего понимания, вместо того чтобы эгоцентрично навязывать свою правду.

Стремление как можно скорее добиться справедливого решения в этой войне естественно и понятно. Но также разумно понимать риски, связанные с чрезмерной поспешностью, которые в стратегическом плане могут оказаться губительными. Полезно знать, что иногда более медленное продвижение обусловлено не глупостью и не трусостью. 

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: