Андрей Крашевский: Франция у развилки – следующая остановка "фрексит"?

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Марин Ле Пен на митинга в Марселе. Автор: Reuters/Scanpix

Накануне президентских выборов во Франции их результат не поддается прогнозу, а реальная возможность победы выступающих против Европейского союза и НАТО кандидатов заставляет весь мир с напряженным вниманием следить за решающим этапом политической борьбы за будущее не только Франции, но и всей Европы.

23 апреля Франция голосует на самых непредсказуемых и необычных выборах с 1958 года, когда были внесены изменения в конституцию и страна стала президентской республикой. Если никто из кандидатов не наберет в первом туре больше 50% голосов, то 7 мая состоится второй тур между двумя кандидатами, получившими больше всего голосов в первом туре.

В выборах участвуют 11 кандидатов, из которых неплохие шансы на выход во второй тур имеют четверо: позиционирующий себя центристом бывший инвестбанкир Эммануэль Макрон (движение "На марше"), лидер праворадикальной партии "Национальный фронт" Марин Ле Пен, кандидат "Республиканцев" Франсуа Фийон и леворадикальный политик Жан-Люк Меланшон (движение "Непокорившаяся Франция"). Популярность лидирующей четверки накануне первого тура примерно одинакова: чуть больше 20% у Ле Пен и Макрона и чуть меньше 20% у Фийона и Меланшона.

Нынешний президент страны социалист Франсуа Олланд из-за мизерного рейтинга отказался от участия в выборах, став первым президентом в истории Пятой республики, который не будет баллотироваться на второй срок, а поддержка кандидата от социалистов Бенуа Амона остается ниже 10%.

Европа затаила дыхание

За выборами во Франции с напряженным вниманием следят не только внутри страны, но и во всем мире, т.к. от их результата может зависеть будущее Европейского союза. Особое беспокойство вызывает возможность победы Марин Ле Пен, которая выступает за пересмотр отношений Франции с ЕС вплоть до выхода страны из состава сообщества и отказа от евро, а также за протекционистскую экономическую политику. Похожую позицию в отношении ЕС занимает и Меланшон, в то время как Фийон и Макрон поддерживают укрепление ЕС.

Кроме того, все кандидаты, кроме Макрона, выступают за сближение Франции с Россией, а Ле Пен и Меланшон считают, что стране нужно выйти из НАТО. Поэтому ставки на выборах очень высоки, а их результат может иметь далеко идущие последствия для проекта евроинтеграции и путей развития западного мира в целом.

Дезориентированный электорат

Главная особенность нынешних выборов – глубокое разочарование в "Республиканцах" и социалистах, которые попеременно правили страной многие десятилетия. Ослабление старых партий, многочисленность кандидатов и высокий рейтинг предлагающих радикальные решения политиков говорят о дезориентации электората и о том, что традиционное деление на "левых" и "правых" перестает быть определяющим фактором политики.

Характерно, что подавляющее большинство французов считают главными проблемами страны безработицу, терроризм и иммиграцию, 82% считают состояние национальной экономики плохим, а 56% - пессимистически относятся к будущему Европейского союза. За последние десять "республиканец" Николя Саркози и "социалист" Олланд, независимо от предвыборной риторики, проводили очень схожую политику и не добились никаких ощутимых позитивных результатов.

Неверие в способность политической элиты добиться перемен к лучшему толкает избирателей к более радикальным альтернативам, хотя люди справедливо опасаются, что непроверенные популисты наподобие Марин Ле Пен на практике окажутся демагогами, неспособными эффективно управлять страной.

Поэтому неудивительно, что около трети избирателей даже накануне выборов не определились со своими предпочтениями, а многие из остальных делают выбор неохотно, не столько с энтузиазмом голосуя за своего кандидата, сколько с тяжелым сердцем выбирая меньшее из зол.

Результат не поддается прогнозу

Расколотость электората и непривычная предвыборная обстановка делают результат выборов непредсказуемым. По данным опросов, Макрон имеет наилучшие шансы выйти во второй тур, где ему предсказывается победа против любого из вероятных противников.

С другой стороны, после референдума по брекситу в Англии и победы Дональда Трампа на президентских выборах в США, возможность которых социологи считали маловероятной, доверие к опросам заметно снизилось.

Когда во Франции попеременно правили две партии, смысл двухуровневой системы выборов заключался в том, чтобы не допустить прихода к власти радикальной третьей силы: если ее представителю и удастся пройти первый тур, то во втором туре избиратели сплотятся вокруг кандидата одной из традиционных партий.

Но на этот раз такая защита может не сработать. Во-первых, традиционные партии растеряли электорат и круг кандидатов резко расширился. Во-вторых, у всех кандидатов есть существенные слабые стороны: Эммануэля Макрона обвиняют в том, что он замаскированный ставленник обанкротившейся политической элиты, обещавший "честную политику" Франсуа Фийон замешан в коррупционном скандале, Жан-Люка Меланшона считают леворадикальным, а Марин Ле Пен – праворадикальным политиком.

Это может привести к тому, что многие избиратели во втором туре выборов просто не пойдут голосовать. Такая ситуация будет на руку кандидату с наиболее убежденными сторонниками, а как раз по этому показателю Макрон занимает последнее, а Ле Пен – первое место. Если на выборах в США за Трампа проголосовали миллионы людей, никогда прежде не голосовавших, то во Франции с ее традиционно высокой явкой может произойти обратное: миллионы всегда голосовавших людей не явятся во втором туре на избирательные участки.

В связи с этим социологам трудно сделать точную выборку, и опросы могут быть далеки от итогового результата. Как известно, прошлое поведение лучше всего прогнозирует будущее поведение, кроме случаев, когда оно меняется.

Пробуксовка демократии

Так или иначе, любой исход выборов расколет общество в стране, потому что значительная часть избирателей останется недовольна их исходом.

Говоря в целом, ситуация во Франции является еще одной иллюстрацией дестабилизации современной политической системы из-за нежелания или неспособности элит своевременно корректировать политику в соответствии с ожиданиями и опасениями избирателей. Пробуксовывание демократического механизма коррекции политического курса посредством выборов во многом объясняет и растущий евроскептицизм, поскольку накладываемые ЕС ограничения на действия национальных правительств резко сужают их возможности реагировать на проблемы в экономике.

Это дает отличную возможность популистам обвинять традиционные политические силы в обслуживании интересов глобальной финансово-промышленной элиты, а не собственной страны, а также подвергать нападкам Евросоюз, постепенно превращаясь из аутсайдеров в полноценных участников борьбы за власть, которые начинают регулярно преподносить неприятные "сюрпризы" на выборах.

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: