Писатель Матс Траат: никогда в жизни все мечты до конца не сбываются ({{commentsTotal}})

Писатель всегда пишет о современном, даже если обращается к событиям прошлых или будущих веков. Поэзия и проза Матса Траата уже полвека переводятся на русский язык. Дошла очередь и до романа "Hirm ja iha", написанного и изданного в 1993-м, через два года после восстановления независимости Эстонии.

Издательство Эстонский культурный центр "Русская энциклопедия" пополнило книгой "Страх и желание" (перевод Людмилы Симагиной) свою серию "Мир перевода — мир диалога" в год 100-летия Эстонской республики. Книга издана при поддержке фонда Eesti Kultuurkapital.

Исторические совпадения

Писательский багаж Матса Траата, отметившего два года назад 80-летие, огромный. И он не собирается паковать чемоданы. В интервью порталу rus.err.ee писатель поделился новостью, что скоро в журнале "Looming" появятся отрывки из сборника "Mõisanovell".

А новая книга на русском языке вышла накануне очередного дня рождения. Такое своеобразное поздравление-совпадение. На этом и других исторических совпадениях в обычной и литературной жизни Траата остановимся при знакомстве с новым переводом, презентация которого с участием писателя и переводчика прошла в пятницу в таллиннском Центре русской культуры.

Роман "Страх и желание" переносит читателя в не очень далекое прошлое, в середину 40-х прошлого века (в своих романах он обращался и к значительно более давним временам). Но именно тогда, после войны, начиналась важная историческая веха в жизни эстонцев в составе СССР. И еще теплились надежда и вера, что им вернут независимость американцы и англичане. А лесные братья с оружием пытались подтвердить эти ожидания, убивая советских солдат и эстонских активистов. Однозначного отношения к тем событиям не было тогда, нет и сейчас в эстонском обществе.

Как заметил в своем выступлении на вечере писатель, эта тема у эстонского читателя не популярна. И добавил, что писать об этом надо без гнева. Ему это удалось. Даже более того. Как сказала директор издательства и литературный редактор перевода романа Людмила Глушковская, "книга очень целомудренная". Она этим мнением-определением отметила и эротические сцены в романе, которые гармонично сливаются с трагическими ужасами и страхами, окружавших существование жителей эстонского поселка в 1946 году. А сквозной темой романа осталась мечта о независимости. О чем рассуждали все. Так что появление этой книги в 1993 году было актуально.

"Вся эта история у меня в голове, потому что в детстве я это все видел и слышал, - пояснил в интервью Траат, добавив, что очень много он потом узнавал из бесед с односельчанами, со своими старшими братьями. - У меня было пять братьев. Главный из них был на 50 лет старше меня. Так получилось, что у отца было четыре жены. Я все записывал. Но, как говорится, что было, то сплыло".

Страдания и желания в поселке N

Называть кого-то из персонажей романа героями литературный и человеческий язык не поворачивается. У них есть имена и фамилии, должности. Поселок без названия. В этом умысел и замысел писателя, как признался он сам. "Я не придумывал названия. Зачем и кому это нужно?" - заключил уроженец Южной Эстонии, давая понять, что это слепок событий, происходивших по всей стране в деревнях и поселках.

И судьбы многих людей были похожими. Среди них и люди-функции. Парторг, лектор. Но и с какими-то человеческими недостатками, проблесками достоинства, чести. А управляющий сельпо Ярв с настоящим человеческим достоинством. Он наотрез отказался подписать донос на бывшего констебля, не испугался давления парторга.

Вскоре констебля арестовали. Парторг под напором жены попытался предупредить соседа констебля, но не успел. При нем и взяли. А было парторгу на тот момент 25 лет. Бывший фронтовик с ранением. "И никто больше никогда не поверит, что он пришел сюда, чтобы предупредить. У него впереди могла быть еще долгая жизнь, он может повторять себе это, сколько угодно, снова и снова, но никто больше не будет верить ему. Никто. Никогда". Парторг Агу Кедрус через несколько дней погибнет.

Между завязкой и развязкой в романе много кульминаций. Есть и эпизоды с эротическими кульбитами Вальве, жены Агу. Собственно и развязок не менее двух. Много личных характеристик всех персонажей, которые передаются через внутренние монологи. Чем особенно привлекает роман.

На обложке романа художник Вера Станишевская постаралась подчеркнуть жизнелюбивое содержание книги. И одной деталью отметила еще, что это своеобразный стоп-кадр одного из этапов эпохи, начавшейся 100 лет назад.

Сейчас новый этап. Он волнует писателя. "Людей не хватает — это самый серьезный вопрос", - заметил он в конце интервью.



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: