К заражению коронавирусом в больницах привели человеческие ошибки и экономия средств защиты ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Cоветник Департамента здоровья Ирина Донченко.
Cоветник Департамента здоровья Ирина Донченко.

До сих пор говорилось о распространении коронавируса в трех больницах, но на самом деле таких случаев было больше. По словам советника Департамента здоровья и эпидемиолога Ирины Донченко, распространению вируса в больницах способствовали человеческие ошибки и желание сэкономить индивидуальные средства защиты. Также в нескольких больницах были проблемы с инфекционным контролем.

В интервью "Актуальной камере" Ирина Донченко рассказала о проблемах в начале пандемии и извлеченных уроках.

- Были ли очень большие вспышки COVID-19 в больницах в Эстонии?

- Работники здравоохранения, которые ежедневно контактируют с больными, представляют собой самую большую группу риска. Неизбежно, случаи заражения возникают в медицинских учреждениях, в том числе среди медработников. Причины разные. Если профилактические меры должным образом не выполняются, болезнь будет распространяться от больных к здоровым, и это было особенно в начале, когда мы мало знали о вирусе.

Это нагрузка была очень большой (в больницах - ред.), плюс человеческий фактор. В больницах есть руководства по инфекционному контролю, они установлены законом, но нехватка ресурсов сделал свое дело.

- Что вы имеете в виду?

- Специалистов по инфекционному контролю мало, небольшие больницы не могут позволить себе ​​роскошь иметь такого специалиста на полную ставку. И человек работает на поставки в одной больнице и на поставки в другой. В крупных больницах такие отделения существуют, но, к сожалению, они есть не везде.

- В скольких больницах не было инфекциониста врача или медсестры во время вызванного коронавирусом кризиса?

- С самого начала у нас самая большая проблема была с больницей в Курессааре. Там заболевание распространилось среди персонала - заразились 89 человек, из которых 39 были врачи, а 42 – работники по уходу. Там было довольно много заболевших, и можно предположить, что и ошибок было сделано больше.

- Говорилось, что в Курессаареской больнице долгое время вообще не было инфекционного контроля, потому что просто не было человека, который мог бы выполнять эту работу.

- Это так. Когда началась вспышка, то из Северо-Эстонской региональной больницы туда был сразу направлен человек, который начал организовывать эту работу.

- Были ли, помимо больницы в Курессааре, и другие больницы, где отсутствовал инфекционный контроль, но им просто повезло, потому что пациенты с коронавирусом не попали в эти больницы?

- Внутрибольничное распространение заболевания у нас произошло в нескольких больницах: в больнице Курессааре, Северо-Эстонской региональной больнице, Ляэне-Таллиннской центральной больнице, Пярнуской больнице, несколько случаев было в Клинике Тартуского университета и в больнице Раквере.

В Северо-Эстонской региональной больнице случаи заражения первоначально были связаны с заражением во время поездок в отпуск, но позже было несколько случаев передачи вируса от персонала к персоналу, но, к счастью, там было зарегистрировано не так много случаев по сравнению с Ляэне-Таллиннской центральной больницей, и особенно с больницей Курессааре.

- В разгар кризиса финны задавались вопросом, почему так много пациентов в Эстонии заразились в больницах. Что пошло не так, почему находившиеся в больнице на лечении люди заразились еще и коронавирусом?

- Кризис выявил множество узких мест, и одним из них была большая нехватка средств индивидуальной защиты. Их экономили, и из-за этой экономии не удалось удержать вирус под контролем. Ходили на работу больными, не осознавали опасности того, что болезнь может распространяться так быстро, не оставались дома, не придерживались 14-дневной самоизоляции.

- В скольких случаях вспышка началась из-за того, что один медработник работал в нескольких учреждениях и мог переносить заболевание из одного учреждения в другое?

- Такие случаи были в Западном регионе. Во время таких кризисов персонал должен быть прикреплен к своему месту работы. Мы это подчеркивали и для домов по уходу, но этого очень трудно придерживаться. Например, если один человек работает на первом этаже дома по уходу, то он не должен ходить на второй или третий этаж.

В больницах инфекция передавалась из одного отделения в другое, например, в Ляэне-Таллиннской центральной больнице. Больницы, в общем, справились хорошо, хотя в Ляэне-Таллиннской центральной больнице и больнице Курессааре случаев заражения было много.

- В каких больницах было зарегистрировано наибольшее число заболевших среди врачей и пациентов?

- В больнице Курессааре, но весь Сааремаа был большим очагом, и у них была большая нагрузка. На начальном этапе было очень сложно бороться с COVID-19. Когда на помощь пришли другие больницы, когда были назначены медицинские руководители доктор Попов и доктор Варблане, то было организовано лечение вместе с инфекционным контролем.

Все такие процессы необходимо регулярно проверять, потому что мы думаем, что знаем все, но иногда что-то остается несделанным.

Свою роль здесь сыграли и человеческие ошибки, потому что очень важно надевать средства индивидуальной защиты, но особенно важно их (правильно - ред.) снимать. Обычно рядом находится другой человек, который наблюдает за тем, как снимаются защитные средства и говорит, если что-то делается не так. По-человечески это понятно, когда проработавший весь день медицинский работник устал,  делает ошибку и не замечает ее.

- Говорили, что в больнице в Куресааре был один суперзаражатель, который много передвигался по больнице и неосознанно распространял вирус.

- В каком смысле суперзаражатель? Если человек, будучи не совсем здоровым, заходил в отделения, ходил в столовую, на консультации с больными, то он вступал в контакт с другими людьми и через это происходило дальнейшее распространение.

- Вы определили, какая должность была у этого человека?

- Сейчас я оставлю ваш вопрос без ответа. Но думаю, что таких было много. Когда человек ходит больным на работу, он опасен для окружающих. Если он во время работы вступает в контакт с другими людьми, а другие не носят средства индивидуальной защиты, риск заражения очень высок. Как и при других капельных инфекциях.

- Много говорилось, что в начале проведения тестов drive-in в Курессааре что-то было сделано неправильно, и инфекция распространялась оттуда, хотя само решение было очень хорошим.

- В самом начале возможности тестирования Департамента здоровья были очень ограничены, и очень хорошо, что пришла помощь, но были некоторые организационные вопросы, которые можно было бы решить лучше. Именно с точки зрения контроля распространения этой инфекции.

- О чем вы говорите?

- Не все контакты, которых можно было избежать, были исключены. Например, когда больной человек был вместе с другими, то иногда средства индивидуальной защиты не использовались. Это могло быть вызвано как отсутствием средств индивидуальной защиты, так и незнанием. Этого нельзя было делать, но понимание того, что можно было бы сделать иначе или более безопасно, пришло потом.

- Теперь стало ясно, был ли на Сааремаа вирус занесен из больницы в дома по уходу или из домов по уходу в больницу?

- Произошло перекрестное распространение вируса, жесткий запрет не работать в двух местах был принят позже. Но жизнь есть жизнь, и заболевшие люди ходили на работу.

- В чем разница между вспышкой заболевания в больнице ​​Курессааре и Ляэне-Таллиннской центральной больнице?

- В больнице Курессааре был один из основных источников инфекции, с большим количеством пациентов, чем где-либо еще. В начале пандемии большинство случаев было зарегистрировано на Сааремаа, там было достаточно широкое распространение вируса,  вирус можно было получить повсюду.

В начале правила не соблюдались, например, не придерживались дистанции, поскольку вирус не воспринимался как сильно агрессивный. Персонал боялся, некоторые взяли больничные листы, и из-за нехватки персонала люди ходили на работу, не будучи здоровыми. Совпадение обстоятельств не способствовало предотвращению распространения вируса на Сааремаа.

- По-человечески понятно, что в островной больнице не было инфекционного контроля, но если где-то в Эстонии это должно быть хорошо организовано, то это должна быть Ляэне-Таллиннская центральная больница. Как им удалось оказаться в такой ситуации?

- Чтобы предотвратить распространение вируса, необходимо соблюдать все правила. Если какими-то правилами пренебрегают, возникает инфекция и заболеваемость. Ошибки были сделаны в некоторых процедурах, например, не использовались бахилы. Вирус может передаваться от отделения к отделению не только через руки, но и через обувь. Маска должна меняться после каждого пациента.

- Как мы выглядим по сравнению с остальным миром - у нас было больше внутрибольничных заражений, чем у других?

- В настоящее время нет данных для сравнения. Было сказано, что такие случаи в больницах были. Чем выше распространение вируса в больничной зоне, тем выше риск заражения и это зависит и от возможностей больницы.

- Какие работники в больницах подвергались наибольшему риску?

- Те, кто больше контактировали с пациентами и не носили средств индивидуальной защиты, то есть работники по уходу. Часть этих работников из-за своего возраста также находится в зоне риска, и все это способствуют заболеванию.

- Какой самый важный урок был получен из первого кризиса, чтобы в случае новой волны больше не было внутрибольничной передачи вируса?

- Больным оставаться дома, этого правила надо придерживаться на 500%. Также очень важно правильное ношение средств индивидуальной защиты.

- Но что делать осенью в ситуации, когда у нас не только врачи, но медсестры и работники по уходу работают в нескольких больницах?

- Сотрудники не должны работать более чем в одном месте, так как очень легко перенести вирус из одного учреждения в другое.

Редактор: Надежда Берсенёва

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: