Гречкохайп, ковидло, карантец: в пандемию русский и другие языки пополнились рядом новых слов ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Пандемия обусловила появление новых слов в разных языках. Иллюстративная фотография.
Пандемия обусловила появление новых слов в разных языках. Иллюстративная фотография. Автор: Pixabay

Ученые-лингвисты из России, Финляндии, Швеции и Испании рассказали, какие новые слова появились в период пандемии коронавирусной инфекции. Оказалось, что языки четырех стран пополнились не только медицинской терминологией, но и словами, напрямую отражающими сложившуюся ситуацию.

"Актуальная для этого года тема COVID-19 обретает новые грани как исследовательская проблема мирового масштаба в социокоммуникативном и лингвистическом аспектах. Исследователи обращаются к проблеме языкового реагирования на социально-психологическую обстановку, сложившуюся в разных странах в эпоху коронавируса", – рассказала профессор кафедры русского языка, общего языкознания и речевой коммуникации Уральского федерального университета (УрФУ) Татьяна Ицкович.

В русском лексиконе появились такие слова как коронавирье, карантец, ковидло, макароновирус и гречкохайп (нездоровый ажиотаж, связанный с массовой закупкой макарон и гречки), маскобесье, вируспруденция, карантэ (умение владеть собой в самоизоляции), расхламинго (популярное домашнее занятие, связанное с уборкой в доме во время вынужденного карантинного безделья). Появились номинации людей с их отношением к пандемии: коронапофигисты, ковигисты, карантье (владелец собаки, сдающий ее в аренду для прогулок), голомордые.

В Финляндии эпидемия породила десятки слов с первой частью "korona": koronavelka (государственный заем для покрытия расходов, вызванных пандемией), koronatuki (господдержка для фирм и организаций), koronakuri (коронная дисциплина), koronalinko (человек или место, эффективно распространяющие вирус вокруг себя, "суперзаражатель"), koronapakolainen (человек, сбежавший в провинцию, чтобы избежать заражения) и другие.

В Швеции, к примеру, появились такие слова, как coronasjuk или coronadrabbad (больной/пораженный ковидом/короной), coronaavstånd (расстояние при общении в период короны, социальная дистанция), coronaoffer (жертва короны), coronatider ("времена короны"), folkhälsonationalism (коронапатриотизм), coronahälsning (приветствие на расстоянии без пожатия руки).

"Новым словом является композит tegnelleffekten ("эффект Тегнелла"), первая часть которого включает фамилию главного эпидемиолога Швеции Андерса Тегнелла. За этим словом стоит эффект его популярности, возникший в результате его каждодневных выступлений на пресс-конференциях УОЗН, передававшихся по шведскому телевидению. Спокойный, ровный и даже скучный тон чиновника, его независимость от мнения других и критики извне, упорство в отстаивании шведской стратегии в борьбе с коронавирусом вызывали и вызывают симпатию многих шведов и доверие к действиям экспертов и властей. Несмотря на признание ряда ошибок, доверие к нему как эксперту и представителю власти продолжает сохраняться", – сообщила профессор Стокгольмского университета (Швеция) Надежда Нильссон.

По словам профессора Гранадского университета (Испания) Рафаэля Гусмана Тирадоа, социальные сети Испании стали колыбелью появления неологизмов. Некоторые возникали как мемы, другие – из-за отсутствия термина, который мог бы описать ситуацию или чувство соответствующим образом. В результате появились такие слова как сoronacrisis (коронакризис), coronials (корониалы – поколение, которое рождается во время карантина), coronaburro (корона-ослик) и иронический призыв к al confinamiento (конфиттинг – увеличение веса при отсутствии физических упражнений и наличии лишних калорий), balconazis (балконнации – люди, оскорбляющие тех, кто ходит по улице). Появились также термины infodemia и desinfodemia.

"В ситуации социального напряжения ярко проявляется присущий русской лингвокультуре словоцентризм: активизируются креативные операции как с планом выражения, так и с планом содержания словесных знаков, актуальных для текущего времени. Языковая игра является одним из способов адаптации к психологически трудному периоду в жизни общества. Велик пласт окказиональной лексики, иронически передающей состояние общества", – пояснила профессор кафедры русского языка, общего языкознания и речевой коммуникации УрФУ Ирина Вепрева.

Полное описание новой лексики филологи обещают представить в свежем номере журнала Quaestio Rossica.

Редактор: Евгения Зыбина

Источник: Уральский федеральный университет

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: