Катри Райк: восточная граница Европейского союза не должна полностью опустеть

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Интервью Тоомаса Сильдама с Катри Райк. Автор: Priit Mürk/ERR

У нее было все – работа в Рийгикогу и уютная квартира в центре Таллинна. Месяц назад она отказалась от них и села в Нарве на неустойчивый табурет на трех ножках. Какой кажется жизнь в Эстонии из приграничного города? Об этом рассказывает мэр Нарвы Катри Райк (Социал-демократическая партия).

- Жалели в последние две недели, что ушли из Рийгикогу?

- Ни разу.

- Может быть, Центристская партия постаралась бы переманить вас и включить в состав нового правительства?

- Я уже была министром. В этой работе есть два приятных дня: с цветами в первый рабочий день и с ними же в последний. А между этими двумя днями у тебя ощущение, что в 7 утра тебя подключают к электросети, а в 11 вечера отключают.

Так что желаю сил всем новым министрам, особенно тем, кто раньше министерский пост не занимал. Легко не будет, но будет интересно.

- Вы были в Рийгикогу председателем антикоррупционной специальной комиссии. Вы удивились, когда 12 января Центристской партии и ее генсеку Михаилу Корбу предъявили подозрение в коррупции?

- То, что с Porto Franco не все гладко, а меры Kredex не были достаточно прозрачными, было указано в аудите Госконтроля, и канцлер права обращала на это внимание. О немного беспорядочных финансовых делах Центристской партии антикоррупционной комиссии было известно и раньше...

- Какого поведения вы ожидали от Юри Ратаса? Что он только извинится или все же уйдет в отставку?

- Так как извинение последовало, то я, честно говоря, отставки особо не ожидала, поэтому была приятно удивлена.

Я работала в первом правительстве Юри Ратаса министром внутренних дел. С ним хорошо работать, он командный игрок и исключительно уравновешен. С ним все чувствуют себя достойно. Для меня как министра-новичка Юри Ратас был большой поддержкой. Никогда не забуду, как на первом инфочасе Рийгикогу он по сути держал меня за руку, чтобы я не боялась отвечать Марту и Мартину Хельме. Очень трогательный момент. Поэтому мне немного жаль, что он ушел в отставку.

- Какая коалиция должна была сформироваться на обломках старого союза, на ваш взгляд?

- Надеялась, что дверь правительства откроется и для соцдемов. Что бы ни говорили политики, но все хотят быть в правительстве и при власти. Так что я надеялась на коалицию центристов, соцдемов и отечественников, хотя прекрасно понимаю, что руководить таким правительством, когда в парламентской фракции "Отечества" образовалось два крыла – Кийслера и Сеэдера – было бы сложно.

- Что думаете о правительстве Каи Каллас?

- (Пауза) Разумное ведь.

Я каждый вечер смотрела "Актуальную камеру" словно сериал Õnne 13. Когда знаешь людей, которые ведут переговоры, то особенно интересно следить, до чего договорились и к чему в итоге придут. Была удивлена числом женщин в правительстве и неизвестными для общественности людьми. Самым неожиданным стало назначение префекта Кристиана Яани министром внутренних дел.

- Вы правда не думали, следя за коалиционными переговорами реформистов и центристов, что было бы здорово оказаться в этом правительстве?

- Я иногда проигрываю сценарии, что было бы, если бы я была в такой ситуации. Но я в первую очередь думала о том, что скажет новый министр образования Лийна Керсна.

Мы сейчас в образовании сфокусировались на эстонской русской школе. Если раньше мы говорили об изучении эстонского языка, то теперь – об эстоноязычном обучении. И к моему ужасу, речь опять о планах, разработке методики и поиске учебных средств. У нас есть и средства, и методика, давайте уже действовать!

- Эстония начинается с Нарвы?

- Европа начинается с Нарвы. Эстония начинается с Нарвы.

Десять лет назад из Таллинна казалось, что до Нарвы – восемь часов. А сейчас кажется, что четыре (усмехается). Если смотреть из Нарвы, то до Таллинна на поезде по-прежнему 2 часа 36 минут или два раза в неделю 2 часа и 15 минут.

В Нарве я почти каждый день слышу фразы "У них там в Эстонии" и "У них там в Таллинне".

- Эстония от Нарвы далека?

- К сожалению, сейчас кажется именно так.

Баллотируясь на пост мэра, я сказала, что Нарве следует больше повернуться к Таллинне, а Таллинну – к Ида-Вирумаа. Вроде пустой лозунг, но чрезвычайно важный.

- Нарва для нарвитян словно маленькая родина. Это ваши слова. Немного закрытая и замкнутая в себе?

- Город заново начал свою историю в 1944 году. Жители Нарвы, примерно 15 000 человек, в конце января и начале февраля 1944 года уехали. Город по сути был уничтожен.

Люди приезжали в Нарву волнами, сначала из голодных районов [Северо-Запада России], Пскова или Ленинградской области, потом ингерманландцы-финны, потом бывшие заключенные, которым было запрещено жить в большом городе, а затем ударники. Нарва возродилась. Из нынешних жителей Нарвы лишь половина родилась в Эстонии.

- Половина нарвитян родилась в свободной Эстонии. Их единственный дом – Нарва, своеобразная русскоязычная Эстония, цитируя вас. Русскоязычная, но как настроенная?

- Не берусь судить относительно настроенности, но приведу один пример. Когда в конце прошлого года в Нарве случился вакуум власти, старой власти выразили недоверие, а новой еще не было, то в поддержку бывшего мэра начали собирать подписи. Сборщики подписей побывали и у родителей одного моего знакомого. Напугали их, что когда к власти придет эта эстонка, Катри Райк, то их вышлют в Ивангород.

Когда один русский пугает другого высылкой в Россию, это показывает смену менталитета. А когда пугают эстонцем, то это настораживает.

- Это вывод, основанный на вашем собственном опыте – "жить в Нарве – это как ходить по острию ножа, ты не нравишься эстонцам, потому что слишком дружелюбно настроен к русским, а русским не нравишься, потому что ты эстонец до мозга костей"?

Интервью Тоомаса Сильдама с Катри Райк. Автор: Priit Mürk/ERR

- Да. Я допустила ошибку, когда по просьбе редакции Maaleht попыталась объяснить, что такое 9 Мая в Нарве. Это был полный провал. Я написала статью, по-моему мнению, честную, о том, что думают о 9 Мая в Нарве. Мне досталось от всех. Так что в календаре за 8 мая могло бы сразу идти 10-е (улыбается).

- Почему вам досталось?

- Некоторые эстонцы посчитали, что 9 Мая нужно вообще запретить и нечего тут разбираться в человеческом восприятии истории. А нарвитянам не нравится, когда лезут к ним в душу. Им не понравилось, что я осмелилась сказать: для одних это день памяти предков, а для других – тех, кто не поддерживает Эстонское государство, это день демонстрации настроенности.

Но празднование 9 Мая не является в Нарве проблемой номер 1. Это даже не проблема номер 101. Пусть люди отмечают так, как им хочется. Не будем вмешиваться. Ясно, что мероприятия в честь 9 Мая не стоит устраивать мэрии или горсобранию, но город может поддержать их через какое-нибудь НКО.

Я в этот день не собираюсь прятаться в своем кабинете, а пойду на мероприятие. Выступать не буду, но пойду. Там ведь мои люди, и я должна их понять. Я ведь тоже жду, что они придут 24 февраля на церемонию поднятия флага.

- Зачем нарвитянам знать эстонский язык, если им не с кем на нем разговаривать в городе, в котором проживает всего 5% эстонцев?

- Жизнь нарвитян не должна ограничиваться Нарвой. В образовании Нарвы один из сложнейших аспектов заключается в том, что если мы в центре профессионального образования обучаем инфотехнологиям или обслуживанию только на русском, то ограничиваем жизнь этих молодых людей Нарвой, Силламяэ и частично Таллинном.

Интервью Тоомаса Сильдама с Катри Райк. Автор: Priit Mürk/ERR

Владение эстонским языком дает свободу, уверенность в себе и что самое главное – возможность учиться дальше. Тех, кто учится сейчас в русской основной школе, в вузы поступит вдвое меньше, чем тех, кто учится на эстонском языке или в классах погружения. И еще меньше попадет в магистратуру.

Следует стремиться к более единой системе образования и всячески способствовать обучению эстонскому языку.

- Помните плакаты партии Eesti 200 "Тут только эстонцы" и "Тут только русские"?

- Конечно, помню. В случае этих плакатов было плохо, что партия на следующее утро не смогла объяснить, что она хотела сказать.

- Но они правы в том, что в Эстонии существует два параллельных мира?

- И да, и нет. Есть два параллельных общества, но есть и те, кто пробирается через эту толстую стеклянную стену то на одну, то другую сторону. Очень многие русские чувствуют себя в Эстонии, как дома, и вовлеченными. Также есть эстонцы, подобные мне, кто отправился в русскоязычную Эстонию и довольно хорошо в ней интегрировался.

- Вы образно выразились, что "незнание языка – плохое или нулевое владение эстонским языком нарвской молодежи – это сыр в мышеловке их потенциальной бедности". Этот сыр и мышеловка еще больше усугубили ситуацию "тут эстонцы, а тут русские".

- Да, язык нужно учить, он дает свободу.

Как учить – хороший вопрос. Начнем с детских садов. Сделаем так, чтобы в Эстонии через три-четыре года были только три вида садиков: эстоноязычные, с полным погружением или частичным погружением. Это было бы нам под силу.

Интервью Тоомаса Сильдама с Катри Райк. Автор: Priit Mürk/ERR

И не будем себя обманывать, что это не приведет к изменениям в основной школе. Это неизбежно приведет к использованию методики погружения в основной школе. Иначе получается так, что ребенок быстро учит язык, а потом также быстро его забывает.

- Помните, что перед выборами в Рийгикогу в 2019 году все партии, кроме Центристской, согласились с необходимостью единой эстонской школы?

- Это красивый лозунг, который в реальной жизни зачастую забывается. Нам прекрасно известно, что коллеги-политики из Центристской партии уже 14 лет пытаются сохранить ситуацию, в которой мы находимся сейчас. Последнее решение относительно русскоязычных школ было принято в 2007 году, оно касалось перевода гимназии на частичное преподавание на эстонском языке.

- Но идею снова прописали в коалиционном договоре.

- Меня напугало, когда однажды утром я услышала от участвовавшего в коалиционных переговорах ведущего политика о том, что они ищут подходящую формулировку. А не подходящее решение.

В коалиционном договоре есть все важные слова – школа, детский сад, эстонский язык, эстоноязычное обучение. Но начинается все со слов о составлении плана. У нас полно таких планов. Нужно начинать действовать.

- Что может сделать Нарвская мэрия? Сможете сделать эстоноязычными все детские сады города?

- Это возможно в случае согласия горсобрания. Но мы непременно обсудим в ближайшее время, что мы можем сделать сами осенью 2021, 2022 и 2023 года, чтобы продвинуть качественное обучение эстонскому языку.

Официально половина детских садов Нарвы – группы с погружением. Но лишь половина педагогов в детских садах владеют эстонским на уровне В2 или С1. Так что мы точно не знаем, как проходит погружение. Нужно послушать директоров школ и детских садов, чиновников сферы образования и составить для себя конкретный план. Если государство не способно принимать решения, но должна действовать местная власть.

На это есть и мандат людей. Если посмотреть, какие крутые автомобили стоят перед единственным в Нарве детским садом с полным погружением, то нет сомнений, какая методика соответствует ожиданиям родителей. Точка. А если посмотреть, сколько детей хотят попасть в Ваналиннаскую государственную школу с качественным погружением, то там можно было бы открыть три первых класса, вместо нынешних двух.

- Извините, Катри Райк, ваш план не совсем понятен.

- План – продвигать качественное языковое погружение в детских садах и начальных классах. В ближайшее время хочу поговорить с директором центра профессионального образования, обсудить, что может сделать город, чтобы это учебное заведение повысило объем преподавания на эстонском. Нарва – промышленный город, продвижение здесь эстоноязычного профессионального образования очень важно.

- По словам президента Керсти Кальюлайд, проблема Нарвы в том, что долгое время было непонятно, как городская власть ведет дела. Вы теперь знаете как?

- Я знаю, как стараюсь работать я. Первые шаги, как сделать власть более прозрачной, например, заключаются в том, что 29 января будут избраны новые председатели и вице-председатели комиссий горсобрания. Места вице-председателей будут принадлежать оппозиционным депутатам, к тому же они будут членами ревизионной комиссии. Я слышала, что они этого не хотят, но это другой вопрос.

- Очень печально, что не хотят.

- Да, но это их выбор.

В Нарве важно, чтобы выборы руководителей городских учреждений и предприятий с участием города проходили открыто, с привлечением фирм по набору персонала. Также важно, чтобы образовательными учреждениями руководили не исполняющие обязанности, а избранные люди. Мы углубимся в городские учреждения, чтобы понять, как там налажен рабочий процесс. Беда Нарвы в том, что на работу пристраивали своих ближайших родственников.

Интервью Тоомаса Сильдама с Катри Райк. Автор: Priit Mürk/ERR

- Если посмотреть на самоуправления Нарвы, Йыхви и Кохтла-Ярве, то прозрачности и доходчивости явно не хватает. Почему? Центристская партия считала Ида-Вирумаа своим, и остальные туда не особо стремились?

- Центристскую партию тут хорошенько использовали. Центристы не смотрели, кто прикрывался именем партии и как тут делались дела. Я видела большой интерес Центристской партии, по крайней мере, к Нарве.

- Вы читали коалиционный договор правительства Каи Каллас. Там есть предложение: "Откажемся от производства сланцевой электроэнергии не позднее 2035 года и использования сланца в целом – не позднее 2040 года". Что это означает для Ида-Вирумаа?

- Жителей Ида-Вирумаа прежде всего волнует, что будет в 2021 году. Построят завод по производству масла или нет? Он создаст рабочие места.

В сланцевом секторе сейчас занято 5800 человек, их средняя зарплата – 1700 евро. Люди весьма напуганы тем, что будет. Как говорят в Нарве: будет ли справедливый переход справедливым для нас, вот в чем вопрос.

- Каков ответ?

- Надеюсь, что будет. Вопрос в том, какие рабочие места появятся в Ида-Вирумаа. Смогут ли местные предприниматели ходатайствовать о пособии справедливого перехода? Речь не только о пособиях, но и кредитных пакетах. Какие эстонские и европейские предприятия готовы перебраться в Нарву?

Крупнейшая проблема Нарвы – низкие зарплаты. Люди зачастую получают минималку или чуть больше, выполняя простую работу, делают кабели или металлические детали. Я не говорю уничижительно. В Нарве и коробки передач для Porsche делают.

Ясно, что более высокая зарплата предполагает наличие лучшего образования, лучших знаний и умений. На следующей неделе у нас встреча с местными крупными предпринимателями. Предложим им помощь в ходатайствовании средств справедливого перехода, если им это нужно.

Если вопрос с более высокооплачиваемыми рабочими местами не решится, Нарва продолжит пустеть. По состоянию на сегодняшнее утро, 32% населения Нарвы составляли люди старше 60 лет. Так что Нарва – столица пенсионеров.

На самом деле тут принималось много глупых решений. Кто не помнит, как в 2010 году окончательно закрыли Кренгольм, а ткачихам предложили переучиться на флористов.

Сейчас вопрос в том, на кого смогут переучиться люди из сферы энергетики? Я верю только в такое обучение, когда человек наперед знает, где потом будет работать. Убеждать людей пойти переучиваться, а там посмотрим, что с ними будет – это не работает.

- Может быть, прав председатель правления VKG Ахти Асманн, считающий, что правительство допускает ошибку, желая так быстро отказаться от использования сланца?

- Я не эксперт по сланцу, не берусь судить. В любом случае я согласна с теми жителями Ида-Вирумаа, которые говорят, что пока нового плана нет, от старого отказываться не стоит.

Поэтому именно завтра, а не через три года, нужно сказать, что мы делаем. Шаг один, два и три. Кого мы призовем инвестировать в Ида-Вирумаа? Местоположение Нарвы не поменяется, мы по-прежнему находимся в начале Европы и напротив России. Посмотря на карту, возможные инвесторы пожмут плечами. Но плюс Нарвы в том, что несмотря на низкие зарплаты, 600-700 евро в месяц, по словам предпринимателей, как только открываешь маленький бизнес, например, пошивочную мастерскую, на одно рабочее место претендует от пяти до десяти человек. То есть в Нарве очень много людей, которые привыкли работать с утра до вечера.

Я пытаюсь понять, кто готов инвестировать в Нарву и что возможные инвесторы ожидают от города. Четкого ведения дел, это понятно. И чтобы никто не сказал "по 10% одному и второму серому кардиналу, тогда будем действовать дальше".

Сегодня утром такими опасениями со мной поделился один крупный эстонский предприниматель, объясняя, почему он до сих пор не инвестировал в Нарву. Знал, что 10% придется заплатить определенным людям.

- Теперь он будет инвестировать?

- Надеюсь.

- Я снова процитирую президента в интервью "Северному побережью". Она назвала Нарву и Ида-Вирумаа единственными регионами Эстонии, где "можно построить завод, тогда как в других местах нельзя даже курятник сколотить". Эстонские промышленники это знают, поэтому у людей из сферы энергетики хорошие перспективы, отметила президент. О каких перспективах речь?

- О чем мы только что говорили. Если тебе вместо 1700 евро предлагают работу за 900 евро, то жизнь меняется существенно. Вопрос в создании рабочих мест с более высокой зарплатой. Нужно найти инвесторов, которые смогут эти рабочие места создать.

Я намерена встретиться с главой Eesti Energia Хандо Суттером и председателем совета Вяйно Калдоя. Хочу узнать о планах концерна, сколько рабочих мест будет в новых, зеленых проектах. Люди должны сохранить свои доходы, получить достойную работу.

- Новая коалиция обещает наряду с Фондом справедливого перехода дополнительные средства на создание рабочих мест в Ида-Вирумаа. Если честно, я не понимаю, на что собираются потратить эти дополнительные деньги?

- Я тоже не понимаю. Звучит хорошо, как и должно звучать в коалиционном договоре.

Что касается дополнительных средств, то тут жители Ида-Вирумаа настроены скептически по праву. Можно, конечно, сказать, что денег особо не дадут, потому что местная власть давно подозревается в коррупции. Однако Нарва получила средства на строительство дорог, о которых давно ходатайствовала. Также есть крупные проекты: Ратушная площадь, госгимназии, было построено здание Академии внутренней обороны.

Но в крупных инвестициях нуждается Нарвская больница. Недостаточная врачебная помощь – одна из больших проблем. Последний врач, получивший образование в Эстонии, приехал из Тарту в Нарву в 1988 году. Тут нужны изменения не только в инфраструктуре.

Что еще? Нарве нужны новые спортивные сооружения. К несчастью, нужен и новый дом попечения, так как сейчас очередь в имеющемся составляет 130 человек.

- Катри Райк, вы говорите о бетоне, а я о том, как на средства Фонда справедливого перехода и правительства помочь людям, которые в результате зеленого переворота останутся без работы.

- Я рассказала о том, какие инвестиции нужны городу. Предприниматели скажут то же самое: городу нужны хорошие среда, образование и врачебная помощь, а с предринимательством мы сами разберемся.

Деньги справедливого перехода должны пойти на создание рабочих мест. Будем честны, рабочие места в Нарве и Ида-Вирумаа, как правило, создают предприниматели, которые сами в Нарве не находятся. Я очень надеюсь на Eesti Energia, на новых крупных предпринимателей, которые могли бы приехать в Ида-Вирумаа из Таллинна или его окрестностей.

- Может быть, следует подумать о налоговых послаблениях для предприятий, создающих в Ида-Вирумаа рабочие места?

- Вывод последнего исследования Praxis состоит в том, что в Ида-Вирумаа нужно создать особую экономическую зону. Это как раз и означает налоговые послабления.

Это одна из возможностей, о которой и раньше говорили. Теперь самоуправлениям Ида-Вирумаа следует объединиться и заявить, что это наша единственная возможность.

Интервью Тоомаса Сильдама с Катри Райк. Автор: Priit Mürk/ERR

- В Таллинне довольно много тех, кто опасается выражения "Ида-Вируская особая экономическая зона".

- Мы можем называть это как угодно. Ясно одно, в случае Ида-Вирумаа мы заодно решаем проблему безопасности. Восточная граница ЕС не должна опустеть совсем. Мы ведь хотим, чтобы идавирусцы каждый день радовались рассвету и хотели жить в Эстонии.

- Вы знаете, что беспокоит нарвитян?

- До переворота власти мы с нашей фракцией в горсобрании при помощи Norstat провели опрос и выяснили, что каждый второй нарвитянин беспокоится из-за своей работы или низкой зарплаты. Второй вопрос касался отсутствия у города плана развития и связанных с городской властью проблем, коррупции. Для жителей Нарвы очень важны дороги и освещение. Что скрывать, вечером в Нарве весьма темно, а на улицах легко споткнуться. Я и сама спотыкалась.

- Недавно в магазины поступила ваша книга об истории Нарвы "Последний добрый дом". Звучит так, словно Нарва находится где-то на краю, и за ее пределами все хорошее заканчивается.

- Ну пусть будет первый добрый дом (смеется). "Последний добрый дом" – из "Хоббита". Но этот мотив неоднократно встречается в путевых заметках XVIII и XIX веков: в Нарве заканчивается немецкоязычный мир и начинается русскоязычный. Через Нарву до середины XIX века проходила основная дорога между Европой и Петербургом. А книга сама по себе, если позволите немного рекламы, лучший путеводитель по Нарве...

- ERR не публикует рекламные тексты.

- Тогда больше рекламировать не буду, но приглашаю всех летом в Нарву. Мы откроем велодорожку. Надеемся, что сможем взять в прокат электросамокаты. И если получится, то между Нарвой и Нарва-Йыэсуу будет регулярно ходить судно на 60 пассажиров с буфетом на борту. Осмелюсь посоветовать всем взглянуть на Нарву и Россию с реки, это очень эмоциональное зрелище.

- То есть летом в Нарве и Нарва-Йыэсуу будут открыты рестораны, отели, кафе, буфеты, от Ro-Ro до Franzia?

- Надеемся. Хотя сейчас ситуация с коронавирусом в Нарве оставляет желать лучшего. Мы не смогли даже открыть все классы, только начальные плюс 9-е и 12-е. И на следующей неделе обучение продолжится с 50-процентной заполняемостью.

В Нарве проблема в том, что люди не сидят на карантине. Люди не хотят терять в зарплате. К сожалению, люди также не понимают, что не стоит навещать бабушек и дедушек, передавая им вирус. Нарвитяне скептически настроены к вакцинации.

- По словам некоторых, это обусловлено тем, что многие нарвитяне живут в российском информационном пространстве.

- Я бы так не сказала. В Эстонии достаточно информации на русском языке, Радио 4, ETV+, местные газеты хорошо выполняют свою работу. Но люди живут в многоквартирных домах, ездят вместе в лифтах, работают в больших коллективах. Плюс маленькая зарплата, не хотят брать больничный. Я пытаюсь понять горожан, но не понимаю, когда не сидят на карантине.

- В интервью Maaleht вы описали, как сидите на трехногом табурете. В политическом смысле ваша должность настолько нестабильная, что неизвестно, две недели вы на ней проведете или 20 лет. Сколько, по вашему мнению, вы на этом посту пробудете?

- Скоро исполнится месяц, и сейчас кажется, что до следующих выборов, то есть осени, время есть. А что будет дальше, зависит от принятых верных и неверных решений (усмехается).

- Вы заметили, что правительство Каи Каллас получило в Рийгикогу 70 голосов?

- Заметила. Я рада этому. Поддержка социал-демократов порадовала.

- Интересно, если бы до августа кто-то из коалиции или сторонников предложил вам стать следующим президентом Эстонии, что бы вы ответили?

- Это предположение неожиданное и чуждое. Должности, тесно связанные с представительскими задачами, мне не по душе. Не думаю, что я лучший кандидат в президенты Эстонии. Моя партия – Нарва, и моя работа – Нарва. Это то, что я хочу делать.

- И как вы сами сказали, Нарву нужно принять сердем, а не разумом.

- Именно. С принятием разумом все сложно и вызывает слишком много вопросов.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: