Келли Сильдару обвиняет своего отца-тренера: его целью было заработать на мне как можно больше

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Келли Сильдару. Автор: ERR

Восходящая звезда эстонского спорта Келли Сильдару - кумир многих, но теперь она подает пример другим способом. Одна из лучших фристайлисток в мире, по сути, единственная эстонская надежда на медаль в зимних Олимпийских играх рассказала в передаче Pealtnägija ("Очевидец"), что стала жертвой домашнего насилия со стороны отца. Отец Тынис Сильдару, он же и тренер Келли, в отношении которого возбуждено уголовное дело, отвергает все обвинения и нападки.

События двухлетней давности

В свой 19-й день рождения Келли Сильдару пришла в передачу "Очевидец" на ETV, чтобы поговорить, о том, что случилось в их семье. Разногласия между родителями превратились в домашнее насилие. Мать Келли, Лилиан Талвинг, подтверждает, что дело дошло до прокуратуры.

"Мы расследуем события, имевшие место в период 2018-2019 годов как физическое насилие в семье. А также хищение в крупных размерах, - подтвердила Сирле Мелк, старший прокурор Пыхьяской окружной прокуратуры. - Было много эпизодов физического насилия, и отец Сильдару подозревается в их совершении, как в отношении своей гражданской супруги, так и своей дочери Келли".

Сам Тынис Сильдару вины не признает. "Здесь явно есть злонамеренные игры, и из-за этого мать Келли манипулирует ею. Это фактически разрушает не только наши жизни, но и жизни двух молодых людей. И все это только ради женщины, желающей отомстить мне", - сказал отец.

Тынис отказался предстать перед камерой. Он не хотел делиться всеми подробностями с общественностью, но вкратце, это месть обманутой женщины, которая втянула в разборки и мятежную дочь, которая все преувеличивает и лжет вместе с матерью.

На вопрос, не боялась ли Келли, что "вынос на публику грязного белья" пагубно скажется на ее карьере, она ответила: "Я думала об этом. Но я не думаю, что это будет плохо, потому что я жертва. Я чувствую, что сама не сделала ничего плохого, потому что я пример для других. Я просто чувствую, что должна как-то поделиться этим с другими людьми, потому что в противном случае, просто давая интервью в СМИ, я буду чувствовать,  что не откровенна в своих словах. Может, если я расскажу здесь свою историю, мне потом будет немного легче давать интервью в будущем".

История Келли Сильдару начиналась как в сказке. Она как будто родилась в лыжах, оттренированные на склонах Нымме трюки вознесли ее на мировой уровень. Она стала побеждать очень рано, о ней говорили как о вундеркинде, но из-за возрастного ограничения Келли не попала на большие соревнования.

Воздушный замок просто рухнул

Отец Келли, который был одновременно тренером, менеджером, организатором, всем, в чем нуждалась спортсменка на тот момент, внес огромный вклад в ее успехи. Сначала он занимался этим в дополнение к основной своей работе, но затем полностью сосредоточился на лыжной карьере дочери и младшего сына Хенри.

"В какой-то момент было так много лагерей и соревнований, что было невозможно совмещать это с основной работой, в основном из-за ограниченного количества отпускных дней, - объяснила мать Келли Лилиан Талвинг. - Но поскольку к тому времени Келли уже была достаточно успешной, у нее появилось много спонсоров, и проблема неоплаченных счетов и пустого желудка была решена".

С одной стороны, девушка стала звездой мирового спорта и спасительницей зимних видов спорта в Эстонии, добывала первые места, но с другой стороны, она также была основным источником дохода семьи.

"Если я каталась на лыжах то только потому, что мне нравилось кататься на лыжах. Я хотела этого, и мне просто это нравилось. Но я, вероятно, зашла так далеко, что у него (отца) появились совсем другие цели, которые были связаны с финансами. Он хотел заработать как можно больше денег, пока я занимаюсь спортом", - сказала Келли Сильдару.

По словам Келли и ее близких, в ее отношениях с отцом есть две проблемные линии, первая из которых - серьезная травма колена в Новой Зеландии осенью 2017 года, из-за которой она пропустила Олимпийские игры.

По словам Сирли Хинн, физиотерапевта, много лет работавшего с семьей Сильдару, ситуация явно перешла границы, когда после операции отец заставил Келли возобновить тренировки слишком рано.

"Я все больше и больше понимала, что методы, которые используют, совершенно не учитывают мнение спортсменки. Когда она говорила, что ей больно или что она устала, приходил ответ, что не надо скулить, или ты должен работать, - описала ситуацию Хинн.  - Адекватной оценки здоровья спортсмена, особенно если это ваш собственный ребенок, которого вы постоянно видите на тренировках и дома, совершенно не хватало".

"Конечно, мне было жаль, что это произошло, но мне все время казалось, что у него были цели и планы, как я собираюсь преуспеть на Олимпийских играх, и как это нам всем что-то принесет и как это будет всем полезно. А потом этот воздушный замок, просто рухнул", - сказала Келли Сильдару.

Но можно ли сказать, что это очень целеустремленный и требовательный тренер? "Я работаю физиотерапевтом более 10 лет в самых разных областях, сотрудничала с разными спортсменами, разными тренерами. Есть разница между его мотивацией и настоящей мотивацией", - сказала Хинн.

Семейные ссоры якобы переросли в физические

Другая сторона признает, что Тынис Сильдару был требовательным и временами резким, но разговоры о нанесении ущерба здоровью его дочери вызывают смех. Об операции и восстановлении Келли было известно широкой публике, но в то же время - весной 2018 года - между родителями разгорелась ссора из-за измены.

Из-за деликатного характера предмета и продолжающегося полицейского расследования "Очевидец" не раскрывает многих деталей, но, по словам нескольких свидетелей, ссоры переросли и в физические. Например, в июле 2018 года Лилиан со следами на лице сбежала к своему давнему другу семьи Хейки и его семье. "Если  раньше такие ситуации были эмоциональными, то в тот раз впервые это было уже конкретно насилие", - подтвердил Хейки Сымерик.

"Фактически, этому побегу предшествовало продолжительное психическое насилие, угрозы, оскорбления, - сказала Лилиан.  - Затем Тынис действительно совершил физическое действие, в результате которого утром я сбежала к своим друзьям".

"Этот конфликт постоянно обостряется. И если думаешь, что предел уже достигнут и хуже быть не может, то самое страшное, что на самом деле может", - добавил Сымерик.

Когда "Очевидец" спросил Тыниса Сильдару, поднимал ли он руку на свою бывшую спутницу жизни, мужчина ответил, что не отрицает этого, но считает это самообороной, поскольку женщина первой начала его бить.

В какой момент Келли Сильдару поняла, что между отцом и матерью что-то не так? "Я поняла, когда увидела, как папа начал плохо обращаться с матерью, использовал бранные слова, когда разговаривал с матерью, и, возможно, дело доходило до физического насилия, - ответила Келли. - С этого момента я поняла, что-то пошло не так. А потом я вмешалась в эту ситуацию. Просто мне было тяжело наблюдать, как один близкий мне человек так плохо обращается с другим моим очень близким человеком. Я не могла это терпеть".

Келли вмешалась, чтобы защитить свою мать

"Конечно, она вступилась за меня и начала делать замечания своему отцу, что он должен остановиться, что это не нормально, что никто не должен мириться с этим, - напомнила мать Келли, Лилиан. - По сути, с того момента, как Келли выступила против него в этом плане, она сразу стала похожа на врага или противника, такого как я, которого нужно было поработить".

"В какой-то момент Келли начала его бояться. Где-то в 2018 году я получила сообщение о том, что она боится, что ее в чем-то обвиняют, что ей страшно, и она хочет куда-то убежать, чтобы успокоиться", - отмечает физиотерапевт Хинн.

"Однажды летом, когда мы были в лагере в Финляндии, мы поссорились, и он хотел забрать мой телефон. Я была так шокирована, я хотела выйти из этой ситуации, что даже не хотела находиться в одной комнате с этим человеком, - сказала Келли. - Мы с Хенри делали растяжку на балконе после тренировки. И я после этого хотела как можно быстрее убежать через парадную дверь. Я накричала на него, а он просто дал мне пощечину".

"Я просто начала плакать, не осмелилась ничего ему больше сказать. Зачем, если он снова так сделает", - добавила Келли.

"Если они говорят, что я был жестоким, тогда ... что такое насилие? - спросил Тынис Сильдару. - Ну, например, я брал ее за шиворот, поднимал и говорил, что не надо бить своего брата или что-то в этом роде. Конечно, можно сказать, что я применял насилие. Но я бы не стал так интерпретировать. Не было такого, чтобы я вставал из-за стола и кому-то давал по морде".

Тынис Силдару подал заявление о возбуждении уголовного дела

Понимая, что история получила огласку, Тынис в конце прошлой недели подал заявление о возбуждении уголовного дела, обвинив своего бывшего партнера Лилиан Талвинг и дочь Келли в угрозах, физическом насилии, частной сыскной деятельности, воровстве, присвоении и компьютерном мошенничестве.

Например, Тынис утверждает, что мать и дочь применяли насилие, неоднократно и жестоко нападая на него и брата Хенри, подвергая опасности их жизнь и здоровье.  "Мы прожили с Хенри два года, как будто в психологическом ужасе" - отмечает Тынис Сильдару.

"Насколько мне известно, он утверждает не только, что Келли в некоторых эпизодах применяла к нему насилие, но и говорит о том, что все это время Келли терроризировала его", - сказала Лилиан Талвинг.

"Мне рассказывают истории о том, что я сделала со своим отцом. А мне кажется, что все было наоборот. Это на самом деле мой отец сделал со мной. Эта картина перевернута", - добавила Келли.

Звукозапись - пример напряженной атмосферы

Пока неясно, будет ли полиция рассматривать жалобы Тыниса и его матери. У обеих сторон есть доказательства, подтверждающие их версию, большинством из которых "Очевидец" по разным причинам не может поделиться с общественностью, но примером атмосферы является запись ссоры в машине в ноябре 2018 года, потому что Келли опоздала. Когда девушка начинает препираться, отец теряет контроль и начинаются оскорбления. Матерная тирада длится 15 минут.

Обвинение: доказательства подтверждают утверждения Келли и ее матери

Многие эпизоды происходили в тренировочных или соревновательных лагерях, либо в семейном кругу, поэтому независимых свидетелей мало. Например, описание Келли того, как ее отец вел себя во время очередной ссоры на американском горнолыжном курорте.

"Он идет и берет большой кухонный нож из кухонного ящика. А потом он как будто держит его за собой, как будто прячет. На кровати, - рассказала Келли.  - И когда я увидела, что он идет с ним, у меня действительно возникло ощущение, что он меня сейчас заколет? Я действительно думала, что это все, теперь все в моей жизни легко. В некоторых ссорах он находится на такой стадии, что создается ощущение, что он не контролирует себя, он на все способен, никогда не знаешь, что он будет делать дальше".

Особенно невероятно, как, несмотря на весь этот токсичный фон, Келли в то же время взбиралась на пьедестал почета, в том числе и на чемпионате мира среди взрослых, и блистала на красной дорожке, когда ее неоднократно выбирали лучшей молодой спортсменкой года в Эстонии.

Келли Сильдару: похоже, меня ничего не волновало

"Ты даешь интервью, и у тебя на глазах слезы. Ты просто не хочешь говорить публике, что на самом деле все плохо. Тогда ты просто улыбаешься и корчишь хорошее лицо" - говорит Келли про свое состояние после соревнований.

"Такое напряжение может, в конце концов, привести ее к травме, она может просто упасть, выполняя трюки под таким напряжением", - считает мать Лилиан.

"Во время соревнований я испытывала такие чувства, что мне было абсолютно неважно, что со мной происходит. У меня не было нервов, я просто была там и просто хотела, чтобы все получилось, - призналась Келли. - Я выполнила свои трюки, и выступление было хорошим. Я тогда думала, что абсолютно неважно, что происходило со мной или что со мной происходит. Похоже, меня ничего не волновало".

Напряженность в семье вышла наружу в спортивных кругах после того, как дочь отказалась от тренировок с отцом. Но этот вопрос стал официальным в начале 2020 года, когда Келли и ее мать рассказали о проблемах в Олимпийском комитете Эстонии, который в конечном итоге передал их в Службу поддержки жертв насилия (Ohvriabi).

"Так называемое прояснение ситуации прошло прямо там, когда я показала вещи, которые у меня есть: доказательства, фотографии, следы, - сказала Лилиан.  - Затем сотрудник Ohvriabi спросил меня, почему вы не обратились в полицию? Я сказала, что не знаю, что не хочу причинять ему вред. А потом мне сказали, почему вы его защищаете, вы должна защищать себя. И тогда картина стала ясной для меня".

Также есть как минимум три гражданских спора

Помимо уголовных расследований, в настоящее время существует как минимум три гражданских спора, и все они, так или иначе, вращаются вокруг денег. Если в свое время Келли получала леденцы на тренировках, то сейчас спор касается более чем миллиона евро. Одно поле битвы - дом в волости Саку, построенный за деньги Келли.

"Когда дела пошли под откос и стало видно, что семья разваливается, Тынис начал утверждать, что все вещи принадлежат ему. Все принадлежало ему, - сказала Лилиан. - Он сказал, что он так много сделал, что все это стоит того, что сейчас даже нет денег. И утверждения, что это его дом, и кто может туда переехать и на каких условиях, это казалось крайне несправедливым. Это мне казалось неправильным!"

Первый иск завершился компромиссом, когда в августе 2019 года Тынис записал на имя дочери дом стоимостью более 400 000 евро.

"Мы договорились, что дом будет для всех, Келли никого не выселяет, я снова ей поверил, я не подписал с Келли никакого соглашения о том, что дом принадлежит всем, и каждый может жить там. Просто записал на нее дом. А в следующий момент она, по сути, вынесла приказ о выселении нас с Хенри отсюда", - вспоминает Тынис.

Идет шумный спор с неоднократными вызовами полиции, сменами и взломами замков. Келли, которая живет с матерью в квартире Мустамяэ, подала в суд на отца, чтобы тот освободил дом. Тынис, в свою очередь, назвал это мошенничеством и, в свою очередь, подал в суд на дочь и ее мать, утверждая, что, по сути, это был семейный бизнес (и все началось 12 лет назад), в котором каждый играет роль, достойную определенного вознаграждения и доля дохода. Например, Хенри, по словам Тыниса, был помощником тренера сестры и специалистом по смазке. Исходя из этого, Тынис попросил на каждого члена семьи 25% активов - от дома до денег на банковских счетах.

"С самого начала ясно, что это всего лишь конструкция, созданная задним числом так называемыми адвокатами. Нужно было что-то выдумать. Абсурдно заключать какие-либо контракты с пяти- или двухлетним ребенком!" - удивляется Лилиан.

Суд первой инстанции пришел к такому же выводу - решение, принятое 18 января, превратило выстроенную Тынисом конструкцию в прах, отметив: "По мнению суда, аморально и предосудительно воспитывать несовершеннолетних детей так, чтобы они потом отрабатывали вложенные в них деньги".

Прокурор: семья не должна содержаться за счет имущества ребенка

По словам Тыниса, судья далек от спорта, и решение будет обжаловано. "У нас в семье была договоренность, что я уйду с работы, и после этого я один во всех ролях - тренер, лыжный техник, фотограф, маркетолог, менеджер, кто угодно. И я не получаю зарплату, все идет в общую семейную кассу. И сегодня женщины просто говорят, что у нас нет общего фонда, все это деньги Келли, и судья говорит, что вы не можете получать зарплату за то, что тренируете несовершеннолетнего ребенка".

До сих пор больше внимания уделялось тому факту, что полиция также расследует предполагаемое присвоение в крупном размере. "Более широкий вопрос, который можно задать в контексте этого дела, заключается в том, каковы права этого родителя на использование и распоряжение деньгами или другим имуществом, заработанным их ребенком, - пояснила прокурор Сирле Мелк. - В законе четко прописано, что родитель должен разумно распоряжаться имуществом своего ребенка или заботиться о нем и при этом четко хранить его отдельно от своей собственности. Если родитель желает нести какие-либо другие расходы из этого дохода, которые не идут на содержание ребенка или делать какие-либо инвестиции, например, то на это нужно спросить разрешение у суда. Также важно помнить, что семья не должна содержаться за счет имущества ребенка. По нашему закону, гарантировать содержание ребенка должен его родитель".

Может, так и записано в Законе о семейном праве, но, по словам Тыниса, это абсурдно и сделало бы преступниками многих родителей, которые тренируют своих детей. Тынис не отрицает, что распоряжался деньгами только он, но, по словам Тыниса, все пошло на соответствующие расходы.

Есть еще интересные детали. Девушка, которая год назад стала совершеннолетней, а два года назад отказалась от тренерских услуг отца, до сих пор не получила полного доступа к банковским счетам и обзору контрактов. Например, существует организация "Лыжный клуб Келли и Хенри Сильдару" (MTÜ Kelly & Henry Sildaru Suusaklubi), в правление которой входят друзья Тыниса и через которую активно шли деньги, но доступа к ним у Келли не было.

Тынис Сильдару отправил письмо программе "Очевидец", в котором написал: "Все совершали ошибки, мы все были слишком эмоциональны, всем нам есть о чем сожалеть, но все эти вопросы следует решать друг с другом, а не в прессе".

Редактор: Игорь Савельев, Виктор Сольц

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: