Глава ECDC: коронавирус со временем станет таким же вирусом, как и вирус гриппа

Генеральный директор Европейского центра профилактики и контроля заболеваний (ECDC) Андреа Аммон-
Генеральный директор Европейского центра профилактики и контроля заболеваний (ECDC) Андреа Аммон- Автор: ECDC

Генеральный директор Европейского центра профилактики и контроля заболеваний (ECDC) Андреа Аммон сказала в интервью передаче Välisilm на телеканале ETV, что коронавирус, скорее всего, станет таким же заболеванием, как и грипп, и от его новых разновидностей каждый год надо будет разрабатывать новую вакцину.

Вакцинация в Европе идет успешно?

- И да, и нет. Да, в том смысле, что мы смогли с начала года начать вакцинировать людей, всего через год после того, как узнали об инфекции. И смогли успешно распределить вакцину по всей Европе. Все страны приложили большие усилия для широкого распространения вакцины и определения приоритетности возрастных групп.

Пик вакцинации в Европе пришелся на начало лета, но сейчас интенсивность снизилась. Люди, которые хотели сделать прививку, сделали это. Среди населения, которое не было вакцинировано, те, у кого есть вопросы по поводу вакцинации или кто считает, что болезнь не является серьезной или что болезнь обойдет стороной.

У многих непривитых людей есть вопросы. Некоторые из них отказываются от вакцины, и их очень сложно убедить. Других следует убеждать и поощрять к вакцинации.

С какими аргументами это нужно делать?

- Во-первых, и это очень важно, причины отказа от вакцинации зависят от кошелька. Как я уже сказала, причины исходят из уверенности в том, что меня это не затронет. С другой стороны, неудобства, плохая доступность, нехватка времени и т. д. Необходимо проанализировать, почему человек не хочет вакцинироваться, это позволит понять, как реагировать.

Часто, когда у людей возникают вопросы о вакцине, они доверяют своему врачу. Они идут к нему и задают свои вопросы. Если есть вопросы у врача, ему должна быть предоставлена ​​возможность их задать вопросы и получить ответы на свои сомнения.

Люди слушают не врачей или специалистов с медицинским образованием, а совсем других людей. Как это преодолеть?

- Должны быть созданы действительно надежные источники. Источники, при поиске информации в которых люди знали бы, что она верная. На мой взгляд, люди не могут определить, является ли информация, которая появляется в социальных сетях, на телевидении или в других средствах массовой информации, правдой. Это очень сложная тема.

Важно, чтобы были надежные источники и надежные распространители информации. Последними могут быть врачи, но также и другие лица, имеющие влияние в определенных группах. Например, актеры, именитые спортсмены, общественные деятели.

У нас есть эти люди, но 35% все еще не вакцинированы. Как тогда?

- Надо копать глубже.

Как именно, если нет людей, которым можно доверять и которых можно уважать? Кроме того, противоречивые сообщения. Политики способстовали росту замешательства?

- Во-первых, сообщения должны быть однозначными и передаваться последовательно одним и тем же образом.

В Португалии и Ирландии охват вакцинации составляет 90%, но заражаемость тем растет. Почему?

- Да. Это происходит из-за того, что вакцины не на 100% эффективны, они не работают на 100%. Эффективность 90% означает, что вакцина не работает в 10% случаев. Если рассмотреть гипотетическое население в пять миллионов и вакцинировать 80% из них, то окажется, что у миллиона людей нет вакцины. Если есть вирус, подобный тому, который у нас сейчас, который очень легко передается, заболеть могут многие люди.

Также существует вероятность того, что привитый человек моежт заболеть. Однако мы видим, что вероятность умереть у заболевшего и попавшего в отделение интенсивной терапии в больнице гораздо меньше, чем у невакцинированного.

Следует ли вакцинироваться переболевшим людям?

- Действительно, что когда вы выздоравливаете, у вас вырабатываются антитела, которые вакцина создает искусственно. В настоящее время мы не знаем, как долго длится защита как у вакцинированных, так и у переболевших людей. Сразу после выздоровления человек защищен.

Covid-паспорта для переболевших действительны в течение полугода, для вакцинированных - один год. Следует ли их гармонизировать?

- Пока сложно сказать. Исходя из имеющихся данных, мы не знаем, сколько времени длится защита после болезни. Это зависит от того, насколько серьезным было заражение. Если у вас заболевание прошло в легкой форме, защита, скорее всего, продлится меньше, чем при серьезной форме.

И после вакцинации мы видим, что вакцина очень эффективна против тяжелых форм болезни и смерти. Эффективность противостоять инфекции ниже у тех, кто получил вакцину некоторое время назад.

Какие данные у вас есть о переболевших?

- Шесть месяцев после выздоровления - это предел. Скоро мы опубликуем новую оценку, которая может быть такой же, но может отличаться. Я не могу сказать этого прямо сейчас, потому что создатели наших моделей также проверяют данные, а я еще не ознакомилась с их работой.

Все ли люди нуждаются в дополнительной вакцине или следует ограничиться только пожилыми людьми?

- Пожилые люди и люди с ослабленным иммунитетом и сопутствующими заболеваниями должны получить третью дозу сейчас, потому что они не получили полной защиты после двух доз, как здоровые люди. Поэтому мы рекомендуем им третью дозу. Это не относится ко всему населению, но, в конце концов, всем нужна бустерная доза.

В Эстонии третью дозу получают и молодые люди, то есть с 18 лет.

- Это не только в Эстонии, но и в других странах. Органы здравоохранения заявили, что бустерная доза безопасна и эффективна через шесть месяцев после последней дозы.

Следует ли сосредоточить внимание на пожилых людях?

- Основное внимание следует уделять тем, кто не был вакцинирован.

Это сложно сделать.

- Знаю, что гораздо проще сделать прививку тем, кто хочет получить третью дозу.

Вакцины для детей 5-11 лет уже делают в США, а в Европе?

- Над этим работают коллеги агентства лекарственных средств, и, наверное, до конца месяца они выскажут свое мнение. Это мнение относится к безопасности и эффективности вакцины в этой возрастной группе. Мы работаем параллельно над рекомендациями для населения, которое должно быть вакцинировано.

О вакцинации было много сбивающих с толку сообщений. Сначала говорили одно, потом другое, это и стало причиной, почему люди не хотят вакцинироваться.

- Я понимаю, что кажется, что сообщения постоянно меняются. Но нужно также понимать, что это новое заболевание и новая вакцина, и не все известно сразу. В начале года у нас не было вакцины для всего населения. Производство не успевало, и необходимо было определить приоритетность групп, подверженных наибольшему риску. Изначально основной целью было снизить нагрузку на систему здравоохранения.

Это по-прежнему так!

- Да. Но когда производство было запущено и вакцины стали доступны, никогда не говорилось, что нельзя вакцинировать все население. Были важны время и очередность. В том смысле, что определенным возрастным группам было сказано, что вы получите вакцину не сейчас, а позже. Сейчас в Европе достаточно вакцин, так что любой желающий может вакцинироваться.

Министр здравоохранения Германии Йенс Шпан сказал, что вакцины было так много, потому что некоторые вакцины не были отправлены другим через систему Covax. А как насчет остального мира? Должны ли мы делиться с ними или просто держать при себе?

- Этот вирус распространяется по всему миру. И если во всем мире не все будут вакцинированы, этот риск сохранится, даже если мы введем следующую или миллионную бустерную дозу.

Когда будет одобрена вакцина "Спутник"?

- Это может сказать Агентство лекарственных средств.

Полная вакцинация - это вакцинация двумя или тремя дозами?

- Сейчас мы говорим, что человек полностью вакцинирован двумя дозами, если этого требует вакцина. Есть одна вакцина, которая предусматривает только одну дозу. Дополнительная доза еще не входит в определение.

Если человек переболел COVID-19, следует ли ему получить одну или две дозы?

- Мы рекомендовали получить две дозы. Это также рекомендация Европейского агентства здравоохранения.

Вы сказали на пресс-конференции, что в некоторых странах распространяется новая версия AY4.2?

- Это вариация дельта-штамма, которую мы отслеживаем. Мы наблюдаем за этим в течение некоторого времени, потому что больше всего эта вариация в Великобритании, и также время от времени она выявляется в ЕС. Недавно мы наблюдали небольшое увеличение этой вариации, а это значит, что мы следим за ней более внимательно. Из британских данных видно, что AY4.2 передается легче, чем дельта-штамм.

Это более смертельный вариант?

- Сейчас мы этого не видим. Доказательств этому нет.

Отличаются ли симптомы и как долго человек остается заразным?

- Симптомы те же. Разница с дельта-штаммом в том, что эта вариация легче распространяется.

Переносится тяжелее?

- Нет, таких данных нет.

Почему в дополнение к COVID-сертификату нельзя признавать отрицательный результат теста, который действует, например, 24 часа?

- Отрицательный результат теста - это как стоп-кадр. Когда вы делаете тест, вы на самом деле можете быть инфицированы, но вы не можете распространять вирус. Теоретически через несколько часов после теста человек может стать носителем инфекции. Если в схему COVID-сертификата добавлять отрицательный результат теста, то это нужно делать регулярно. Для меня это не имеет такого же значения, как полная вакцинация или то, что человек переболел.

Мы оба вакцинированы. Должен ли я был пройти тест перед интервью, чтобы доказать, что у меня отрицательный результат теста, потому что в противном случае мы бы не проводили интервью. COVID-сертификат позволяет мне пойти куда угодно, но не показывает, что у меня положительный результат.

- В принципе, COVID-сертификат не является свидетельством иммунитета. Это свидетельство о том, что вы были вакцинированы или переболели. Ничего больше. Отрицательный результат теста указывает на то, что на момент его проведения вы были отрицательными. И это не показывает, что в настоящий момент.

Но и в COVID-сертификате этого также не видно!

- Дело в том, что если вы дважды вакцинированы или переболели коронавирусом в течение шести месяцев, вероятность того, что вы не переносите вирус, выше, чем при отрицательном результате теста.

Если говорить о ключевых показателях, то сначала мы отслеживали уровень инфицирования, теперь мы отслеживаем уровень госпитализаций. Что было бы лучшим индикатором на будущее?

- Следить за показателями интенсивности и тяжести заболевания. Интенсивность показывает количество случаев на 100 000 населения, а также количество тестов на 100 000 и долю положительных тестов. Это показывает, насколько интенсивна эпидемия и насколько сильно распространяется вирус.

За этим следуют тяжести заболевания - госпитализация, интенсивная терапия и, наконец, тесты. Госпитализация наступает чуть позже. Если вы хотите увидеть первые признаки потенциального роста, то нужно следить за случаями инфицирования. Если контролировать уровень контактов, и это можно сделать с помощью данных о мобильности и других данных, можно также увидеть, что в случае значительного увеличения уровня контактов можно ожидать, что уровень инфицирования также увеличится.

Раньше разница составляла одну-две недели, но в Эстонии, похоже, она сократилась до пяти дней. Возможно, разрыв увеличился.

- На это влияет способность вируса распространяться. Чем большая способность вируса к распространению, тем быстрее он будет распространяться. Если принять меры, инкубационный период все равно составит от нескольких дней до 10-15 дней. Меры вступят в силу только через несколько недель.

Когда появятся новые вакцины? В настоящее время мы проводим вакцинацию против Уханьской версии, но боремся с дельта-штаммом, и вы упомянули, что следите и за новой версией. Вакцина больше не работает так хорошо, нужна ли нам вакцина получше?

- Во-первых, исследования эффективности показывают, что нынешняя вакцина очень эффективна против тяжелых заболеваний и смерти. Также и для дельта-штамма вируса. Вакцина работает как она были и задумана, предотвращая серьезные заболевания и смерть.

Но это больше не так эффективно?

- Да, это так. Есть небольшое снижение эффективности, но показатель все еще превышает 80%. Что касается новой вакцины, компании работали с альфа-, бета- и гамма-версиями, но они уже не так доминируют. В настоящее время это относится и к гриппу, для которого ежегодно разрабатывается новая вакцина, и для разработки новой вакцины необходимо очень быстро реагировать. Компании склонны идти тем же путем. Для этого вам необходимо определить конкретный штамм вируса, против которого вакцинировать.

Как долго нам придется жить с коронавирусом? Будут ли приходить новые волны?

- Мы не знаем, как долго это продлится. Вероятно, вирус останется с нами надолго. В конце концов, он превратится в респираторный вирус, как и любой другой, который у нас есть. Но я не могу сказать когда. Это зависит от того, насколько хороша вакцинация и появится ли новый вариант.

Вы предупреждали Эстонию в августе, что ситуация станет такой плохой, какая она у нас?

- Во-первых, Эстония - не единственная страна, где такая ситуация. В Европе есть несколько стран, которые находятся в таком же или худшем положении, чем вы. Мы говорили, что страны, в которых вакцинация ниже среднего показателя по Европейскому союзу, имеют более высокий риск увеличения числа заражений, если они не примут мер. Мы говорили об этом Эстонии, но также и другим европейским странам.

Скорее странам Восточной Европы?

- Нет, нет. Странам всей Европы.

Редактор: Надежда Берсенёва

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: