Тарму Таммерк: об освещении в ERR войны в Украине

Тарму Таммерк.
Тарму Таммерк. Автор: ERR/Ken Mürk

Освещать войну всегда трудно. Доступ к информации затруднен, участники конфликта пытаются показывать себя с лучшей стороны и преувеличивать потери другой стороны. Естественный психологический барьер к ужасам войны возникает как у аудитории, так и у журналистов, пишет советник по журналистской этике Эстонской общественной телерадиовещательной корпорации (ERR) Тарму Таммерк.

В некоторых войнах не ясно, как именно они начались. Кто в точности начал войну? Были ли чьи-то провокации? Какова предыстория конфликта?

На этот раз все ясно как день: Россия начала неспровоцированную войну против Украины. Речь идет о преступных действиях, которым нет оправдания.

Настолько близкая к Эстонии и затрагивающая ее война освещается впервые. Это вынудило и ERR основательно менять программы своих каналов - больше, чем во время коронакризиса.

Объем и способ

Объем материалов о войне выявил противоречивые ожидания аудитории. В начале войны преобладали письма и телефонные звонки, в которых просили больше освещать войну.

Хотя в программу добавились несколько посвященных войне передач и объем новостей о войне резко увеличился, продолжалась и обычная программа. Из-за первоначального шока находились слушатели и зрители, которых раздражал развлекательный и более легкий контент. Выбор легкой музыки тоже вызывал реакцию отторжения: "Как вы можете в такое тяжелое время включать легкую музыку?".

Однако необходимо подчеркнуть, что и во время ужасов войны ERR должна помогать людям придерживаться позитивной рутины. Это особенно касается людей, которые много времени проводят дома: если без перерыва заниматься только военной темой, напряжение для них оказалось бы слишком большим. Дети могут стать беспокойными, если они больше не смогут смотреть свои привычные передачи. Психологи рекомендуют так регулировать просмотр новостей, чтобы не терять внутренний покой.

Сбалансированное освещение войны

Один из фундаментальных принципов журналистской этики - в случае конфликта выслушивать все существенные стороны и давать сбалансированную картину происходящего.

Однако в некоторых случаях нельзя перестараться со сбалансированностью. Если за окном идет дождь, то глупо говорить, что одна сторона утверждает, что идет дождь, а вторая - что не идет. Журналисту надо выглянуть в окно и передать то, что происходит.

В случае нынешней войны нет смысла подавать информацию так, что Украина говорит, что Россия на нее напала, а Россия отрицает нападение.

Достаточно очевидного: Россия напала на Украину. Не надо повторять глупую ложь Кремля, что Россия не нападала на Украину. Хотя это ложное утверждение нужно упомянуть в новостях, а также отметить в анализах или комментариях, что Кремль распространяет такую противоречащую фактам ложь.

В силу сущности этой войны, не надо добавлять в повседневные новости беспочвенные утверждения России, что Украина провоцировала войну, убивала гражданских лиц и взращивала нацистский режим.

Однако надо представлять позиции обеих сторон по поводу развития военных действий, что ERR и делает.

По сравнению, к примеру, с внутриполитическими новостями или коронавирусом, обратной связи по поводу сбалансированности в ERR поступает относительно мало.

Направление критики прямо зависит от политических взглядов людей на эту войну. Есть те, кто считает, что даже изображение Владимира Путина нельзя показывать, потому что это военная пропаганда Кремля. По той же логике нельзя цитировать высказывания Путина или Сергея Лаврова, потому что так происходит распространение злостной ложной информации. Критикуются и новости, в которых московский чиновник отрицает дефицит сахара в России.

Здесь нужен трезвый подход. Подача вышеупомянутой информации необходима, чтобы всесторонне осмыслять происходящее. Да, было бы неуместно публиковать торжественную фотогалерею с Путиным под водой и над водой, под землей и над землей. Однако следует понимать, что цитирование агрессора в новостях - необходимая часть освещения войны.

С другой стороны поступает критика, которая в основном идет на русском языке и направлена на русскоязычные каналы ERR (Raadio 4, ETV+, rus.err.ee).

Согласно этой критике, ERR действует совершенно однобоко, передавая только позиции западных стран по происходящему в Украине. Эти письма и звонки иногда настолько нецензурные, что отвечать на них просто невозможно.

Также высказывается недовольство по поводу того, что больше нельзя смотреть кремлевские каналы. "Все время смотрел, и никогда не видел там никакой пропаганды", - говорится в некоторых комментариях.

Ложь не нуждается в повторении

Ответ по поводу журналистского подхода ERR простой: очевидная ложь и лишенные смысла термины агрессора (например, денацификация) нуждаются не в повторении, а лишь в обозначении их существования. По поводу военных потерь Россия обычно вообще не дает информации, так что там и освещать нечего.

После принятия в России законов о цензуре, которые не разрешают называть войну против Украины войной, редакциям стало сложно находить в России источники, которые описали бы ситуацию в РФ. Люди в России начали бояться давать комментарии журналистам.

Несмотря на эти сложности, ERR должна держать свою аудиторию в курсе того, как Россия объясняет свои действия в ходе войны. Это вопрос всестороннего информирования аудитории ERR. Однако такая информация должна подаваться в контексте, в котором учитываются проверяемые факты, такие как факт нападения России на Украину.

Правила журналистской этики предусматривают, что нельзя смешивать факт и его оценки. Однако подтвержденные фактами обстоятельства иногда дают основание сразу добавить и оценку. "Происходит варварское нападение России на Украину" - новостная фраза, которая содержит основанную на фактах оценку.

Некоторые считают, что телеканал ETV+ слишком развлекательный. Однако исследования аудитории показывают, что наибольшую аудиторию привлекает не его развлекательный контент, а новостные передачи: "Актуальная камера", передачи с интервью в студии, новая внешнеполитическая передача "Орбита".

Небольшая, но упорная часть критиков занимается миром цветов и символов. Почему стол в телестудии под одним из ракурсов имеет Z-образную форму? Какой сигнал вы этим подаете? Почему на свитере телеведущего можно найти цвета, которые есть и на российском флаге? Какой символ создает тень, отбрасываемая стаканом с водой в студии? Сознательно ли были выбраны цвета флага агрессора при оформлении студии?

Время сейчас сложное, но давайте в этом месте переведем дух. Синий - классический цвет телестудии, который часто комбинируется с красным и белым, независимо от государственной символики. А на многоцветном свитере, наверное, есть не менее семи разных цветов.

Изображения ужасов войны

В случае любого связанного с насилием контента чувствительной темой является выбор фото- и видеоматериалов. Например, некоторые родители просили не показывать в новостях кровавые кадры и ужасающие разрушения.

К сожалению, говоря о масштабе и характере войны, невозможно избежать демонстрации ее ужасов. Это было бы необоснованное приукрашивание. Однако редакции тщательно следят за тем, чтобы не заходить слишком далеко с графической стороной военной трагики. Перед показом особенно беспокоящих кадров телеканалы ERR также передают предостережение.

Увы, в ближайшее время тема войны не сможет исчезнуть из средств массовой информации. Надо оценивать свою устойчивость к информации и на основании этого принимать решения, чтобы быть в курсе событий, но беречь себя.

Задача советника по журналистской этике ERR - следить за соответствием деятельности ERR профессиональной журналистской этике и Закону об ERR. Он просматривает обратную связь, возражения и жалобы, которые поступают на журналистский контент ERR, а также следит за сбалансированностью программ ERR. Адрес электронной почты для обратной связи: [email protected]

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: