Рауль Партс: это экономика, дурачок

Рауль Партс.
Рауль Партс. Автор: Частный архив.

Нашумевшая в свое время фраза "It's the economy, stupid" ("Это экономика, дурачок") из предвыборной кампании Билла Клинтона 1992 года сейчас как нельзя лучше подходит к экономической ситуации в Эстонии. Так уж получилось, что Эстония вновь вошла в пятерку стран Европейского союза с самой тяжелой рецессией за последние 15 лет, пишет Рауль Партс.

Для спасения государственных финансов и экономики Партия реформ взяла на вооружение принцип экономической политики Андруса Ансипа и Юргена Лиги, который можно сформулировать как "через жесткую экономию к богатству" или "обложим себя налогами ради богатства".

На фоне сочувствия предпринимателям, страдающим в условиях резко ухудшившейся экономической ситуации, власти признают, что, к сожалению, различные меры экономической политики не могут помочь бизнесу, и в условиях кризиса выживают сильнейшие. Представители правительства также говорят о структурных реформах, без которых невозможно спасти экономику и получить конкурентные преимущества на мировом рынке.

Суть структурных реформ не объясняется, но назидательным и поучительным тоном говорится, что отныне на предпринимателях будет лежать еще большая ответственность за увеличение инвестиций для стимулирования экономики. Причем в условиях, когда правительство делает все возможное для сокращения инвестиций и тем самым для ухудшения предпринимательской среды.

Иными словами, правительство продолжает следовать принципам экономической политики, которые, возможно, были в какой-то степени актуальны в период мирового финансово-долгового кризиса 2008-2009 годов, но в корне неверны при текущем кризисе, причины которого совершенно другие и который предполагает иные решения.

Нынешний кризис - это следствие пандемии коронавируса и агрессии России в отношении Украины, что, прежде всего, привело к росту цен на энергоносители и, наряду с общим охлаждением экономической среды, к самой высокой в еврозоне инфляции в Эстонии, дикому росту стоимости жизни и снижению покупательной способности.

При этом правительство возлагает вину за рецессию на популистские предвыборные обещания и решения предыдущих коалиций, которые привели к худшему в истории состоянию государственных финансов, и единственный выход из этой ситуации - дальнейшее повышение налогов и болезненные сокращения.

Эти обвинения выдвигаются несмотря на то, что самая крупная реформа, проводимая партией премьер-министра, - отмена так называемого "налогового горба" - исторически является одним из самых дорогостоящих предвыборных обещаний, как с точки зрения сокращения доходов населения, так и в контексте номинального "ценника", который теперь необходимо покрывать за счет повышения налогов или сокращения государственных расходов.

Умалчивается, однако, о том, что повышение налогов не только уменьшает количество денег в кармане после выплаты зарплаты, но и увеличивает инфляцию, то есть номинальные деньги имеют меньшую покупательную способность. То есть правительство выигрывает, а народ проигрывает.

В то же время в столицах стран "Большой семерки" ведутся дебаты об экономической политике иного рода, в центре которых стоят не вопросы жесткой экономии, сокращения расходов, уменьшения субсидий или повышения налогов, а вопрос о том, как обеспечить устойчивость бизнеса в условиях все более сложной внешней среды с помощью мер дифференциации и экономической политики.

Так, в Берлине говорят о снижении налогов для предпринимателей, а также, например, о возможности фиксации цены на электроэнергию для обрабатывающей промышленности с целью обеспечения конкурентоспособности на международных рынках.

Стокгольм намерен снизить налоговую нагрузку на население, чтобы у людей трудоспособного возраста оставалось больше денег, а инфляция снижалась. В Париже говорят о критическом пересмотре "зеленого поворота", поскольку этот поворот может оттолкнуть бизнес от Европы, а Вашингтон подвергается "обстрелу" со всех сторон из-за Закона о снижении инфляции (IRA), который не является справедливой мерой экономической политики и нарушает конкуренцию.

В Риме и Вильнюсе рассматривают вопрос о налогообложении сверхприбыли банков, а в Мадриде снижение налогов было согласовано еще в конце 2022 года, чтобы помочь населению, а также малым и средним предприятиям справиться с ростом стоимости жизни и уменьшить негативные последствия инфляции.

Можно привести множество других примеров, и меры, которые якобы не работают в условиях Эстонии (такие, как снижение и замораживание акцизов на топливо и энергоносители, налоговые льготы для привлечения инвестиций и прямые субсидии), но хорошо зарекомендовали себя в Западной Европе.

У нас не проходит и дня, чтобы предприниматели, а также объединяющие их ассоциации и зонтичные организации не критиковали экономическую и финансовую политику правительства Эстонии на основе эмпирических примеров. Но политикам, которые знают всё лучше всех, нет нужды прислушиваться к мнению экспертов.

В западных столицах также не считают взятие кредита "корнем всех зол" в современной макроэкономической ситуации. И, хотя в Эстонии правительство пытается утверждать, что каждый кредит плох из-за процентов, а в Берлине объявлено о сокращении бюджета, параллельно создаются дополнительные фонды для развития бизнеса и меняется налоговая политика, чтобы за счет специальных льгот повысить конкурентоспособность компаний, что в конечном итоге приведет к увеличению налоговых поступлений.

Понятно, что кредит придется возвращать, но важнее то, что было сделано с каждым взятым в долг евро и каков полученный от него доход. Если каждый заимствованный евро с процентами, подлежащими возврату, добавил в экономику Эстонии хотя бы один цент в номинальном выражении, то заемные средства себя оправдали бы, а если взятые в долг евро используются для создания сильной экспортно-ориентированной бизнес-среды, это ведет к экономическому росту, увеличению доходов, и, соответственно, к росту благосостояния общества, а также к более социально справедливому государству.

Поэтому Партии реформ пора забыть о своих устаревших принципах экономической политики и посмотреть, как решают кризисы в более успешных странах, - возможно, у них есть чему поучиться.

Редактор: Ольга Звягинцева

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: