Виктор Сольц: Горы от ума ({{commentsTotal}})

"Горе от ума" в Русском театре. Автор: Елена Вильт

Постановка "Грибоедов. Горе от ума" молодого российского режиссера Степана Пектеева в Русском театре уже вызвала немало споров. Скорее всего, будет сломано немало копий и в дальнейшем. Потенциальным зрителям совет: никого не слушайте, сходите в театр и составьте собственное мнение, ибо трактовок увиденного может быть масса. Ниже прилагается лишь одна из них.

С высоких гор спускается грузин. А может и не грузин. А кто? Да Сашка это! Чадский (Александр Кучмезов)! А куда спускается? Конечно, в ад. Вернее, внутрь МКАДа. И становится персонажем "Семейки АДамсов". Вид у героев спектакля и вправду инфернальный. Не зря, видимо, премьеру приурочили к Хеллоуину.

А почему горы? Потому что лучше гор могут быть только горы, как говорил один поэт XX века. А если серьезно, то авторы спектакля вспомнили о "Путешествии в Арзрум" Александра Пушкина, в котором рассказывается о встрече с грузинами, сопровождавшими гроб с телом Грибоедова. Вот цитата: "- Откуда вы? - спросил я их. - Из Тегерана. - Что вы везете? - Грибоеда. Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис".

Так появились горы и новый персонаж - Грибоед, мертвый поэт (Илья Нартов), с монолога которого и начинается спектакль Пектеева.

Общество мертвых грибоедов

Пьеса "Горе от ума" Александра Грибоедова - одно из самых известных произведений русской литературы. Может, наизусть его помнят и не все, но в общем и целом сюжет сей комедии намертво впечатан в мозг человека, как минимум получившего основное образование. Поэтому, наверное, нет ничего странного в том, что "Горе от ума" часто является полем для экспериментов в театрах. Все и так знают, как должно быть, так давайте же замутим ремикс.

Режиссер сразу же дает понять, что мы имеем дело с ремиксом. Так ведь и написано на афише "По мотивам Александра Грибоедова", да и главный герой именно Чадский, а не Чацкий. Что-то дописано, что-то выброшено, что-то переставлено местами. А дальше уже постарались во всей красе художник Александр Барменков, хореограф Ольга Привис и композитор Александр Жеделёв. Аудио-визуальное оформление не дает заскучать во время всего почти двухчасового спектакля. И уходишь домой зазомбированным, повторяя под "кислотную" музыку "Молчалин, Скалозуб, Чадский".

Антракта нет, и даже не ощущаешь необходимости, что он нужен. Клоунада сменяется серьезными монологами. Глупый (или же инфернальный, кому как нравится) смех - более тонкими шуточками. Такой вот винегрет в модном клубе "Грибоедов". Но без модной группы "Грибы", главной музыкальной темой все-таки стала композиция "Crazy" американского соул-дуэта Gnarls Barkley.

Иногда ведь хочется и такой еды, а не стандартных котлет с картошкой на второе. Кому-то получившийся спектакль показался излишне политизированным, кому-то — излишне эротичным. Как говорится, у кого что болит. На мой взгляд, всего было в меру. Может, только ложкой надо было помешать посильнее. Еще есть провисы, мелкие нестыковки, отдельные помарки.

Гипертрофированный театр

Поэт, как мы уже поняли, мертвый, но и остальные персонажи не слишком живые. Дело ведь, как мы помним, в условном аду (Москва времен победившего мракобесия) происходит. И говорят как-то искусственно и набиты картоном, парики носят из не пойми какого пенопласта, в реквизит также входят огромные руки (Фамусова), уши и голова (Молчалина). Стоит ли удивляться, что и некоторые шуточки оказались толстоватыми.

Но есть, как говорилось выше, и точные попадания в зрителя, ждущего более изящных подколок. Это, например, отдельные реплики мертвого поэта, выступление Грибоеда в роли Репетилова, уточнение Чадского/Кучмезова, что он окончил МХАТ и удивленный взгляд Чадского на Грибоеда в тот момент, когда весь зал ждет крылатых слов про "прислуживаться тошно" (есть и еще, конечно, острые моменты, хватит спойлерить).

А самое лучшее в спектакле - это, конечно, светящиеся таблички с фамилиями героев. Даже если и не читал или давно не перечитывал пьесу, то сразу понятно, кто из персонажей сейчас в деле. Так что если кто не ходил в театр по причине амнезии, то добро пожаловать! "Ведь это спектакль - чума, спектакль - на-на", - как говорит персонаж по фамилии Загорецкий (Владимир Антипп). Некоторые таблички еще и подают сигналы. Так из "Молчалина" получается просто "Молчи" во время некоторых диалогов.

Знакомые всё шпицы

Теперь собственно к скандальному Молчалину (Артем Гареев) - ответственному в спектакле за эротическую часть. Естественно, табличка у него красного цвета и самая длинная (фамилия потому что самая длинная среди мужских персонажей, Загорецкий не в счет - он, как сам утверждает, либераст), и он ее периодически наглаживает, восклицая "Й-а-ааа!". Есть в его арсенале обсыпание лепестками роз, обещание "перламутрового прибора" служанке Лизе (Анастасия Цубина) и неприличный танец вокруг дамы со шпицем. Гротеск, конечно, но тема-то актуальная, учитывая алые носки Молчалина. #MeToo #Malaysia #Kholodilnik, как нынче модно говорить.

Дальше в форме синопсиса сериала. Полковник Скалозуб (Александр Домовой) палит из автомата, но не в зрителей и не боевыми, Фамусов (Александр Окунев) обещает собрать все книги и сжечь, Софья (Алина Кармазина) курит и рассуждает, бл..ь она или московская кузина, а Чадский просит карету и горящей звездой улетает в горы, Грибоед делает доклад на тему "Чадский - первый или последний герой". Все танцуют, но не под песню Виктора Цоя. Через четыре дня Сольц что-то пишет.

После премьерных показов кто-то хвалил спектакль, а кто-то - сильно возмущался. Равнодушных не осталось. Русский театр понял, что всем нужно открыто высказаться и полностью раскрыть тему больших накладных сисек Лизы. Поэтому следущее представление 25 ноября завершится открытым обсуждением.

А что скажет Сольц? В чем соль спектакля? Как выбраться из ада? Стать звездой, как Чадский, или же сойти с ума, как говорят другие. Других вариантов нет. Только вот оно вам надо? Большинству-то и в аду хорошо. Крутишься себе на сковородке (недаром установлен на сцене вертящийся круг), иногда отходишь чуть в сторону (за кулисы актеры не уходят) и смотришь, как крутятся другие. Жизнь, как это ни звучало бы парадоксально, продолжается. И в ней главный герой все-таки всезнающая Лиза, а не излишне умный Чадский.

Редактор: Виктор Сольц



Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: