Ирина Белобровцева: Что-нибудь почитать? – А пожалуйста! ({{commentsTotal}})

Презентация книги Андрея Иванова
Презентация книги Андрея Иванова "Аргонавт". Автор: Фото: ERR

Профессор Таллиннского университета, специалист по русской литературе Ирина Белобровцева традиционно подводит итоги литератуного года на нашем портале. О новинках, изданных в 2018 году в России и Эстонии, читайте в ее обзоре.

Как сказал поэт о самом праведном отношении к жизни, – "пашню попашут, попишут стихи". В нашем смысле – почитают книгу. Потому что стихи писать теперь каждый умеет, а вот книгу прочесть не всем удается.

Оглядываясь на 2018 год, можно сказать, что в русской литературе было всё – и хорошие книги были, и даже отличные, и плохих сколько угодно. Но самое большое впечатление лично на меня произвели отзывы читателей, читателей-профессионалов и просто читателей. Какие они/мы все-таки разные!

Впрочем, по порядку. Книга Марии Степановой, удостоенная первой премии "Большая книга", завладевает вниманием уже с названия: "Память памяти". Это главы-эссе, но есть и стержень, на который все они нанизываются – это попытка на примере своего рода в разные эпохи показать, как стягиваются воедино различно заряженные частицы и оправдывается "теория шести рукопожатий", согласно которой до любого живущего на земле человека можно добраться с помощью цепочки из шести человек. Но это – до живущего. Однако Степанова точно так же ведет себя и в истории, демонстрируя читателям, как память становится движителем любви, сострадания и творчества. Наверное, хрестоматийной станет описанная в книге поездка в Саратов. Автор приходит по адресу, который узнал для нее знакомый – здесь жили ее предки – и во дворе вспоминает все: "с таким чувством высокой, природной точности я догадывалась о том, как тут у нас было устроено, как жили здесь и зачем уезжали". А несколько дней спустя знакомый звонит и говорит, что перепутал адрес. "И это примерно все, что я знаю о памяти", – заканчивает Мария Степанова свой краткий рассказ. 

Вышла новая книга Виктора Пелевина (все уже привыкли к этим его "ежегодникам"), и мнения критиков и читателей, как водится, разошлись по разным полюсам: от "Самый грустный и безжалостный роман Пелевина" до "Пелевин в лучшей его форме". Название книги "Тайные виды на гору Фудзи", конечно, вызывает в памяти знаменитое японское стихотворение хокку, переведенное на русский десятки раз:

Улитка,
Ползи неспеша
По склону Фудзи

Двух главных героев уже успели отождествить с этими улитками, успели и удивиться теме – роман антифеминистский, но интонации Пелевина по-прежнему узнаваемы и любимы читателем:

Чему бы я стал учить молодежь со дна этих прозрений?

Да чему я могу научить… Смешно.

Ребята, сказал бы я, мальчишки и девчонки – пока молодые, развивайте полный лотос, он очень пригодится вам в жизни. И ничего не берите в голову, кроме щебета птиц, шума ветра и плеска волн. Но и они вас не спасут. Вас предаст все, на что вы смотрите дольше двух секунд.

Кажется, только ленивый не написал о стихах "лейтенанта Пидоренко", напоминающих творчество героя Достоевского капитана Лебядкина, переполненные ненормативной лексики, неграмотных оборотов и выворачивающей наизнанку чернухи. А вот ведь оказывается, что читатели ждут не дождутся его книги, стилизованной под академические издания серии "Литературные памятники".

Видимо, найдут своих читателей и романы, действие которых отнесено в 1980 год. Тема  романа "Бюро проверки" Александра Архангельского мне очень интересна: интеллигенты 1970-х, уходящие от бессмысленности, абсурдности советской идеологии в религию. Таких в ту пору было немало. Об этой – назовем ее протестной – религиозности и разочаровании в ней и пишет известный прозаик. Отличную рецензию на эту книгу – "Церковная безотцовщина" Андрея Десницкого – можно прочесть по адресу: https://www.gazeta.ru/comments/column/desnitsky/11794531.shtml

Имя Алексея Иванова тоже на слуху. Его новая книга "Пищеблок" – это веселые, а иногда и шоковые приключения в пионерском лагере.

И все же еще о разнокалиберности читателей. На ура встречен роман Алексея Сальникова "Петровы в гриппе и вокруг". Много написано и еще больше сказано (на you tube) о его необыкновенном языке, о том, какая это веселая книжка о современности, т.е. о нулевых годах, о простых людях и т.д. Зря я взялась смотреть встречу автора с читателями не то в Перми, не то в Екатеринбурге. Прав, прав был Есенин: "Лицом к лицу лица не увидать". Тем более лица Сальникова, которое он старательно прятал, почти не поднимая глаз, и бубнил что-то вроде: Советский Союз – я к нему не очень хорошо отношусь, не знаю, почему. И дальше: вот, власть тогда заботилась о писателях, а нынешняя власть больше заботится о спортсменах. И вот это было по-настоящему смешно – человек претендует на роль "властителя дум", но при этом жаждет, чтобы его обласкала власть.

Но литература перестала быть идеологией, философией, историей и социологией в одном флаконе, как это было в Советском Союзе. У нее в этой реальности своя роль. Хорошо, что у "Петровых в гриппе" есть восторженные читатели, и плохо, что они восхищаются этой книгой как "депрессивно-гениальным романом", "мозговыносящим сюжетом", "веселым трешем", хотя при этом считают ее произведением "о нас с вами". Если не делать далеко идущих выводов о реалистичности романа и воспринимать его как некий абсурдистский, то, пожалуй, можно и прочесть.

***

Завершая 2018-й и начиная новый год, хочу написать о двух книгах, изданных здесь у нас и сделавших, как говорится, погоду. Они относятся к разным разделам литературы.

Роман Андрея Иванова "Обитатели потешных кладбищ", безусловно, лучшее из литературы художественной, что появилось на свет в Эстонии в уходящем году.  Парадоксальная поговорка "Нет пророка в своем отечестве" здесь не проходит: примерно полгода спустя роман увидел свет в Москве, в издательстве "ЭКСМО".

Это редкая в наши дни книга, мне уже приходилось писать, что она требует неспешного, лучше даже медленного чтения.

Для меня подлинным открытием был главный герой романа – Альфред Моргенштерн, привезенный в Париж ребенком. Он прожил долгую жизнь и испытал, кажется, все, что может выпасть на долю человека: возвратившийся после революции в Россию отец бесследно исчез; Алекс, мальчик с оригинальной внешностью, становится своего рода знаменитостью, его называют Удивительный человек и фотографируют на постеры, сажают в витрину как живую рекламу. Он на открытках, он на афишах, он в комиксах, его знают все и повсюду. Он дружен со знаменитостями – писателями, художниками, драматургами, режиссерами; во время войны ему приводят двух маленьких еврейских детей, которых он спасает от нацистов; он влюбляется во вздорную русскую женщину, которая рожает дочь и всячески пытается отрезать ее от отца.

Моргенштерн необыкновенно толерантен, готов понять любого человека, помочь каждому, кто нуждается в его помощи. Я давно не встречала такого щепетильного, бережного в отношении к другому человеку героя. Но, наверное, закономерно, что в наше время подобный человек – фигура трагическая.

Вторая книга – совсем другого рода. Это итог четырехлетнего труда Надежды Катаевой-Валк, лингвиста, поэта, автора книги "Там, где я родилась" (2014), рассказа о деревне Прудище Печорского края. "Заболев" картинами русского художника-старовера Ивана Соколова (1884-1972), Н. Катаева-Валк посвятила ему и его творчеству прекрасное издание "Тартуский художник Иван Соколов. Жизнь и творчество". Ее рассказ проникнут ностальгией и глубоким уважением к мастерству художника и его философии. Но поскольку речь идет о художнике, то лучше (хотя бы) один раз увидеть…

***

Продолжая говорить не о художественной литературе, признаюсь, что никогда в этих обзорах не писала о книгах, которые выставляются на громадной московской книжной ярмарке нон-фикшн (о нехудожественных произведениях), а зря. Интерес к ним растет и растет. Хорошо бы, до Эстонии поскорее дошла книга разговоров Чулпан Хаматовой и журналистки Катерины Гордеевой "Время колоть лед". И темы у них интересные, и сами разговоры цепляют. На мой взгляд, и Пелевину понравилось бы, несмотря на его антифеминизм.

Выберу еще одну книгу с этой самой ярмарки – Ари Турунен "Только после Вас. Всемирная история хороших манер". Эта специфическая энциклопедия пересыпана юмором, и в предисловии Турунен с лукавой улыбкой сообщал своим читателям:

Не стоит чересчур превозносить формальное выполнение правил европейского этикета, поскольку многие изысканные манеры появились на свет как результат возмутительных и даже бесстыдных действий. Так, например, когда скандинавских мужчин, приученных с младых ногтей к безусловному равенству полов, обвиняют в том, что они не всегда пропускают женщин вперед, им стоило бы в ответ припомнить отнюдь не гламурную историю возникновения этого обычая. Первыми пропускать дам вперед начали средневековые рыцари, которые опасались стать жертвами вооруженных врагов, притаившихся в темных и запутанных коридорах замка. На всякий случай доблестные воители отправляли женщин первыми проходить через ворота укреплений.

Так что не все существующие правила поведения являются такими блестящими образчиками этикета, как то кажется на первый взгляд.

И в заключение...

Не обязательно читать только то, что было издано в 2018-ом. Я вот перечитала книгу прекрасного питерского историка, литератора, соредактора журнала "Звезда" Якова Гордина "Рыцарь и смерть, или Жизнь как замысел" с подзаголовком "О судьбе Иосифа Бродского". Гордин цитирует письмо Бродского из ссылки. Ему 25 лет, он относится к жизни с неизбывной серьезностью и учит тому, что кажется ему главным, старшего друга: "смотри на себя не сравнительно с остальными, а обособляясь. … Помни, что твоя жизнь – это твоя жизнь. Ничьи – пусть самые высокие – правила тебе не закон. Это не твои правила. … Будь независим. Независимость – лучшее качество, лучшее слово на всех языках". Такие вещи легче сказать и написать, чем следовать им всю жизнь. Бродский свою независимость сохранил. Правда ведь, стоило перечитать?

Новый год принесет новые книги. Лишь бы читатели сохранялись.

Редактор: Екатерина Таклая



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: