Предвыборная студия: эксперты не услышали ответа на вопрос "Почему кандидаты собрались в ЕП?" ({{commentsTotal}})

Фото: Владислава Снурникова/ERR

Почти все участники программы "Европарламент. Предвыборная студия" на ETV+ норовили перескочить от общеевропейских проблем к местным, однако были не слишком убедительны.

К такому мнению пришли эксперты дебатов.

Участники предвыборной студии ETV+ обсудили вопросы социальной политики и экономики.

В дебатах участвовали кандидаты в депутаты Европарламента Кристина Каллас (партия "Эстония 200"), Андрей Коробейник (Центристская партия), Урмас Паэт (Партия реформ), Эйки Нестор (Социал-демократическая партия), Лаури Тынспоэг (партия "Богатство жизни"), Юлия Соммер (Объединенная левая партия Эстонии), Виктория Ладынская-Кубитс (партия "Отечество").

Эльконд Либман, политический обозреватель

Совершенно очевидно, что уровень компетенции семерых участников дебатов был обратно пропорционален их удаленности от реальной "большой политики", за одним, разве что, исключением, а степень искренности в стремлении донести свою или партийную мысль – напротив, прямо пропорциональна этому расстоянию.

Состав пришедших или присланных партиями на дебаты участников во многом задал тон дискуссии. Два очень опытных политика – Урмас Паэт (Партия реформ) и Эйки Нестор (СДПЭ), три политика с меньшим опытом, но очень большими амбициями – Виктория Ладынская-Кубитс ("Отечество"), Кристина Каллас ("Эстония 200") и Андрей Коробейник (Центристская партия) и, наконец, два совсем неопытных политика, или даже скорее не политиков вовсе Юлия Соммер (ОЛПЭ) и Лаури Тынспоэг ("Богатство жизни") – не то, чтобы до хрипоты спорили друг с другом, но демонстрировали разный подход не только к обсуждавшимся вопросам, но и к данным конкретным дебатам как таковым.

Почти все участники дискуссии норовили перескочить от общеевропейских проблем к местным. И это очень даже понятно, поскольку эти темы ближе электорату. Урмасу Паэту, не только очень опытному политику, но и знатоку "брюссельской кухни", не раз приходилось взывать к коллегам – эти проблемы не решаются на уровне ЕС, это проблемы нашего правительства! К сожалению, Паэт, представлявший одну из крупнейших партий, по большей части исполнял роль резонера, а не страстного участника дискуссии. Впрочем, страстной дискуссии и не было, хотя делал это всегда к месту и грамотно.

В экономическом блоке наиболее четким и убедительным выглядел Андрей Коробейник. Паэт, Нестор и Каллас немного уступали ему. Ладынская-Кубитс была многословна, но невнятна. Тынспоэг порой удачно "подавал реплики", а Соммер выглядела совсем уж бледно.

Как и следовало ожидать, заметно большее оживление вызвал социальный блок. Здесь Паэт явно пропустил вперед Нестора и Каллас, хотя очень конкретно и четко говорил о необходимости упреждающей социальной программы для Ида-Вирумаа с помощью фондов ЕС. Что касается Ладынской, то (смотрите выше) – много бойко произнесенных слов, мало связного смысла.

Ближе всего к проблемам, связанным с политикой ЕС, участники дебатов подошли в сельскохозяйственном блоке, тут, наконец-то, даже развернулась настоящая дискуссия по поводу выравнивания или полной отмены субсидий для фермеров между сторонниками либерального и социального подходов. Аргументы как той, так и другой стороны звучали разумно (о политических предпочтениях я тут не говорю), немного странно, что реформист и либерал Урмас Паэт не вмешался и не поддержал либеральную позицию Кристины Каллас.

Однако ответа на главный вопрос – а почему, собственно, вы собрались в Европарламент – мы, по сути, так и не дождались. Ну, Урмас Паэт, видимо, собрался туда, чтобы "продолжить начатое". Представители партий, не имеющих никаких шансов, Юлия Соммер и Лаури Тынспоэг, это знают, и участие в дебатах для них возможность показать себя. И если Тынспоэгу удалось продемонстрировать свое остроумие или хотя бы флаг родной партии, Соммер это не удалось. Пожалуй, ближе других к ответу на этот вопрос в разные моменты дебатов подходила Кристина Каллас.

Харри Тууль, руководитель экономической редакции Postimees и BNS

Вступительные слова политиков удивили, поскольку первоначально могло показаться, что все они поддерживают большую интеграцию Европейского союза. По очереди они озвучивали мысли о том, как ЕС должен отстаивать общие интересы, в том числе укрощать Германию в проведении независимой энергетической политики. Это впечатление оказалось ошибочным, поскольку выяснилось, что большая часть кандидатов выступает за автономию Эстонии в Европе в большей или меньшей степени.

Другими словами, если обобщать, по оценке участников дебатов Европа должна быть едина лишь в тех вопросах, которые выгодны Эстонии. Если же это не так, то каждая страна имеет право на проведение собственной политики. Разумеется, в некотором смысле это разумно, если ЕС будет проводить единую внешнюю политику, но внутриполитические решения остаются за отдельными странами.

На протяжении всей дискуссии кандидаты указывали на многие проблемы Европы, однако скорее у них возникли сложности с поиском решений. Особенно наглядным было обсуждение будущего сланцевой энергетики: исключая некоторые неточности, постановка проблемы была весьма верной – она касается энергетики, окружающей среды и имеет социальный подтекст, однако предлагаемые решения скорее оставались на уровне лозунгов. Смешивался уровень принятия решений на местном уровне и ЕС, в некоторых случаях, очевидно, политики шли на это сознательно.

Дебаты оживились ближе к концу при обсуждении вопроса о минимальной зарплате, у кандидатов оказались разные представления на этот счет. В остальном, за некоторыми исключениями, было трудно понять, чем отличаются позиции партий в том или ином вопросе.

Очевидно выделялись две партии, от них веяло обреченностью — все равно они не попадут в Европарламент. Это позволило им быть на виду и отличиться хлесткой критикой, с другой стороны, их позиции остались попросту непонятыми.

Я подразумеваю представителей партии "Богатство жизни" Лаури Тынспоэга и Объединенной левой партии Юлию Соммер. Первый кандидат отличился смелыми заявлениями, но не смог предложить реалистичных решений. В принципе, партия, которая не обладает поддержкой избирателя и влиянием, может позволить себе не отвечать за свои высказывания. К сожалению, заявления другого кандидата, Юлии Соммер зачастую вовсе не касались темы дискуссии, у нее возникали трудности с объяснением своих мыслей.

Несомненно, явным преимуществом перед другими обладал кандидат от Партии реформ Урмас Паэт, поскольку он имеет опыт работы в Европарламенте и знает нюансы, недоступные другим. Отчасти, особенно в начале дискуссии ему удалось воспользоваться этим преимуществом, но в целом он не звучал убедительно. Он неоднократно указывал на то, что решение некоторых вопросов относятся к сфере ответственности правительства, а не Европейского парламента. В целом так и есть, но я все ожидал получить ответ, чем вообще в таком случае Европарламент занимается и на что он способен повлиять. Зачастую его ответы и предлагаемые решения были поверхностными.

Больше остальных удивила кандидат от "Эстония 200" Кристина Каллас, которая призналась, что экономика не является ее сильной стороной. Однако именно в этой дискуссии она произвела впечатление человека, который досконально разобрался в теме, тем самым она наверняка заручится поддержкой предпринимателей. Например, ее предложения уравнять или вовсе отменить сельскохозяйственные пособия, идеи о сокращении бюрократии, которые не упирались в конкретные директивы, четко отличались от конкурентов и совпадали с мнением многих предпринимателей Эстонии.

Социал-демократ Эйки Нестор был колоритным и придерживался тем, в которых он наиболее силен – вопросов социальной политики. Будь то обсуждение об утверждении минимальной зарплаты во всех странах Европы (не одинаковой) или решение проблем, сопутствующих сокращениям в сланцевой промышленности. Таким образом он явно обращался к своей целевой группе.

Кандидаты от Isamaa Виктория Ладынская-Кубитс и бывший член Партии реформ, ныне центрист, Андрей Коробейник запоминающимися мнениями не отличились. Если бы мне пришлось расставлять оценки, то я бы поставил им столько же, сколько и Урмасу Паэту – "удовлетворительно".

Партия зеленых и EKRE в дебатах не участвовали.

Евгений Эрлих, руководитель программы "Балтия. Неделя" телеканала "Настоящее время"

Я не живу в Эстонии, и не сильно погружен в нюансы эстонской политики. С другой стороны, мы – наша команда журналистов – раз в неделю выпускаем программу "Балтия. Неделя", и потому, в силу профессиональной необходимости, внимательно следим за новостями в вашей стране. К чему я это сказал? К тому, что я, пожалуй, идеальный образец среднестатистического эстонского избирателя: в деталях не силен, но поговорить "за политику" вполне могу.

И на эти дебаты я старался смотреть глазами "простого эстонца". А что хочет услышать от политика нормальный избиратель: не политолог, не журналист, не чиновник? Наверное, каким образом жить нам завтра станет "лучше и веселее" и как этот конкретный кандидат намерен бороться за "мои интересы". Понятно, что воспринимаем мы речи политиков с огромным скепсисом, но надежда умирает последней: "А вдруг как в Украине придет такой "молодой, честный, наш…" и все изменит?!" То есть, средний избиратель, я подозреваю, по-прежнему "голосует сердцем".

С сожалением я узнал, что в дебатах, в которых приняли участие представители семи партий, не участвовали главные ньюсмейкеры от партии EKRE. И все действо моментально поблекло. Сегодня вот эта самая фигура умолчания – "партия-скандал", "партия – вызов общественному мнению", партия, которая самим фактом пребывания в правительстве уже изменила имидж Эстонии – ровно эта партия сегодня и придает смысл всем дебатам. EKRE – теперь точка отсчета. Как проклятый российский вопрос "Чей Крым?", так и эстонский "Как вы относитесь к EKRE?" нынче всех расставляет по системе координат. А EKRE не пришла. Вполне в своем духе: зачем ультраправым дискутировать с кем-то, да еще и на русскоязычном канале?

Дебаты напоминали странный спектакль: вроде на сцену позвали профессионалов политического театра, но, почему-то, двое из них оказались абсолютными любителями. Иногда возникало ощущение, что в разговор взрослых периодически вклинивались дети: повеселила "девушка в красном" – Юлия Соммер. На вопрос ведущего: "Что делать с Ида-Вирумаа? В результате закрытия сланцевых шахт, тысячи людей потеряют работу – это ведь социальная катастрофа!", она сбивчиво предложила "внедрять передовые технологии по энергосбережению, например, "ветровые мельницы". Если бы я был избирателем, я сразу вычеркнул Объединенную левую партию из списка своих предпочтений.

Следующим кандидатом на вылет оказался представитель партии "Богатство жизни" Лаури Тынспоэг: он с места в карьер предложил выбрать в Европарламент именно его, поскольку никто кроме него не станет бороться с "ужасным" проектом Rail Baltica. Хотя транспортный коридор от Берлина до Хельсинки позволит добраться из Риги до Таллинна всего за полтора часа – быстрее, чем на самолете.

Если представители этих двух партий явно выделялись на фоне остальных, то позиции оставшихся пяти кандидатов были более-менее одинаковыми. Было трудно понять, о чем они спорят, поскольку они по большей части друг с другом соглашались.

Если бы я был эстонским избирателем, мне было бы трудно разобраться, кто лучше всех будет отстаивать мои интересы, решит проблемы и за кого был бы готов отдать голос, голосуя даже сердцем. Все пятеро – Кристина Каллас, Андрей Коробейник, Урмас Паэт, Эйки Нестор, Виктория Ладынская-Кубитс – производят впечатление умных и интеллигентных людей. Однако они не адресовали послания своему избирателю. Складывалось впечатление, что избиратель как объект их не интересовал.

Вероятно, именно поэтому, согласно статистике, явка на выборы в Европарламент ниже, чем на национальных выборах: Брюссель далеко и это нас не касается. Предсказать то, как будут голосовать избиратели, практически невозможно.

Редактор: Ирина Киреева



Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: