Украинский ученый создает робота-пожарного в Эстонии, технология применялась в Чернобыле ({{commentsTotal}})

Владимир Захматов
Владимир Захматов Автор: ERR

Доктор технических наук из Украины Владимир Захматов изобрел альтернативный метод тушения пожаров. После Чернобыльской аварии он занимался тушением очагов возгорания в так называемом Рыжем лесу, который из-за радиации высох за сутки, а пожар в нем был равнозначен огневому шторму с выбросом радиоактивной пыли на высоту 1,5-2 километра. Изобретатель давно сотрудничает с эстонскими партнерами и именно здесь создал миниогнетушитель, который помог избежать сильных ожогов у участников акций 2014 года в Киеве, когда стали кидать бутылки с зажигательной смесью.

Следующий шаг – совместно с эстонскими фирмами создать робота или беспилотник, который бы тушил пожары без привлечения человеческих ресурсов, сказал Владимир Захматов в интервью "Актуальной камере".

В чем ключевой принцип вашего метода пожаротушения?

Ключевой принцип не в том, что мы создаем новые огнетушащие вещества, а в том, что мы создаем новую технику их подачи. Принцип заключается в том, что от узкой струи мы переходим к импульсным выбросам. Например, в виде шквалов или вихрей. Отличие такого шквала от природного в том, что у нас создается большой по площади фронт, который сразу накрывает горящую поверхность и в течение секунды, например маленький огнетушитель тушит 1 квадратный метр, а залп из установки из 10 стволов тушит 1000 и более квадратных метров за 1 секунду.

Как родилась идея применения альтернативного метода пожаротушения?

Как ни странно, путевку в жизнь моим работам, когда их стали хорошо поддерживать и финансировать, дала чернобыльская трагедия. 1 мая я добровольно уехал в Чернобыльскую зону по распоряжению президиума Академии наук Украины. В Чернобыле создалась очень тяжелая обстановка. 80% первого выброса, который сделал непригодными для жилья много площадей в Белоруссии, Украине, России, вызвал панику в Швеции и Финляндии, осталось лежать примерно в километре от Чернобыльской станции. На густых посадках соснового леса была настолько сильная радиация, что за сутки 12 гектаров стали сухим лесом, который из-за жаркой погоды то и дело загорался.

Уже тогда лучшие умы Советского Союза оценили опасность этого Рыжего леса. Если бы сухой сосновый лес с высотой сосен от 3-5 метров начал гореть, то он мог бы создать на такой площади огневой шторм, который в секунду сжег бы лес и создал мощные воздушные потоки, которые подняли бы радиоактивную пыль на высоту до 1,5-2 километров. Дальше эту пыль могло бы понести на Москву, Ленинград, Прибалтику, Варшаву или Берлин, и тогда там бы появилась мертвая зона. Радиус реальной опасности был огромен, радиоактивные частицы из Чернобыля были зафиксированы как в Берлине, так и в окрестностях Стамбула.

Обстановка была как на войне

Трагедия заключалась также в том, что постоянно на тушение каждого маленького очага возгорания в том лесу отправлялось звено пожарных, которые пользовались лопатами. Каждый день это случалось десятки раз, при том, что радиация в Рыжем лесу была от 1000 до 2500 рентген – это многократно превышает смертельные дозы радиации.

Моя задача заключалась в том, чтобы придумать, как устранить человеческий фактор при тушении в Рыжем лесу. Обстановка была как на войне. Я тогда придумал бомбу из обычных мешков. 6 обычных мешков, наполненных мокрым песком, связывались и устанавливалась тротиловая шашка. В итоге получившаяся бомба по своей конфигурации позволяла с высоты в 20 метров потушить за 1 секунду от 100 до 200 квадратных метров. Мы летали на вертолете. Связка мешков постоянно раскачивалась, я участвовал в первых вылетах как наводчик. В первом вылете мы провисели минуты полторы в воздухе, ожидая момента, чтобы взорвать бомбу. Я чисто по наитию взорвал тогда, когда бомба проходила над очагом возгорания. И только на 4-ом вылете я осознал, что у нас получилось. Время распыления огнетушащего состава оказалась менее 0,01 секунды.

Не скажу, что моя технология полностью предотвратила работу людей в Рыжем лесу, но после они работали уже в значительно меньшем количестве.

После 7-8 вылета меня самого сняли без сознания с вертолета и отвезли в больницу, из которой я через неделю сбежал и подпольно пробрался на Чернобыль и продолжил там работать.

А зачем вы вернулись?

Мы совершенствовали технологию. В начале июня мы применили ту же технологию для распыления отходов нефтепродуктов, так называемой бурды, очень вязкой субстанции. Мы ее тоже взрывом распыляли, чтобы обеспечить проникающий эффект в траву и верхний слой грунта. Где-то за сутки эта вязкая масса становилась твердой, и потом ее можно было просто кусками рубить топором или пилить болгаркой и отвозить в могильник. Таким образом мы тоже спасли много людей от того, чтобы они вручную более примитивными методами ликвидировали эту радиоактивную пыль.

После этого вы продолжили развивать эту технологию и создали даже специальную технику.

Да, после Чернобыля пошло хорошее финансирование, я стал сначала заведующим лабораторией, потом начальником большого отдела в Академии наук Украинской ССР. У меня в отделе было примерно 60 научных сотрудников, плюс обслуживающий персонал. Нам удалось довольно много сделать: мы тушили лес три раза в Крыму, в горах, в труднодоступных регионах, отработали в начальной стадии технологию тушения торфяных пожаров, создали технологию тушения штабелей боеприпасов. Технология помогает в случае, когда людям опасно приближаться на пожарных машинах, когда в любой момент может произойти взрыв и убить множество пожарных. Мы разработали танк, который благодаря высокому КПД огнетушащего состава позволял сохранить броню, все системы защиты экипажа, в том числе против радиоактивной пыли. Их было выпущено 30 штук. До сих пор на Украине работает семь машин, две постоянно дежурят в Чернобыльской зоне, в России около 12 штук работает тоже. Для Чернобыльской зоны мы сделали 40 многоразовых установок на базе 2-осевых лафетов.

А когда вы стали делать портативную технику для пожаротушения?

Первый заказ на карманные огнетушители у нас был от Московских правоохранительных органов для Московской олимпиады. Тогда наши карманные миниогнетушители, сделанные на базе сигнальной ракеты, помогли потушить трех горящих человек, один из которых совершил попытку самосожжения, а остальные загорелись случайно.
В Эстонии был разработан миниогнетушитель, который позволяет нейтрализовать токсичный дым.

Как началась ваша деятельность в Эстонии?

Лет 15 назад, мой друг Ардо приезжал ко мне в гости и предложил начать деятельность в Эстонии. Мне Эстония нравится, тут в отличие от Украины, работающая промышленность, спокойная жизнь, имеются хорошие специалисты. Все, что мы делали в Эстонии, отмечалось хорошим качеством.

А что вы создали в Эстонии?

Здесь мы создали миниогнетушитель. Это огнетушитель, который заряжается порошком или водой (150 мл воды или 250 гр порошка). Мы им тушили модельный очаг метр на метр за одну секунду с дистанции до 2 метров. Он позволяет тушить любое мелкое возгорание в доме, офисе, машине. Сейчас был ряд пожаров торговых центрах в разных странах, включая Германию, Россию, где были 10 погибших. В основном люди гибнут не от пламени, а от дыма. Так вот, этот миниогнетушитель стреляет тонко распыленной водой и реально позволяет осадить и нейтрализовать токсичный дым.

Еще мы здесь разработали профессиональный, или как мы его называем, морской огнетушитель, который перезаряжается пластиковой литровой бутылкой, где может быть как вода, так и вода с пенообразователем или вязкая жидкость. Такой аппарат позволяет потушить очаг объемом в 1 кубический метр. Это примерно в 10 раз эффективнее, чем тушить обычным огнетушителем. Обычным огнетушителем, чтобы правильно пользоваться, нужно иметь навык управления струей, а здесь достаточно прицелиться и нажать на кнопку. Такой огнетушитель одним выстрелом создает коридор до 12 метров, в котором осаждается дым. Им можно тушить пожар в комнате, не заходя в нее, через открытую дверь.

Этим огнетушителем можно тушить и человека. И это не пустые слова. Когда у нас на Украине началась гражданская война, началась она не в Донецке, а в Киеве 19 января 2014 года. Я вечером увидел по телевизору, что в полицейских летят десятки зажигательных бутылок. Я взял два своих огнетушителя и пошел на улицу Грушевского, и за те несколько раз, что я там был, мне удалось спасти от сильных ожогов около 20 человек.

В Эстонии вы намерены сейчас найти партнера, который смог бы сделать робота или дрон для вашего огнетушителя?

Да, это сейчас самые популярные тренды развития пожарной техники. У них громадное преимущество – отсутствие людей. И действительно, потерять дрон или потерять вертолет с экипажем – это большая разница. Наше преимущество заключается в том, что за счет нового метода подачи удельные расходы очень маленькие. Если на дрон с грузоподъемностью 100-200 кг закрепить обычную цистерну с водой, то вряд ли мы потушим даже 5 квадратных метров, потому что потеря воды при такой технологии слива минимум 90%. КПД при нашей методике не менее 70-80%.

А почему вы ищете партнера по созданию дрона именно в Эстонии?

В Эстонии, насколько я знаю, есть фирмы, которые разрабатывают принципиально новые конструкции роботов. По крайней мере, мы одну такую фирму знаем, уже договорились о взаимодействии, вот эта фирма будет делать специальный дрон под наши бомбы.

Редактор: Ирина Киреева



Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: