Лаури Мялксоо: Эстония с иранским кризисом угодила в "реальный мир" ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Лаури Мялксоо.
Лаури Мялксоо. Автор: Прийт Мюрк/ERR

Эстония, ставшая с начала января непостоянным членом Совета Безопасности ООН, сразу столкнулась с первым серьезным вызовом в виде обострившегося конфликта США и Ирана, считает профессор международного права Тартуского университета Лаури Мялксоо.

"Что касается Эстонии в Совете Безопасности ООН, то это тот самый реальный мир, в котором мы следующие два года будем на очень заметном месте", - сказал Мялксоо в среду в еженедельной передаче Otse Uudistemajast, посвященной анализу эскалации американо-иранского конфликта с позиций международного права.

Новый виток напряженности в отношениях Вашингтона и Тегерана последовал после убийства в Багдаде 3 января иранского генерала Касема Сулеймани запущенной с американского беспилотника ракетой, на который Иран ответил 8 января ракетным ударом по двум военным базам США в Ираке.

По словам Мялксоо, основной спорный вопрос в этом инциденте в том, насколько широко государства могут толковать право на самооборону и распространяется ли такое право на убийство генерала Сулеймани. Хотя США отнесли Корпус стражей исламской революции к террористическим организациям, одним из командиров в котором был Сулеймани, он все-таки является государственной структурой. Например, США ранее уничтожили подобным образом лидеров Аль-Каиды и "Исламского государства" Осаму бен Ладена и Абу Бакра аль-Багдади, однако они не были государственными акторами, поэтому их статус в международном праве не такой прочный, как у государств и их представителей.

Мялксоо отметил, что в системе международного права, созданной после Второй мировой войны, право государств на применение силы хотели ограничить, разрешив использовать силу только для самообороны. С другой стороны, США, а также некоторые другие страны расширительно толковали это право, нанося превентивные удары под предлогом предотвращения готовящегося нападения. "Но тогда нужно представить доказательства. В противном случае и Гитлер мог бы сказать, что начал войну против СССР для самообороны", - привел пример академик.

Он подчеркнул, что для Эстонии было бы лучше, если бы все государства интерпретировали международное право одинаково, не делая ни для кого исключений. Если сейчас свои права толкуют расширительно в основном только США, то в скором времени так могут поступить и другие крупные страны, а Эстония окажется тогда в новой ситуации. Так, российская военная доктрина допускает использование вооруженных сил для защиты своих граждан за границей, что может прямо коснуться Эстонии.

"Мы не можем быть заинтересованы в таком расширительном толковании, - подчеркнул профессор. - Если мы будем расширительно толковать право на самооборону, мы откроем ящик Пандоры. Из этого и другие государства смогут конструировать удобные для себя обоснования".

Мялксоо добавил, что до настоящего времени расширительное толкование международного права в основном позволяли себе западные государства, но это дает и другим государствам возможность ссылаться на аналогичные предлоги. "Чем проблематичнее вели себя другие [государства], тем более пустой звучит потом их критика в адрес России, - сказал ученый, приведя в виде примера критику по поводу аннексии Крыма. - Один из полученных Западом уроков за последние 15 лет состоит в том, что и другие государства способны делать для себя исключения. Другие государства не заинтересованы, чтобы у Запада было больше прав".

Поведение США ставит Эстонию перед сложным выбором

В такой ситуации Эстония оказывается перед "вилкой решений", в которой Таллинн в качестве члена НАТО заинтересован в дружеских отношениях с США, а с другой стороны - не заинтересован, чтобы военная сила применялась слишком широко. "Поэтому потенциально у нас здесь есть почва для разногласий с США. Нам не следует совсем уж автоматически соглашаться с расширенным применением силы", - считает Мялксоо.

"Потенциально, самым плохим вариантом было бы появление ситуации, как в 2003 году, когда США и Великобритания решили отправиться в Ирак Саддама Хусейна, чтобы найти там оружие массового уничтожения, а несколько союзников с этим не согласились, и НАТО раскололась, - добавил он. - С другой стороны, пока нельзя прогнозировать развитие ситуации по такому пути, потому что Иран в другом положении и похоже, что даже Россия заняла довольно сдержанную позицию в отношении произошедшего".

Возможно, что Эстонии вообще не придется занимать позицию по этому вопросу в Совбезе ООН, потому что для этого нужно, чтобы какое-то государство его там подняло. "Если истолковать произошедшее таким образом, что за пределы международного права вышли как США, так и Иран, то Эстония вообще не попадет в ситуацию, в котором надо будет идти против США", - считает Мялксоо.

По его мнению, данная дилемма - поддерживать международное право или союзника - пока еще остается умозрительной. "Наш союзник пытается истолковать покушение на Сулеймани с позиции международного права. Я бы так рельефно это пока не формулировал, - сказал профессор. - Я бы также не хотел, чтобы осталось впечатление, что США являются хроническим нарушителем международного права. США все-таки часть того порядка, который возник с созданием ООН".

Эстония должна свыкаться с новой ситуацией

"Это главный вызов для внешней политики Эстонии, что мы должны быть способны видеть в этом универсальный стандарт. Тот мир, в котором только США могли так себя вести, по всей видимости, заканчивается, поэтому нам как малому государству следует разобраться, как себя теперь вести", - сказал академик.

"Однако дадим эстонской дипломатии время отреагировать на все это. Я настроен в этом смысле оптимистично, потому что малые страны иногда способны преподнести сюрпризы и даже содействовать деэскалации таких конфликтов", - добавил Мялксоо.

В ответ на замечание ведущего, что некоторые критики заранее указывали на такие дилеммы, ждущие Эстонию в Совете Безопасности ООН, ученый ответил, что это вопрос позиционирования государства.

"Альтернатива - сразу решить, что нам там делать нечего, это затратно и скорее может создать для нас проблемы. В каком-то смысле это означало бы признать, что мы согласны с таким мировым порядком, в котором есть две категории стран, а мы относимся как раз к категории B. Я думаю, что Эстония правильно решила, что мы не можем принять такой правовой порядок, в котором некоторым странам в принципе не нужно становиться членами таких [международных] структур. Но эти два года [в Совете Безопасности ООН] точно будут интересными", - пояснил Мялксоо.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: