Юри Ратас: все избранные в парламент партии подходят для коалиции ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Юри Ратас и Артур Аукон.
Юри Ратас и Артур Аукон. Автор: Aleksandr Hussainov/ERR

Премьер-министр Эстонии Юри Ратас (Центристская партия) в большом интервью "Радио 4" ответил на вопросы о непростой международной обстановке, визите Владимира Путина в Эстонии, ситуации с информационным агентством "Sputnik Эстония" и внутренней политике.

- Многие политики говорят, что этот год будет богатым на события. Какие главные приоритеты правительства вы бы обозначили прежде всего?

- Очень хороший вопрос. Правительство рассматривает в целом свои приоритеты на новый год. Один принципиальный вопрос - сможет ли численность населения Эстонии снова вырасти или будет сокращаться. Благодаря миграции мы наблюдали некоторый рост, но рождаемость по-прежнему негативная. С другой стороны, я надеюсь, что в новом году, для баланса, у нас будет больше единства, больше заботы, больше способности поддержать тех людей, которые, может быть, чуть-чуть слабее остальных. Если еще говорить о больших целях, то этот год будет годом повышения пенсий, самого заметного за 12 лет, рост средней пенсии по старости составит 45 евро.

Я доволен, что в начале года увеличилось пособие для детей с особыми потребностями, чьи проблемы со здоровьем признаны средними или тяжелыми. Они удвоятся, составив, соответственно 138 и 161 евро. Пособие для детей с глубокой инвалидностью утроится, составив 241 евро. Также этот год станет годом существенных изменений в системе первичной медицинской помощи.

Она станет более доступной и эффективной. Изучение эстонского языка: оно с уровня детских садов в этом году распространится и на начальную школу. Мы начнем строительство государственных гимназий в Раквере, Мустамяэ и на Сааремаа. Мы продолжим строительство государственных гимназий в Сауэ и Табасалу. Школа искусств, или, вероятно, знакомый слушателям угол Пярнуского шоссе и Лийвалайа, где начнется строительство Музыкально-балетного училища. Учебный корпус Академии МВД будет готов в Нарве. Я думаю, все это важно.

Мы сможем продвинуться в строительстве четырехполосных шоссе. Я имею в виду шоссе Таллинн-Тарту на 16-километровом отрезке Выыбу-Мяо, возведение антипылевого твердого покрытия на дорогах. Годами витавшая в воздухе глобальная идея привести торговые суда под эстонский флаг - я надеюсь, что во втором полугодии мы увидим ее осуществление. Кроме того, конечно, строительство спасательных депо в Нымме и Лиллекюла. В Силламяэ будет готово объединенное здание для полиции и спасателей.

Я думаю, это некоторые примеры тех важных решений, которые мы хотим претворить в жизнь в этом году. Так что я бы хотел, чтобы в этом году эстонское общество было более солидарным, более благоприятствующим созданию семей. Чтобы наша экономика была более наукоемкой, а государственное управление – более эффективным. И, конечно, чтобы наше государство было хорошо защищено.

- Год начинается с обострения ситуации на Ближнем Востоке. Эта тема будет подниматься на вашей встрече с премьер-министром Финляндии?

- Конечно, международная картина в начале этого года была очень тревожной. Тут, естественно, очень важен тот посыл, которые транслирует Европейский союз.

У нас будет встреча с премьер-министром Финляндии в эту пятницу - это для нее первое посещение Эстонии. И, конечно, мы будем обсуждать и следующий бюджетный период Европейского союза, и двусторонние культурные связи. Я бы хотел, чтобы Эстония и Финляндия могли продвигаться вперед в том, что касается взаимного предложения цифровых услуг. Сегодня, например, финны могут использовать в Эстонии свои цифровые рецепты, а жители нашей страны в Финляндии - еще нет. Здесь нам нужен прогресс.

Мы также обсудим Rail Baltic. Эта важная магистраль, соединяющая страны Балтии с Европой, представляет интерес также для Финляндии. Мы - возвращаясь к началу вопроса - будем говорить и о международной ситуации. Мы хотели бы, чтобы конфликты решались с применением дипломатии, а не оружия.

- С этого года наша страна стала непостоянным членом Совбеза ООН. Какую позицию мы будем занимать в противостоянии США и Ирана?

- Эстония первый раз будет заседать в Совете Безопасности ООН, членом которого мы будем на протяжении двух лет. Мы хотели бы, чтобы международное право соблюдалось и укреплялось. Чтобы конфликты удавалось предотвращать. Одна из наших целей в Совбезе связана с борьбой с изменениями климата и терроризмом. Если говорить о событиях начала года, то Эстония доверяет Соединенным Штатам и поступающей от них информации,

Эстония поддерживает Соединенные Штаты, и эти атаки, которые в конце прошлого года были нанесены по американским базам, а также атака против посольства США - США сказали, что они задействовали механизм самозащиты, который позволяет использовать статья 51 ООН. Но, как я уже сказал - сейчас нужно сделать все, чтобы способствовать деэскалации ситуации. Нам не нужна новая напряженность, не говоря уже о новом очаге войны.

- Но эскалация все же возможна, и в этой ситуации многие страны ЕС заявляли, что Европе придется выбирать, какую позицию занять по этому вопросу.

- Мы должны исходить из имеющейся ситуации и имеющейся информации. После встречи послов при НАТО последовало заявление в поддержку Соединенных Штатов. Страны Европейского союза также в действительности поддержали то, что США сделали в целях самозащиты. Но повторюсь: сейчас нужно прилагать усилия к тому, чтобы ситуация разрешилась дипломатическими усилиями. Чтобы дипломаты говорили, а пушки молчали.

Ваш вопрос был связан с культурными объектами и заявлением, что, если что-то случится, их могут атаковать, но сегодня мы хотим деэскалировать ситуацию. Рост напряженности в этом регионе может, по моей оценке, привести к ужасным последствиям. Сегодня все должны прилагать усилия к тому, чтобы их избежать.

- Давайте вернемся ко встрече с премьер-министром Финляндии. Осенью глава МВД Март Хельме заявил, что нашей стране необходим план Б на случай, если НАТО окажется неспособным защитить наш регион. Эстония собирается развивать военное сотрудничество с Финляндией?

- Во-первых, повторюсь, у нас нет никаких планов Б и Ц, а если кто-то утверждает, что они есть, то речь идет о том же самом плане А: Эстония в НАТО вместе со своими союзниками и это для нас самое важное. Если говорить о сотрудничестве с Финляндией, то мы вместе принимали участие в миротворческой миссии ООН UNIFIL в Ливане, которая завершилась потому, что Финляндия из нее вышла, после чего оттуда вышла и Эстония. Так что опыт подобного сотрудничества у нас есть. Финляндия нам очень близка.

Различные учения в сфере кибербезопасности - это также та сфера, в которой мы очень тесно сотрудничаем. В прошлом году во втором полугодии Финляндия председательствовала в Cовете ЕС. Сейчас мы на заседании Европейского Совета подошли к обсуждению следующего бюджета ЕС на основании предложений Финляндии. Это тоже тот вопрос, по которому у нас с премьер-министром Финляндии состоится обмен мнениями.

- На ваш взгляд, должна ли Финляндия вступить в НАТО?

- Этот вопрос в Эстонии задается довольно часто. Финляндия - это независимая демократическая страна. Финское общество само примет решение по этому вопросу. Я не считаю правильным вмешиваться здесь с советами, что должна делать Финляндия. Это сильное демократическое государство, которое может решить, присоединяться или не присоединяться ему к НАТО, в соответствии с тем, что оно считает правильным, что считают правильным его граждане.

- В декабре мы с вами не встречались, поэтому я не могу не спросить про юбилейный саммит НАТО. Тогда сложилась достаточно странная ситуация, когда Турция фактически начала шантажировать альянс: Анкара была готова блокировать принятия обновленных планов по обороне региона Балтийского моря, если западные страны не признают курдов террористов. Как удалось убедить Турцию поддержать все-таки планы НАТО по обороне нашего региона?

- Встреча лидеров НАТО в Лондоне 3-4 декабря прошла с юбилейным настроением. Я должен отметить, что она продемонстрировала сильное единство и прошла в позитивном ключе. Северная Македония также была за столом переговоров - еще не в качестве 30-й страны-члена, но как государство, которое вот-вот таковым станет. Что касается Турции, то у меня состоялся на эту тему разговор с президентом Турции. И я донес до него мысль, что между странами Балтии, Польшей и Турцией нет конфликтов, из-за которых Турция не могла бы поддержать наши оборонные планы.

Было довольно раннее утро 4 декабря, когда выяснилось, что Турция поддерживает эти планы, не тормозит их. Вы спрашиваете, что Турция попросила взамен или что ей предложили взамен. Нет, мы с президентом Турции не обсуждали больше ничего. Не было других вопросов на чаше весов, я просто сказал, что оборонные планы - это вопрос, в котором важно движение вперед, больше никаких тем мы с ним не поднимали.

- И все же тема курдов поднималась?

- Как я уже сказал, на эту тему мы не говорили. И это не было темой встречи лидеров НАТО. Просто в то время, когда она проходила, вопрос оборонных планов между странами Балтии, Польшей и Турцией нашел решение. Конечно, этому способствовали многие другие, что тоже было очень важно.

- Можно ли в этой ситуации говорить о единстве внутри альянса?

- Как я уже сказал, последняя встреча лидеров НАТО была позитивной, она показала, что альянс силен и един. Это была хорошая встреча.

- А что из себя представляют эти оборонные планы обороны региона Балтийского моря?

- Это связано с конкретными шагами НАТО по обороне стран Балтии и Польши. Периодически они обновляются, и сейчас как раз то время, когда их пересматривают.

- Будут ли в Польше размещены американские ракеты?

- То, какие действия в отношении конкретной страны предусмотрены внутри НАТО, какие механизмы задействуются, это, с одной стороны, вопрос каждой отдельной страны. С другой стороны, альянс в последние годы упрочил свои позиции в Европе, мы видим сегодня сотрудничество в Балтийском регионе как в рамках расширенного передового военного присутствия НАТО в Тапа, как и в рамках миссии по охране воздушного пространства. А то, какие механизмы будут задействоваться в каждой конкретной стране, очень во многом зависит от подготовительной работы, которую сама эта страна проводит.

- Вот за последний год, когда и президент Франции заявил о "смерти мозга" НАТО, снова возник вопрос о формировании собственной армии ЕС.

- Эта мысль высказывалась и раньше: не должен ли Европейский союз создавать свою мощную армию. Мне это не кажется верным шагом. У нас уже есть такой альянс, это НАТО. У Европейского союза с НАТО идет сотрудничество по ряду вопросов, это разумно, но я не считаю правильным создавать альтернативные структуры.

- Давайте поговорим об отношениях с Россией. Президент Эстонии Керсти Кальюлайд направила приглашение Путину посетить в этом году Конгресс финно-угорских народов. Насколько вероятно, что президент РФ посетит Эстонию в этом году?

- У меня нет информации о том, будет ли президент Путин участвовать в Восьмом всемирном конгрессе финно-угорских народов, который пройдет 17-18 июня в Тарту в Эстонском национальном музее. Я знаю, что в нем будет участвовать примерно 500 делегатов и наблюдателей из населенных финно-уграми регионов. Также известно, что президент Кальюлайд пригласила на него президента России Владимира Путина, также ожидаются президенты Венгрии и Финляндии. Насколько я знаю, Путин еще не ответил на приглашение.

- А на ваш взгляд, это был бы позитивный шаг в отношениях наших стран?

- Если мы выслали приглашение, значит президент этого хотела. Я считаю правильным и необходимым диалог между соседями. Это означает, например, и то, что я не говорю, что я не готов встретится со своим коллегой, премьер-министром России. Это не означает, что Эстония должна отступить от своих принципов и целей, этого мы делать не намерены, но у нас есть много вопросов, которые мы должны обсуждать и в которых должны сотрудничать с Российской Федерацией. Приведу в пример важное для ряда эстонских самоуправлений приграничное сотрудничество, в развитии которого они очень заинтересованы. Диалог всегда и в разы полезнее, чем его отсутствие.

- Я не могу здесь не уточнить позицию ваших партнеров по коалиции. Партия EKRE заявляла, что такой визит Путина стал бы плохим сигналом, поскольку при Владимире Путине права малых финно-угорских народов в России ущемляются.

- Те партии, которые входят в коалицию, не являются одной партией. Это разные партии с разным мировоззрением и позициями. Это совершенно нормально для демократического государства. Я лично скажу еще раз, что, если президент Эстонии пригласила президента Российской Федерации, значит его здесь ждут. Это первое. И второе: диалог всегда лучше. Это не значит, что две страны должны тут же во всем друг с другом согласиться. Тем более, что Эстония связана, и в хорошем смысле, с Европейскими союзом. Мы соседи, а соседи должны общаться.

- В какой-то момент появились данные, что нашу страну может посетить и президент США Дональд Трамп. Как вы прокомментируете эти сведения?

- Возможность о которой говорят, это саммит Инициативы трех морей, который состоится в этом году в пятый раз. В его рамках пройдет также третий бизнес-форум. Страны, расположенные вокруг трех морей, 12 стран Европы и США, будут в этом участвовать. Бывало, что в саммитах Инициативы трех морей принимал участие и президент США.

То, что Трамп может в этом году приехать в Эстонию, это скорее теоретическая возможность, на пороге выборы президента США, и эстонскому государству пока не поступало никакого подтверждения тому, что президент Трамп может посетить Эстонию. Но, конечно, он тут всегда желанный гость, это наш сильный союзник. Первый саммит Инициативы трех морей состоялся в Хорватии, в Дубровнике, в 2016 году. А во втором саммите в Польше, в 2017 году действительно принимал участие президент США Дональд Трамп.

- Давайте вернемся к отношениям с Россией. Буквально в канун нового года пришла новость о приостановке деятельности агентства "Sputnik Эстония" под давлением наших властей. Все это связано с расширением санкций в отношении Дмитрия Киселева. Из Москвы сразу же посыпались обвинения в наш адрес: якобы в Эстонии нарушается свобода слова. Ваши комментарии?

- Если мы говорим о санкциях Европейского союза в отношении собственности агентства "Спутник", то они никак не связаны с содержанием. Оно, с точки зрения санкций, никакого значения не имеет. На месте "Спутника" могло бы быть предприятие, работающее в любой другой сфере.

- Сразу же возникает вопрос, почему ждали пять лет? Санкции были введены в 2014 году.

- В действительности часть санкций была применена уже в 2015 году. Речь идет о замораживании средств в Äripank, по моим данным. Санкции были расширены в 2019 году, в октябре, когда Swedbank начал ограничивать сделки и закрывать счета. События развивались именно так.

- Но в других странах "Спутник" продолжает работать.

- Форма собственности в разных странах заметно различается, так что нельзя говорить о едином подходе.

- Кстати, вам задавали вопросы по поводу этой ситуации? Я имею в виду, на международном уровне.

- Нет, на международном уровне мои коллеги меня об этой ситуации не спрашивали.

- Давайте поговорим об аптечной реформе, которая должна состояться в апреле. Мы видели, что происходило в декабре, когда сотни аптек в знак протест закрыли свои двери. Означает ли это, что столько же аптек в апреле прекратят работать и многим людям будет сложнее приобрести лекарства?

- Прежде всего то, что случилось после решения Рийгикогу не отказываться от реформы формы собственности аптек - слушатели "Радио 4" помнят, как в декабре, сообщив об этом менее, чем за час, сетевые аптеки закрылись по всей Эстонии, их были сотни - это, с моей точки зрения было неправильно, это был разговор с позиции силы. Тем более, это был очень ветреный день, ужасная погода, а многие люди, дойдя до ближайшей аптеки, обнаруживали, что она закрыта, а на дверях даже нет четкой информации о том, где находится ближайшая работающая аптека. Нет, я не считаю такой подход правильным.

Теперь о том, что будет с 1 апреля. Самое важное, чтобы система работала эффективно, чтобы лекарства были доступны. Теперь о том, что подразумевается под этой самой доступностью. Делать нечего, в Эстонии уровень цен на лекарства скорее высокий. Мы должны работать над тем, чтобы лекарства были для людей более доступными. У нас сегодня в Эстонии чуть менее 500 аптек. И есть мнение, что две-три аптеки на торговый центр - это немножко слишком.

Министр социальных дел внес свои предложения по реформе, как сделать лекарства более доступными. Посмотрим, что решит Рийгикогу. В конце года поднялся также вопрос о физической доступности лекарств. Например, витамина K. Я думаю, что этот вопрос мы должны несколько лучше организовать через систему больничных аптек, больничных запасов. Чтобы, если лекарства не достать в вечернее или ночное время, люди все же могли его получить.

- В чем заключаются новые предложения министра социальных дел Танеля Кийка?

- Прежде всего в том, чтобы с 1 апреля, когда реформа, требующая, чтобы собственниками аптек были провизоры, вступит в силу, чтобы процент собственности мог бы быть разным, чтобы переход был более гибким. Он внес ряд предложений, мы обсудим их на уровне правительства, но их должна обсудить и социальная комиссия Рийгикогу.

- Аптечная реформа принята много лет назад. Времени было достаточно. Почему теперь, за три месяца мы все еще обсуждаем эти вопросы?

- С одной стороны, можно утверждать, что это информация - давно известная. Если быть точным, то последние пять лет. С другой стороны, следует учесть, что каждый созыв парламента хотел обсудить аптечную реформу. Так и сейчас: если люди, которые утверждают, что, если мы не внесем изменения, то с 1 апреля по всей Эстонии могут закрыться сотни аптек. С течением времени это может превратиться в очень большую проблему недоступности лекарств.

В то же время есть другая сторона, которая говорит, что делается все для того, чтобы закрылось как можно меньше аптек, поскольку в этом, в конце концов, никто не заинтересован: одни хотят продавать, другие - закупать, третьи - продавать оптом. При всем этом, ответственность за решение возлагается на плечи министерства и Министра социальных дел. Они должны обеспечить, чтобы реформа была проведена как можно спокойнее. Следует признать, что, по всей видимости, сами аптеки, их собственники, не отнеслись к реформе собственности аптек с полной серьезностью. Как я уже говорил, планируемые изменения известны уже несколько лет, что к 1 апреля 2020 года аптеки должны перейти в собственность провизоров.

- Мне кажется, что в данном случае государство вмешивается в бизнес. Зачем это делается? Зачем нам на государственном уровне регулировать эту сферу?

- Да, и это правильный вопрос! Многие спрашивают, зачем вообще такие ограничения. Ведь рынок должен быть свободным. Да и во многих сферах о подобных ограничениях речи нет, например, в случае оптовых продавцов, которые также могут владеть и другими компаниями. В ответ звучит мнение, что с точки зрения доступности лекарств, в том числе с точки зрения их стоимости, такое решение, которое исходит из конкуренции и ценообразования, является наиболее эффективным. Это позиция Министерства социальных дел.

Но понятно, что в ответ звучит много мнений других сторон и предложений, которые утверждают, что, наоборот, рынок следует сделать еще более свободным. Например, что лекарства можно было бы купить на заправках или в магазинах. Здесь, конечно же, я не имею ввиду лекарства по рецепту, а, например, обезболивающие и жаропонижающие. Так что вопрос в том, какую сторону мы предпочтем - насколько либеральным будет наш рынок. В пример приводится много зарубежных стран, где лекарства можно купить в продуктовом магазине.

- Все-таки у меня очень простой вопрос. В Таллинне с апреля будет меньше аптек?

- Сегодня это было бы гаданием на кофейной гуще: будет ли аптек меньше и насколько меньше. Как известно, в Таллинне есть аптеки с оповещением о том, сколько дней осталось до закрытия аптеки с 1 апреля. Но, в то же время, мы знаем, что в Таллинне аптек много. Как я уже приводил пример, в некоторых торговых центрах сразу две аптеки, а в некоторых и три.

- Вам не кажется, что ваши избиратели будут недовольны этой реформой?

- Как я уже говорил, самое важное не вопрос того, в интересах чьих избирателей мы его решим, а в доступности лекарств жителям Эстонии. И самая важная составляющая решения - стоимость. Сегодня цены на лекарства в Эстонии значительно выше, чем во многих других странах. И перед нами стоит вопрос, какие есть возможности для снижения цен. Одна возможность: государство то и дело дотирует лекарства - дотация, дотация, дотация. Другая возможность: рыночный эффект - конкуренция: будучи провизором, я постоянно ищу наилучшее лекарство, в том числе с точки зрения соотношения цены и качества.

- У меня еще несколько вопросов. В этом году в нашей стране выборов не будет. Для вас, как для руководителя партии, это время отдыха в некотором смысле?

- Я не вижу такой возможности, чтобы премьер-министр мог сказать: в 2020 году выборов нет, можно отдохнуть. Напротив: так много предстоит сделать, так много вопросов надо решить. И как я уже говорил, я повторюсь, это моя позиция: Юри Ратас должен быть премьер-министром всех жителей Эстонии. Это не значит, что радиослушатели должны меня непременно поддерживать. Я думаю, среди них, как и среди других жителей Эстонии есть очень много тех, кто меня не поддерживает, но, несмотря на это, я должен представлять интересы всех жителей Эстонии.

- Как раз по поводу сплоченности. Не кажется ли вам, что, по сравнению с позапрошлым годом, эстонское общество настолько расколото по политическим взглядам, что избиратели EKRE и избиратели, скажем, Партии реформ готовы драку устроить при встрече?

- Боже упаси! Драться все равно по каким причинам, не говоря уже о политических! Даст бог такого не случится. Я согласен, что 2019 год был сложным и турбулентным для эстонской политики. Но одновременно с этим, это был год, когда произошло очень важное изменение: ушло понимание того, что может быть партия, которая не подходит для коалиции. Те же самые жители Эстонии вне зависимости от пола, возраста, языка и национальности выбрали такой состав парламента.

Процентуально по сравнению с предыдущим составом самый большой рост показала EKRE. Коалиция двух консервативных и одной лево-центристской партии является очень широкой. Есть те, кто разделяет мнение, что Партия реформ должна быть в коалиции, а центристы и EKRE в оппозиции. Такое мнение тоже имеет право на жизнь и я ни в чем не упрекаю его носителей, Партию реформ или социал-демократов. Я хочу показать, что все партии, которые избраны в Рийгикогу, могут работать как в коалиции, так и в оппозиции.

Я очень хорошо понимаю, что значит быть в ситуации, когда Центристской партии говорили: вы не подходите для государственной коалиции, вы не можете нести ответственность. Это было неправильно. У Центристской партии был и есть сегодня очень большой процент избирателей. Сегодня EKRE - третья партия по величине представительства в Рийгикогу. На первом месте Партия реформ, потом Центристская, потом EKRE, потом Isamaa, потом - социал-демократы.

- Вы только что сказали, что цель реформистов - отправить вас в оппозицию. Однако, представитель реформистов Кристен Михал в интервью говорил, что готов к сотрудничеству с Центристской партией.

- Не знаю, что Кристен Михал имел в виду - сотрудничество в Таллинне или на государственном уровне… Я читал интервью Михала, где он сказал, что тот, кто первым прибежит к Партии реформ, с тем они и будут сотрудничать. Ну, я думаю, что в эстонской политике дела обстоят не совсем так, что все должны бежать за Партией реформ. Конечно, это важная партия, как и остальные.

Но в конечном счете коалиция рождается в Рийгикогу в результате политической конкуренции, в хорошем смысле этого слова. Говорят же, что политика - это искусство компромисса. Ты должен уметь найти этот компромисс, нащупать точки соприкосновения. Это верно сказано. В эстонской политике, я надеюсь, не возникнет ситуации, когда одна партия получит 51 место в Рийгикогу и сможет править единолично. Я не думаю, что это был бы хороший вариант для Эстонии.

Ты всегда должен видеть возможность для сотрудничества, а если ты идешь только путем исключений, то ты не сможешь сотрудничать. Кристен Михал сегодня не председатель партии. Им является Кая Каллас. Когда мне выражали недоверие, целью было скинуть Юри Ратаса, чтобы Партия реформ получила пост премьер-министра. Это понятно, это и должна делать оппозиция. Но в настоящее время у действующей коалиции большинство в Рийгикогу, и мы претворяем в жизнь свои цели и свою программу.

- За последние месяцы Кая Каллас предлагала вам войти в коалицию с Партией реформ?

- Это любимый вопрос эстонских журналистов: а когда вы последний раз созванивались, слали SMS? Хорошо, что эстонские политики общаются вне зависимости от того, в коалиции они или в оппозиции. Тот факт, что они общаются, совершенно не означает, что при этом они тут же начинают формировать коалицию. Я не поддерживаю предательства. Если коалиция работает, ее необходимо поддерживать в рабочем состоянии. Конечно, в коалиции возникают трудные ситуации, но их необходимо преодолевать.

Мы доказали, что коалиция работает. Если вы спрашиваете о том, что предлагал или не предлагал тот или мной политик, то я отвечу, что на сегодня это не имеет особого значения. Коалиция в хорошем смысле входит в свой рабочий темп, и я надеюсь, что на смену турбулентности 2019 года в 2020-м придут более спокойное общество, более стабильная Эстония. Я надеюсь, что у нас будет больше разговоров по существу и меньше популизма и оскорблений.

- Вы уже сказали в интервью нашим коллегам, что не пойдете на президентский прием 24 февраля. Какие у вас отношения с президентом Керсти Кальюлайд?

- Я отношусь к президенту Эстонской Республики с большим уважением. Я определенно не согласен с высказанной Керсти Кальюлайд мыслью, что нынешнее правительство представляет собой угрозу для конституционного строя и безопасности. Это не так. Это правительство было избрано демократическим путем. Этот состав парламента выбрал народ Эстонии.

Да, я сказал президенту, что 24 февраля приходится на школьные каникулы, и, я думаю, каждая семья, где есть дети, знает, как трудно совместить отпуск и пребывание с детьми с рабочими планами. Мы решили, что семья за пару дней до этого отправится кататься на лыжах - как вы видите в Эстонии снега особо нет, приходится выбирать более северные края, - а я к ним присоединюсь.

Я непременно посещу поднятие флага на Тоомпеа, возложение венков к Монументу Свободы, я буду присутствовать на параде, но вместо приема присоединюсь к своей семье. В этом не стоит усматривать конфликта, это просто естественное желание отца и мужа быть со своей семьей.

- Вы готовы были поддержать Керсти Кальюлайд, если она решит баллотироваться на второй президентский срок?

- Центристская партия этот вопрос не обсуждала. Я думаю, в 2021 году у Центристской партии будет выбор из разных кандидатов. Нашим кандидатом, например, в прошлый раз была Майлис Репс. Сегодня принимать такие решения, по-моему, преждевременно.

Редактор: Виктор Сольц

Источник: Радио 4

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: