Ратас: в политике всегда проще уйти, остаться – труднее ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: Кайрит Лейболд/ERR

Премьер-министр Эстонии Юри Ратас в итоговом интервью телеканалу ETV+ заявил, что в Эстонии нет олигархов, протесты - это признак демократического государства, риторика партии EKRE изменилась, но не нормализовалась, а в вопросах языка стоит избегать громких заголовков. Также Ратас рассказал о причинах отсутствия русскоязычных политиков в нынешнем правительстве и будущем сланцевой энергетики. Кроме того, действующий премьер даже не думает о том, чтобы в 2021 году выдвинуть свою кандидатуру на президентский пост.

- Давайте сразу про аптеки. Сотни аптек в середине декабря закрыли двери на полдня, протестуя против аптечной реформы. До 1 апреля 2020 года осталось немного времени. Ваше правительство доведет реформу до конца или подастся этому "циничному давлению", если цитировать вашего министра Танеля Кийка, и все-таки внесет коррективы в реформу, уступив оптовикам?

- Прежде всего, о протесте: меньше чем за час более 200 аптек без предупреждения закрыли свои двери. На мой взгляд, это было неуместно, я не поддерживаю подобный силовой подход. Да, сегодня некоторые аптеки, не соответствующие требованиям ограничений собственности, обладают такой силой. Я считаю этот подход неправильным. Люди не смогли купить необходимые лекарства, к тому же в тот день были очень плохие погодные условия.

Я не вижу такой возможности, чтобы от аптечной реформы в смысле собственности отказались. Рийгикогу выразил свое отрицательное мнение по этому поводу. Естественно, лично для меня очень важно, чтобы были обеспечены не только качество и эффективность, но и доступность. Под доступностью я, в первую очередь, подразумеваю цены на лекарства. В Эстонии они скорее высокие, чем низкие или средние. Ради этого мы и должны улучшить условия конкуренции.

- Законопроект о торпедировании реформы соцдем Евгений Осиновский назвал политической коррупцией. Вас это оскорбило? Что вы ответите Осиновскому, который атаковал в том числе и центристов?

- Политическая коррупция - с теоретической или практической точки зрения - это, например, когда предприниматель в Эстонии дает вам один евро и просит изменить статью или часть статьи закона. Такой возможности в Эстонии нет. В отношении такой возможности все окна и двери Центристской партии прочно заперты на висячий замок.

- Законопроекты в Эстонии купить нельзя? 

- Безусловно, нет. Как я уже сказал, если вопрос в том, можно ли в Эстонии купить законодательство, то в правящей коалиции, возглавляемой центристами, такой возможности нет, в этом отношении действует нулевая толерантность.

 - В Эстонии есть олигархи? 

- Я думаю, в Эстонии есть очень влиятельные предприниматели, а также те, которые ведут бизнес на международной арене, но олигархов, на мой взгляд, в Эстонии нет.

- В феврале, за месяц до выборов один из ключевых политиков вашей партии Яна Тоом пообещала, что если будет коалиция с EKRE, она, цитата, "на следующий день уйдет в даль туманную", что равнялось выходу из партии - объясните как премьер и лидер партии - долго ли вам пришлось уговаривать Тоом нарушить свое обещание избирателям или это было сделано по щелчку пальцев, дескать, оставайся, и она осталась?

- Работа партии - это довольно гибкий и творческий процесс. Партия не принимает только черные или только белые решения, которые тут же претворяются в жизнь. В партию входят профессионалы своего дела. Яна Тоом занимает очень твердую позицию в Центристской партии, она превосходно справляется со своими обязанностями депутата Европарламента и очень хорошо представляет там интересы Эстонии и Европы. Если вас интересует вопрос, обсуждали ли мы эти темы, то, да, разумеется, но партия принимает решения сообща и согласно демократическим принципам.

 - Вы нашли для себя ответ на вопрос, почему мы не видим в правительстве Михаила Кылварта, Яны Тоом, Вадима Белобровцева, отказалась занимать пост и Виктория Ладынская-Кубитс из партии Isamaa? А ведь это политики, представляющие интересы русскоязычных избирателей.

- Скажу честно: когда создавалось это правительство, Михаил Кылварт был председателем Таллиннского горсобрания. Таави Аас решил использовать свой мандат в Рийгикогу, и после того, как была создана коалиция, я сделал Таави Аасу предложение уйти из Рийгикогу и занять пост министра экономики и инфраструктуры. Михаилу Кылварту я предложил стать мэром Таллинна. В столице нужно многое сделать, не имеет смысла уводить из Таллинна хороших людей, в Центристской партии очень много достойных людей.

Яна Тоом до этих выборов в Рийгикогу уже работала в Европарламенте и хотела снова баллотироваться на выборах в Европарламент. Она набрала очень много голосов и продолжила там свою работу. Вадим Белобровцев занимает пост вице-мэра Таллинна и отвечает за очень важный сектор - спорт, культура и образование. Это не значит, что Центристская партия не обсуждает свою программу и свои идеи единой командой. Частью нашей команды является и Михаил Кылварт, член правления Центристской партии, так же, как Вадим Белобровцев и Яна Тоом.

 - То, что они отказались принимать решения, сидя в правительстве за одним столом с партией EKRE, заставило ли это вас задуматься о том, был ли выбран верный путь?

- Еще раз повторю, что все эти люди сейчас заняты на других рабочих местах и занимают довольно высокие посты. Таллинн - большой город, и работа в Европарламенте тоже очень важна. Возвращаясь к вопросу о готовности сидеть за одним столом с EKRE, хочу отметить, что дело здесь не в личностях, а во взглядах и мнениях, которые касаются программы правительства, и о которых правящая коалиция смогла договориться.

Коалиция пришла к соглашению о том, что мы хотим, чтобы в будущем родившиеся здесь дети, чьи родители или дедушки и бабушки жили в Эстонии по состоянию на август 1991 года, и чьи родители или один из родителей имеет серый паспорт или является гражданином третьей страны, смогут получить эстонское гражданство. Это очень принципиальное изменение, которое раньше в Эстонии не было сделано.

- Как повлиял на вас общественный протест? Против создания коалиции протестовали в интернете, обеспокоенность выражала Еврейская община Эстонии, даже на штаб-квартире центристов была нарисована свастика. Как вы тогда относились к протестным настроениям?

- Вы подготовили такое интенсивное интервью в конце года, что зрителям этот год может показаться довольно мрачным, но это не так. Протесты - это признак демократического государства. Последние несколько месяцев перед Домом Стенбока проходят довольно оживленные протесты. Люди требуют, чтобы центристы ушли из правительства, требуют отставки Юри Ратаса, но все это часть демократии, и я считаю, что протесты - это очень правильный подход.

Протесты в Интернете являются в наше время неотъемлемой частью социальный сетей. В последнее время люди протестуют по всему миру. Если говорить об окружающей среде, то нельзя не упомянуть юную активистку Грету из Стокгольма, которая заявила, что мы уделяем слишком мало внимания вопросам окружающей среды. И теперь весь мир предпринимает все более активные шаги, и это позитивно.

- Почему за Яну Тоом вы боролись, а Раймонд Кальюлайд в итоге покинул партию? 

- Он, несомненно, проделал хорошую работу на посту старейшины Пыхья-Таллинна, но на второй день работы в Рийгикогу он решил, что больше не хочет находиться в рядах фракции.

 - Но вы с ним разговаривали?

- Разумеется, мы с ним разговаривали и обсуждали ситуацию, но я сказал, что не считаю правильным его шаг. Ведь мандат Кальюлайда связан с нашей партией, с нашей идеологией, с нашей платформой и программой. Я по-человечески ему сказал, что политика - это, прежде всего, командная работа. И еще очень важный пункт: всегда намного проще уйти, остаться - труднее. Он выбрал более простой путь.

- В июле этого года вы заявили, что риторика EKRE изменилась. После резких и обидных слов Марта Хельме в адрес финского премьера вы готовы признать свою ошибку, ведь извиняться за слова консерваторов вам теперь приходиться перед зарубежными политиками?

- Да, летом я сказал, что их риторика изменилась. Если взять их риторику до выборов, то я четко помню нехорошие высказывания EKRE, касающиеся национальной и расовой принадлежности людей, и обещания жестких действий.

Изменилась ли из риторика? Я не могу сказать, что она нормализовалась, конечно, нет, последние 7-8 месяцев она была весьма активной и турбулентной. Думаю, слова, сказанные министром внутренних дел в адрес Финляндии и премьер-министра этой страны, оскорбили большинство финнов. Я высказывания Марта Хельме не поддерживаю и считаю их очень неправильными.

 - У EKRE, если применять баскетбольную терминологию, три фола. Три министра ушли в отставку. Не пора ли уже сажать партию сажать на скамейку и искать другие варианты? Вы ведь несете ответственность как главный тренер.

- Вы сравнили тренера с премьер-министром. И вы совершенно правы. Побеждает всегда команда, но если команда проиграет, то за все будет отвечать тренер. Премьер-министр несет ответственность за все, и я готов ее нести. Что касается вашего вопроса о замене в команде трех министров, то в моем прошлом правительстве за это время, то есть за первый год, сменились пять министров. Центристская партия сама сменила министров.

Да, это непросто. Непросто перейти из оппозиции в коалицию, это требует намного больше ответственности, это требует намного больше профессионализма. Партия EKRE заменила нескольких министров, и я уверен, что новый министр внешней торговли и информационных технологий Каймар Кару и новый министр сельской жизни Арво Аллер будут выполнять свою работу с полной отдачей, и вся партия, я имею в виду Эстонскую консервативную народную партию, усвоит свой урок.

- Три главных достижения коалиции за первые восемь месяцев правления?

- Думаю, одно из главных достижений этого столетия - это решения, касающиеся климатического нейтралитета. Это очень принципиальные решения. Не думаю, что эстонское правительство когда-либо столь часто и столь интенсивно занималось вопросами окружающей среды. Решение Эстонии - достичь климатического нейтралитета к 2050 году. Второе важное достижение - это электрификация железных дорог и увеличение инвестиций в строительство железных дорог. Один конкретный пример - строительство железной дороги на участке Рийзипере-Турба, хотя это заслуга прежней, а не нынешней коалиция. Но я считаю, что одним из приоритетов нынешней коалиции является социальная сфера. Взять, например, индексацию пенсии и внеочередное повышение пенсии в 2020 году.

На 45 евро? 

- На 45 евро. Хотя мы обещали 100 евро.

- Почему вам не удалось выполнить свое предвыборное обещание? Где деньги?

- В предвыборной кампании мы обещали провести в апреле 2020 года индексацию пенсии и внеочередное повышение пенсии на 100 евро. На данный момент мы можем сделать только полшага и повысить пенсию не на 100, а на 45 евро. Но это самое большое повышение пенсии за последние 12 лет. Впервые за многие годы в Эстонии провели внеочередное повышение пенсии. Теперь говорят, что это 7 евро, что это слишком мало. Налогоплательщикам это обойдется в 20 миллионов 800 тысяч евро. Надеюсь, весной будущего года, когда мы будем обсуждать стратегию госбюджета, мы сможем сделать следующий шаг.

- Есть мнение, что правительство получит деньги за счет пенсионной реформы - одного из главных обещаний партии Isamaa - и будет повышать пенсии за счет этих средств. Как вы можете прокомментировать это?

- Сейчас нам неизвестно, сколько процентов людей откажется от второй пенсионной ступени, но в конечном счете это решение остается за Рийгикогу, который будет составлять госбюджет. Я считаю, что определенная часть этого освободившегося ресурса должна пойти на повышение пенсий нынешних пенсионеров.

- Тревожные новости в этом году касались Ида-Вирумаа - Eesti Energia сокращает сотни работников, в подвешенном состоянии находится сланцевый сектор. Вы за строительство завода по предварительной очистке сланцевого масла или против?

- Относительно этого вопроса правительство не принимало никаких решений, но мы его обсуждали. Была возможность ходатайствовать о получении от конкретного классификатора, он называется 10 Цэ, бесплатные квоты на выброс углекислого газа и направить эти деньги на строительство завода по предварительной очистке сланцевого масла. Мы приняли решение не подавать ходатайство. Весной следующего года анализ проекта должен быть вновь представлен правительству на рассмотрение, но я считаю, что при нынешних условиях не стоит вкладывать в завод 200 миллионов от продажи квот, зная, что строительство завода может обойтись в 600 миллионов.

- То есть климатическая политика Евросоюза ставит крест на этих планах?

- Вопрос не только в климатических проектах и стратегии. Нужно учитывать и тот факт, сможет ли завод по очистке сланцевого масла, как экономическая модель, реально окупить себя в будущем. Этот вопрос подлежит дополнительному обсуждению и анализу.

- Решение будет принято весной следующего года?

- Весной 2020 года мы вернемся к обсуждению этого вопроса, но когда у государства была возможность подать заявку на предоставление инвестиций для строительства очистного завода, мы ею не воспользовались. Другой вопрос касается второй по величине инвестиции, сумма которой на данный момент в несколько раз меньше, и не стоит забывать, что речь идет о маслоперерабатывающем заводе. На эстонском телеканале ETV+ я уж точно не стану утверждать, что на сланце нужно сейчас же поставить крест.

Нужно помнить о жителях Ида-Вирумаа, о трудолюбивых шахтерах и инженерах, об их семьях, а также о том, что сланец был и остается одним из самых важных для Эстонии полезных ископаемых, одним из самых важных ресурсов, наряду, конечно, с лесом. Сланец стал основой нашей экономики, стал основой нашей жизни, по сей день 60% электроэнергии мы получаем из горючего сланца. Я благодарен всем этим людям и говорю им огромное спасибо от всей души. Второй вопрос касается будущего сланца, ведь с каждым днем мы все меньше и меньше производим электроэнергию из сланца. Сейчас главное - найти альтернативы, и я считаю, что альтернативой для Эстонии может в первую очередь стать ветроэнергетика.

- Как вы в целом оцениваете нынешних экоактивистов и лидера движения Грету Тунберг, является ли их деятельность  опасной для Эстонии, если смотреть с точки зрения, например, шахтеров Ида-Вирумаа?

- Если мы говорим о политике в области окружающей среды, то мы должны понимать, что речь идет не только о природной среде. Она основывается на трех важнейших столпах: природная среда, экономическая среда и социальная среда. Вы правильно поставили вопрос: если мы сегодня прекратим добывать и перерабатывать сланец в Ида-Вирумаа, пострадает не только экономическая, но и социальная среда. Люди останутся без работы, семьи без дохода. Нужно одновременно учитывать все три составляющие. Именно поэтому цели климатического нейтралитета долгосрочны и назначены на 2050 год.

Эстония четко выразила Европейскому Союзу свою точку зрения: нельзя принимать решения, не считаясь со странами, которые активно используют уголь, как, например, Польша, или горючий сланец, как Эстония. Мы не согласны с такими переменами, переходами и трансформацией. Если мы ставим перед собой климатические цели, то нужно предоставить определенным странам более крупные инвестиции. Грета повлияла на весь мир, она молодец, она проделала отличную работу. Благодаря ей тема окружающей среды стала еще актуальнее, но об этом не только говорят, принимаются реальные решения.

- Вице-председатель вашей партии Михаил Кылварт в интервью российскому агентству Baltnews заявил, что коалиция с EKRE - это единственная возможность сохранить образование на русском языке в Эстонии. Вы согласны с этим утверждением?

- Желанием нашей команды, желанием Центристской партии, всегда было избегать громких заголовков в вопросах языка, а заниматься существенными проблемами. Уже во время правления предыдущей коалиции центристы предложили задействовать эстонских учителей в русских детсадах. Нынешняя коалиция сделала еще один шаг вперед и предложила перевести в начальные классы основной школы учителей эстонского языка, которые ежедневно преподают русский язык. Центристская партия хочет предоставить нынешним русскоязычным учащимся с русским домашним языком возможность усиленного изучения эстонского языка, а также повысить их конкурентоспособность, например, при поступлении в вузы или при выходе на рынок труда.

- То есть вы не согласны с Михаилом Кылвартом?

- Вы совершенно неправильно меня поняли. Я поддерживаю точку зрения команды Центристской партии относительно того, что преподавание эстонского языка нужно усилить. Так считает Михаил Кылварт, и так считает Юри Ратас. Мы оба считаем, что нельзя решить эти вопросы с помощью лозунгов и броских заголовков, или заявить, что с завтрашнего дня обучение будет проходить только на эстонском языке. В этом вопросе Михаил Кылварт и Юри Ратас единого мнения.

- Председатель Партии реформ Кая Каллас недавно заявила, что вы продадите Эстонию при первой возможности на посту премьера. Правильно ли я понимаю, что в одном правительстве появление Каллас и Ратаса исключено? 

- В политике нельзя столь категорично высказываться. Я достаточно долго занимаюсь политикой и не стану делать таких заявлений. Сегодня в Рийгикогу пять партий, и эти пять партий должны выбрать наилучший вариант создания коалиции. Я не стану делать таких категорических заявлений, центристам уже десять лет говорят, что им не место в правительстве Эстонии. Я не поддерживаю такое отношение. В политике нужно идти на компромиссы, в политике очень важно чего-то добиться, а не избегать кого-то. Но сегодняшняя коалиция функционирует.

- Совсем недавно в Великобритании состоялись парламентские выборы, итог известен. Евросоюз после брексита станет сильнее или слабее?

- Это очень сложный вопрос. Лично мне очень жаль, что Великобритания выходит из Евросоюза. 12 декабря в Великобритании прошли парламентские выборы и стало ясно, что брексит случится. Позитивный аспект в том, что будет подписано соглашение. И мы должны уважать мнение жителей Великобритании и уважать его больше, чем три года назад. Станет ли Евросоюз сильнее после брексита? Не могу назвать ни одного аспекта, который указывал бы на то, что после брексита Великобритания и ЕС что-то выиграют. Для Эстонии и Европы крайне важно поддерживать после брексита стратегический паритет с Великобританией. Я считаю, что Великобритания станет надежным партнером Евросоюза.

- Знаете, кто сказал "Премьер России Дмитрий Медведев не медведь"? Бывший премьер Тийт Вяхи, он предлагает вам встретиться с российским коллегой. Что ответите, вы готовы к такой встрече?

- Никакой подготовки к этому сейчас не ведется, но в этом году состоялась встреча президента нашей республики с президентом Российской Федерации, который также получил приглашение приехать в Эстонию в 2020 году, министр иностранных дел Эстонии тоже пригласил своего российского коллегу. Я считаю, что у нас с Евросоюзом очень четкие и конкретные позиции, и я только поддерживаю ведение диалога с нашими соседями. Буквально на днях, перед Рождеством, я встретился с представителями сету, у которых было много конкретных вопросов: как пересекать границу, чтобы навестить родственников, как пересекать границу, чтобы посетить кладбище. Два соседних государства, разумеется, должны решить подобные каждодневные вопросы. Я считаю, что лучше вступить в этот диалог, чем не вести его вообще.

- Возможный визит Путина в Тарту важен для Эстонии?

- Он получил от президента Эстонии приглашение на конференцию, посвященную финно-угорским народам. Приглашение также получили президенты Венгрии и Финляндии. Важно ли это для Эстонии? Думаю, визит глав всех этих государств в Тарту важен для Эстонии.

 - В 2021 году пройдут муниципальные выборы. Реформистов в Таллинне поведет Кристен Михал, который заявил, что после выборов сотрудничество будет со всеми партиями. Вы как глава центристов, можете подтвердить, что на местном уровне в Таллинне коалиция центристов возможна со всеми, в том числе и с партией EKRE?

- Вы снова задаете вопрос, что случится через 22 месяца. Мы работаем во имя того, чтобы укрепить свои позиции в городском собрании.

- И возможно сотрудничество со всеми?

- Центристская партия не станет заявлять, что не будет работать, например, с зелеными или сотрудничать с социал-демократами. Дело касается принципов. Хотелось бы искоренить в Эстонии культуру политики исключения.

- В 2021 году в Эстонии пройдут и президентские выборы. Юри Ратас, вы уже в политике почти 20 лет, порой ваш стиль управления правительством напоминает поведение президента - постоянный поиск компромисса, вы постоянно договариваетесь. Не закралась ли вам в голову мысль побороться за президентский пост?

- Выдвину ли я свою кандидатуру на пост президента в 2021 году? Не знаю, откуда пошли эти слухи, впервые об этом слышу.

- То есть в 2021 году мы Юри Ратаса как кандидата на пост президента мы не увидим?  

- Меня это никогда не интересовало, даже мысли такой не было.

- То есть вы никогда об этом не думали?

- Я никогда об этом не думал. Пусть об этом думают предсказатели и ясновидящие, я стараюсь заниматься реальными делами.

- Что за черная кошка пробежала между Домом Стенбока и Кадриоргом?Президент называет ваше правительство угрозой национальной безопасности. После таких заявлений сложно вести нормальный диалог.

- Национальной безопасности и конституционному строю Эстонии ничто не угрожает. Это правительство укрепляет их основы, а не ослабляет. Мне очень жаль, что у президента Эстонии сложилось такое мнение, но это ее право. Лично я не считаю, что между Стенбоком и Кадриоргом пробежала черная кошка. Очень важно вести диалог, и я уважаю президента нашей страны.

 - И на торжественный прием в феврале следующего года вы придете?

- 24 февраля 2020 года я обязательно приму участие в мероприятиях на площади Вабадузе, в параде и в других мероприятиях. Если вас интересует, собираюсь ли я посетить торжественный прием у президента, то могу вам сказать, что я уже сообщил президенту о том, что меня, к сожалению, не будет в Эстонии, поскольку школьные каникулы мне хотелось бы провести со своей семьей.

- Сейчас Эстония в уникальной ситуации, ранее такого не было никогда. В руках одной партии - три важнейших поста. Правительство, премьер - центрист, еврокомиссар по важной для Эстонии сфере - центрист, мэр Таллинна, где единоличная власть у одной партии, центрист, это значит, что конфликта между Верхним и Нижним городом не будет. Вы понимаете, что с этим багажом вы просто обязаны, что называется, горы свернуть, иначе ваши собственные избиратели вас просто не поймут. Вы понимаете эту ответственность?

- Сейчас на Центристской партии лежит очень большая ответственность. Мы очень серьезно относимся к этой ответственности. Это для нас большая честь. И я могу сказать, что мы преданно служим Эстонии и ее жителям. Нет ни малейшей возможности того, центристы проявят высокомерие или обретут непоколебимую уверенность в себе. Для нас очень важно, чтобы жизнь на эстонской земле оставалась на хорошем уровне. Мы благодарны за проявленное к нам доверие и сделаем все, что в наших силах, чтобы не обмануть доверие людей.

- Что бы вы пожелали зрителям ETV+ накануне Нового года?

- Благодарю вас за это интервью. Хотелось бы пожелать всем вашим телезрителям, чтобы в следующем году сбылись все их личные, заветные желания, желаю успехов и удачи всем работающим телезрителям, а всем тем, кто учится, желаю успехов и удачи в учебе. Я желаю, чтобы в 2020 году люди больше замечали и слушали. Желаю, чтобы в обществе возводились новые мосты и звучало меньше осуждений и угроз. Но больше всего я желаю всем крепкого здоровья.

 

Редактор: Виктор Сольц

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: