Айвар Яэски: Rail Baltic могли бы построить вернувшиеся из Финляндии калевипоэги ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Интервью Тоомаса Сильдама с Айваром Яэски.
Интервью Тоомаса Сильдама с Айваром Яэски. Автор: Anna Aurelia Minev/ERR

Grand diplomacy, большая дипломатия - вот что нужно в совместном проекте Эстонии, Латвии и Литвы. А на строительство новой железной дороги могли бы приехать калевипоэги из Финляндии. Кто это говорит? Глава представительства Rail Baltic в Эстонии Айвар Яэски, бывший полковник Сил обороны, которому поручено построить скоростную железную дорогу, чтобы связать страны Балтии и, может быть, Финляндию с остальной Европой.

- Нынешний экономический кризис мог бы ускорить реализацию проекта Rail Baltic (RB)?

- История показывает, что для смягчения кризисов государства инвестируют в крупные инфраструктурные проекты. Так, в Соединенных Штатах Америки начали в тридцатые годы [прошлого века] после биржевого краха строить Плотину Гувера [в Черном каньоне в нижнем течении реки Колорадо], чтобы облегчить выход из кризиса. RB как крупный инфраструктурный проект, несомненно, является одной из мер для выхода из нынешнего экономического кризиса.

- Каким образом?

- Мы предлагаем людям работу, в основном на стройке, создаем 13 000 новых рабочих мест в трех странах Балтии, которые прямо связаны со строительством RB. В дополнение к этому создается 24 000 смежных рабочих места. Люди после кризиса получат работу и зарплату.

- Сколько из этих рабочих мест появилось бы в Эстонии?

- Треть или немного меньше, потому что длина железнодорожной трассы в Эстонии 213 км, а в Латвии и Литве немного длиннее, там нужно больше рабочей силы.

По моим подсчетам, в Эстонии появилось бы 3000-4000 рабочих мест в строительстве и 6000-7000 поддерживающих рабочих мест в логистике, отелях, общественном питании.

- Вы думали о том, откуда взять всех этих людей? Хотя в Эстонии растет безработица, в определенных секторах по-прежнему не хватает рабочих рук.

- Об этом думали. Глядя на то, сколько наших строителей уехали в Финляндию, где официально работает около 50 000 эстонцев, то если часть этих людей вернется обратно, это будет большим достижением для нашей экономики.

- Если они начнут строить RB, им будут платить такую же зарплату, как сейчас в Финляндии?

- Зарплаты в Эстонии за последние два года заметно выросли и приблизились к финским.

- То есть к 2022 году, когда должно начаться строительство RB, эстонцам следует подготовиться к возвращению на родину?

- Даже раньше, потому что часть объектов начнет строиться уже в следующем году. Например, 17 виадуков.

Интервью Тоомаса Сильдама с Айваром Яэски. Автор: Anna Aurelia Minev/ERR

- Как вы все это сделаете? К февралю у вас было куплено 40 земельных участков, через которые проходит трасса RB, а всего таких кадастровых единиц 864, в том числе 621 в частной собственности и еще 74 в собственности местных самоуправлений. Сколько уйдет времени на их приобретение?

- Очень хорошее замечание. Земельный департамент сообщил, что для покупки кадастровой единицы требуется около 10 месяцев.

Да, это процесс, в котором есть для нас небольшой фактор риска. Есть и возможности его ускорить, мы об этом думали.

- Сколько времени уйдет на покупку 800 кадастровых единиц?

- Мы поставили себе цель, чтобы к 2022 году все они были куплены.

- Довольно жесткие сроки. Сколько человек в вашей команде этим занимается?

- Этим занимается Земельный департамент, в котором создано 16 рабочих мест для организации покупки земель. А в Латвии для этого всего пять рабочих мест. Если мы хотим ускорить события, то надо инвестировать, в том числе, в людей.

- В условиях нынешнего чрезвычайного положения приостановлено планирование RB на участке от Рапла до Вяндра, потому что закон не позволяет проводить опрос населения по интернету. Что станет с этой проблемой?

- Это довольно серьезная проблема. Например, в Литве изменили закон, и там можно заслушать программу оценки экологических воздействий и в электронном виде. А Эстония, цифровое государство, сохраняет старые правила, что у людей должна быть возможность явиться лично.

У нас готовы несколько программ оценки экологических воздействий и как только смягчатся нынешние ограничения, мы хотим провести их публичные слушания. Задержки возникли на пару месяцев, и мы надеемся, что они не создадут существенных препятствий для выдачи разрешений на строительство.

- Почему вы думаете, что местное население с вами повсюду согласится, если вы перережете надвое их луга, земельные участки, привычные дороги?

- Почему я в этом уверен? Потому что с землевладельцами долго общались. Большинство из них позитивно настроены по отношению к RB. Разумеется, если мы у кого-то отрезаем кусок фруктового сада, это вызывает фрустрацию. Я понимаю эмоции людей.

Но поскольку мы долгое время информировали местных жителей, которых затрагивает эта трасса, то я сейчас большого противостояния не вижу. Скорее, наоборот. Например, в Мяливере [деревня в волости Кохила] нам придется, к сожалению, снести дом одной семьи, однако они говорят: давайте уже скорее покупайте дом и участок, чтобы мы могли двигаться дальше со своей жизнью, ждем уже так долго.

- Вы полковник запаса, привыкли к военной субординации. Приказ отдается и выполняется. А теперь совсем другая ситуация, приказы местной общине вам не помогут.

- Совершенно верно. Субординация в гражданской системе намного более горизонтальная, чем в армии.

Однако в ходе моей карьеры мне довелось 10 лет поработать в международной организации. В штаб-квартире НАТО в Брюсселе вместе сидят дипломаты и офицеры из разных стран, там пришлось упражняться именно в переговорах, дипломатии.

Скажу честно, в нашем проекте, в котором участвуют три государства, очень пригодится именно этот дипломатический опыт. Иногда мне кажется, что у меня опыт лучше, чем у бизнесменов, в мире которых собственник говорит, как надо сделать, и все это делают.

- Как раз хотел уточнить, что больше требуется в гражданском обществе: субординация или умение договариваться?

- В нашем демократическом обществе как раз важно достигать договоренностей. Иногда это замедляет процесс, требует дополнительных усилий, но конечный результат этого стоит.

- Вы ведь ощущаете, что многие по-прежнему настроены недоверчиво по отношению к RB?

- Как это ни удивительно, ощущаю. Моя первая задача как раз и заключается в общении с оппонентами. Хотя население Эстонии поддерживает RB: 67% за и всего 33% против или не имеют конкретного мнения.

- Это треть населения Эстонии.

- В демократическом обществе как раз и должно быть противодействие. Если бы его не было, жили бы при диктатуре. Поэтому оппозицию надо приветствовать, потому что она заставляет нас лучше работать, быть внимательнее.

Если вы спросите о причинах этого противодействия, то это настолько крупный проект, здесь много разных групп интересов. Одна группа, интересы которой мы ущемляем, это те самые жители, по земле которых пройдет трасса RB. Мне бы тоже не понравилось, если бы от моего сада отрезали кусок. Однако мы купим землю по справедливой цене, выплатим компенсацию.

У нас есть активная группа интересов в Тарту, которая видит, что поскольку трасса пройдет через Пярну, то Тарту...

- Останется в стороне?

... останется в стороне. Эта группа интересов делает свою работу, но решение принято, после драки кулаками не машут. Мне бы, например, понравилось, если бы трасса прошла через Вильянди, у меня там летний дом.

Я доверяю экспертам, которые проложили маршрут трассы. Выбранный вариант [через Пярну] самый лучший.

Интервью Тоомаса Сильдама с Айваром Яэски. Автор: Anna Aurelia Minev/ERR

- Представители Rail Baltic говорят, что электрифицированная железная дорога - экологичный проект, а оппоненты говорят, что он враждебен окружающей среде, потому что вы вырубите в Эстонии большое количество леса. Где правда?

- Правда в том, что электрифицированная железная дорога существенно уменьшает выбросы углекислого газа по сравнению с другими видами транспорта.

- Согласен. Но сколько вы вырубите леса?

- Любая деятельность человека влияет на окружающую среду. Я не смогу вам ответить, потому что не знаю, сколько в точности мы вырубим леса. Но я более чем уверен, что те небольшие объемы леса, которые мы вырубим, стоят строительства железной дороги.

Я инженер-логистик. И как инженер-логистик я могу сказать, что кровообращение экономики образует логистическая инфраструктура: сеть дорог, линии связи, аэропорты, порты и железные дороги. Если государство хочет, чтобы его экономика процветала, оно должно инвестировать в такую инфраструктуру. RB обязательно оживит нашу экономику.

- Насколько вы чувствуете, что RB как возможный крупный работодатель и средство для поддержки экономики повысила готовность политических партий примириться с новой железной дорогой?

- Несомненно, повысила, потому что одна входящая в правительство партия, которая даже вписала в свою программу пункт, что...

- "Прекратим проект Rail Baltic и создадим качественное железнодорожное сообщение с Европой, максимально используя имеющуюся железнодорожную инфраструктуру" - программа EKRE на прошлогодних выборах в Рийгикогу.

... Сейчас, в коалиции, они поддерживают этот проект как на уровне министерства финансов, так и в прочих выступлениях.

(В коалиционный договор Центристской партии, EKRE и Isamaa пункт о RB включен с условием: "Если Европейский союз в следующий бюджетный период не обеспечит ожидаемое софинансирование проекта Rail Baltic, то мы пересмотрим рентабельность проекта, его трассу, календарный график и расположение остановок" - ред.)

- Насколько дороже обойдется Rail Baltic по сравнению с первоначально запланированными 5,8 млрд евро?

- В Эстонии сказали, что предварительный проект подорожает на 18%, т.е. до шести миллиардов евро. Сейчас мы не будем оценивать окончательную стоимость до тех пор, пока не сделают новое технико-экономическое обоснование после фазы проектирования. Тогда мы узнаем, сколько виадуков будет на трассе, в каких точно местах и в каком объеме.

Пока мы придерживаемся старой оценки в 5,8 млрд, потому что при проверке предварительных проектов в трех странах Балтии мы нашли возможности сэкономить. Например, в одном государстве насыпь была запланирована на полметра выше, чем у соседей. Ее понижение до общего уровня даст возможность сэкономить.

- В этом году для RB в странах Балтии будет использовано около 200 млн евро, в Эстонии продолжается проектирование пассажирских терминалов в Таллинне и Пярну, будут объявлены конкурсы госзаказа для начала технического проектирования терминалов, подвижного состава и сервисных станций. Кроме того, вы хотите построить пару десятков виадуков и несколько экодуков. Когда состоятся эти конкурсы?

- Для некоторых виадуков конкурсы объявят уже в этом году, а для остальных - в следующем.

- У Европейского союза запрошено еще 781 млн евро, чтобы покрыть инвестиции до конца 2023 года. Что является условием получения этих денег?

- Это деньги для всех трех стран Балтии, а условие их получения - выполнение нами взятых на себя обязательств согласно планам. Мы подписали с Брюсселем три соглашения об использовании денег; они поступят из фонда CEF, предназначенного для строительство транспортной инфраструктуры в Европе. В этих договорах детально прописаны действия, временные рамки и стоимость. Для получения [дополнительных] средств мы должны корректно выполнять эти договоры.

Интервью Тоомаса Сильдама с Айваром Яэски. Автор: Anna Aurelia Minev/ERR

- Возможно, один ответ об условиях дальнейшего финансирования RB дал премьер-министр Эстонии Юри Ратас, который недавно признал, что международная схема управления RB сейчас работает не так, как следовало бы, и ее надо изменить, больше перевести "под одну крышу"?

- Да, такая цель стоит с самого начала. Когда начинался проект RB, подход Эстонии заключался в том, что железную дорогу как раз и построит совместное предприятие. Не знаю, к сожалению или к счастью, Литва с самого начала была страной, которая декларировала, что все касающееся железной дороги в Литве решает Литовская железная дорога. По этой причине и Эстония была вынуждена пересмотреть меры по реализации проекта.

В результате и получилась очень сложная организация управления и, позднее, администрирования, из-за чего Европейская комиссия смотрит на происходящее неодобрительно, рекомендуя ее значительно упростить.

Но поскольку это международный проект, и у государств свои интересы, ЕС не может диктовать, чтобы сделали по-другому. Здесь в игру вступает grand diplomacy, большая дипломатия.

- Значит ли это, что Эстония и Латвия по одну сторону, а Литва - по другую?

- Не могу сказать, что Литва по другую сторону. Литва защищает свои интересы. В конечном счете все три государства хотят, чтобы проект RB был реализован, потому что в 2017 году три премьер-министра подписали соглашение о сотрудничестве, чтобы построить RB. Это был момент, когда проект стал необратимым.

- Необратимым этот проект станет тогда, когда железная дорога будет построена.

- Это тоже правильно, но если одно государство захочет выйти из проекта, ему придется заплатить остальным штраф. У такого выхода есть последствия.

- Если литовцы будут лишь стоять на своем, то они не заплатят штраф, просто Европейская комиссия прекратит финансирование проекта.

(Пауза)

- Была ли определенная неразбериха в управлении проектом Rail Baltic одной из причин, по которым Финляндия из него вышла?

- Конечно, нет. Решение Финляндии стать акционером [Rail Baltic] было политическим, его приняла прежний министр транспорта Анне Бернер. Когда правительство сменилось, то новое правительство решило, что приоритетом Финляндии не является участие в иностранной фирме, и оно инвестирует эти средства внутри страны. Наше управление проектом не играет здесь никакой роли.

- Как вы думаете, если финны увидят, что RB начинает успешно реализовываться, они вернутся в проект?

- Финские бизнесмены - по крайней мере, те, с которыми я общался, полностью поддерживают этот проект. Они говорят, что Финляндия - остров без приличного сообщения с остальной Европой. Да, есть более медленное морское сообщение, но им нужно намного быстрее доставлять свои товары в Южную Европу и оттуда в Африку, которая является важным регионом для финского экспорта.

Финские деловые круги очень внимательно следят за строительством RB, ждут его окончания. Кроме того, их строительные фирмы, потому что, к примеру, первый объект на этой трассе в Эстонии - мост Саустинымме - должна построить эстонская дочерняя фирма финского предприятия YIT.

Но будет ли Финляндия как государство инвестировать в иностранное предприятие - это политический вопрос.

- Два премьер-министра должны встретиться и внести в это ясность.

- Да.

Интервью Тоомаса Сильдама с Айваром Яэски. Автор: Anna Aurelia Minev/ERR

- Сколько будет местных остановок на трассе RB?

- Мы в ходе проектирования исходим из того, что в Эстонии будет 12 остановок, предназначенных для местных поездов.

- Между Таллинном и Пярну?

- Между Таллинном и латвийской границей. После Пярну еще есть Сурью и Хяэдемеэсте.

- Вы действительно уверены, что в 2026 году между Таллинном и Варшавой ежедневно начнут курсировать четыре заполненных пассажирами скоростных поезда, а также еще четыре поезда между Таллинном и Вильнюсом плюс один ночной поезд в Варшаву?

- Возможно, не полностью заполненные и не все из Таллинна. Если у людей есть выбор между самолетом и поездом, то в случае дистанции, которую можно преодолеть за 4-5 часов, они предпочитают наземный транспорт. По RB из Таллинна до Вильнюса можно будет доехать за 3,5 часа.

Я пять лет ездил на автобусе между Таллинном и Ригой, Lux Express - удобный вид транспорта. За четыре часа и 25 минут я посмотрю два фильма, но оптимально было бы один фильм. Rail Baltic довезет до Риги за один час и 42 минуты, это как раз время просмотра одного фильма.

Заполняемость автобусов показывает, что между Таллинном и Ригой есть достаточное число пассажиров, как и между Ригой и Вильнюсом.

- А буфет в этих поездах тоже будет?

(Смеется)

- Вопрос о том, кто будет оператором этих поездов, пока остается открытым. Мы являемся строительным предприятием и строим железную дорогу, но пока неизвестно, как государства решат вопрос об операторе.

- Поезда должны начать ездить через шесть лет, не пора их уже начинать заказывать?

- Именно так. Именно такой сигнал мы даем министрам [транспорта стран Балтии]. Сначала надо решить, кто будет управлять инфраструктурой; этот вопрос пока между тремя министерствами не согласован. Рабочая группа встречается, этим занимаются...

Когда будет выбран управляющий инфраструктурой, нужно подумать об операторе, чтобы объявить конкурсы на поставку поездов. В противном случае придется в срочном порядке закупать старые поезда в Европе. Пока еще есть возможность получить новые и красивые поезда.

- Похоже, что достижение договоренности между тремя странами Балтии остается ахиллесовой пятой RB?

- Да, это так... Сотрудничество трех стран Балтии всегда сталкивалось с вызовами. Здесь и нужно упражняться в grand diplomacy, зависит от того, насколько хорошо умеют вести переговоры наши министры и представители министерств.

- Вы сегодня, в конце апреля 2020 года, верите, что когда-нибудь в 2026 году RB будет построена, и все эти поезда начнут по ней ездить?

- Да, верю. Благодаря нынешнему кризису вера укрепилась. Невооруженным взглядом видна поддержка нашего проекта на уровне премьер-министров. Я действительно в это верю.

Интервью Тоомаса Сильдама с Айваром Яэски. Автор: Anna Aurelia Minev/ERR

Айвар Яэски возглавил эстонский филиал RB Rail AS в октябре 2017 года. В его задачи входит управление проектом Rail Baltica в Эстонии в соответствии с согласованным календарным графиком его реализации, а также выявление обстоятельств, которые препятствуют реализации проекта. Филиалы RB Rail AS в Эстонии и Литве были созданы в конце 2016 года, чтобы представлять в обоих государствах координатора проекта, обеспечивая непосредственный контакт с министерствами и правительственными учреждениями.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: