Раймонд Кальюлайд: кризисы с EKRE только отвлекают внимание от реальных проблем страны ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

Несмотря на многочисленные кризисы в правительственной коалиции, союз центристов с двумя правыми партиями не распадается благодаря различным политическим выгодам, извлекаемым ее участниками из этого соглашения. Между тем эти разногласия в правительстве касаются, по сути, второстепенных вопросов, и отвлекают внимание от решения насущных проблем развития Эстонии, сказал социал-демократ Раймонд Кальюлайд в веб-передаче "Прямой эфир из Дома новостей".

- Давайте поговорим о тех десяти днях, которые, если перефразировать название одной известной в былые времена книги, потрясли Эстонию. Я не знаю, потрясли ли они на самом деле Эстонию и эстонских политиков, но много всего интересного происходило. Насколько я понимаю, вы сами никакого потрясения не испытали, потому что уже на следующий день после скандала из-за интервью главы МВД Марта Хельме Deutsche Welle вы одним из первых сказали, что все опять закончится ничем и коалиция благополучно продолжит работу. Вы настолько хорошо разбираетесь в психологии премьер-министра Юри Ратаса?

- Когда я что-то говорю про эстонскую политику, я говорю то, что знаю - от друзей и знакомых из других партий. Я думаю, что это потрясение и скандал никак не могли стать причиной для развала коалиции. Если объяснить очень кратко и всем понятно, то Партия реформ предложила Ратасу остаться премьер-министром, но в коалиции с реформистами. Логично, что такое предложение было сделано, но если смотреть на это предложение с точки зрения руководства Центристской партии, то начинать эти переговоры - огромный риск.

В тот момент, когда центристы скажут реформистам - да, давайте обсудим этот вопрос, сразу возникает риск, что партнеры, например, EKRE, сами уйдут из правительства; они не хотят, чтобы их оттуда выгнали. Потеряется доверие между коалиционными партнерами, и эта коалиция развалится. И в такой момент у центристов больше не будет другого варианта [кроме коалиции с реформистами]. В этом составе парламента у них третьей опции нет, а у реформистов останется еще два варианта: продолжать эти переговоры или найти какую-то причину, - например, сказать, что не договорились о русской школе или еще о каких-то патриотических моментах с этими "пророссийскими центристами", и поэтому надо создать традиционный тройной союз с социал-демократами и Isamaa. Поскольку между Центристской партией и Партией реформ нет доверия, центристы пока не готовы взять на себя этот риск.

Я думаю, единственное, что реально может что-то поменять в этом правительстве, это даже не президентские выборы, как считают многие аналитики, а местные выборы. Я думаю, что перемены могут начаться, если будут перемены в Таллинне [по результатам муниципальных выборов].

- Вы говорите, что вариантов не было, но председатель Партии реформ Кая Каллас в одном интервью сказала, что она в какой-то момент поверила в возможность расставания центристов и EKRE. Что это было - наивность или лукавство?

- Я думаю, что она, как глава самой крупной оппозиционной партии, должна работать в этом направлении, как и глава социал-демократов Индрек Саар. Это их работа, и если есть хотя бы один шанс из ста, надо стараться его как-то реализовать.

Меня больше удивляет с этим правительством то, что оно последние полтора года двигается из кризиса в кризис, но если посмотреть, из-за чего возникают эти кризисы... Простой пример: сегодня еженедельник Eesti Ekspress пишет, как наши спасатели должны работать на двух-трех местах, потому что зарплаты очень низкие. Делают смену 24 часа, а потом идут еще работать где-то на стройку. Зарплаты учителей не растут следующие четыре года, наши пенсионеры самые бедные в Европе. Но ни один из этих моментов не вызывает никакого кризиса в обществе.

- То есть поводы для кризисов странные?

- Я не хочу сказать, что странные. Конечно, то, что сказал Март Хельме, было неуместно и правильно на это обращать внимание. Всем ясно, что мне не нравится эта коалиция, но что меня волнует, так это раскол между тем, чем занимается элита, политики, Тоомпеа, - это бывшая крепость, там стены толстые, почти не слышно, что говорят в народе, - и тем, как живут люди в Эстонии, какие у них реальные проблемы. Эти моменты как-то не вызывают такой бурной реакции всего общества, и это меня волнует.

- Помимо вас, есть еще очень много людей, которым эта коалиция не нравится, и для которых десять дней назад словно бы забрезжил луч надежды, что она развалится. Даже Март и Мартин Хельме сказали в своей передаче на радио TRE, что Кая Каллас упустила свое "окно возможностей". Действительно было такое окно, или Хельме просто, как сейчас говорят, занимались троллингом?

- Я не думаю, что какое-то особое "окно" открылось. Произошла какая-то торговля, важная для обеих партий: центристы хотели, чтобы этот референдум не был одновременно с местными выборами, у EKRE были какие-то свои проблемы... Произошла какая-то торговля, и обе стороны дали друг понять через средства массовой информации, что они готовы уйти из этой коалиции. Я думаю, что политики из праворадикальной партии EKRE довольны смелые в том смысле, что они понимают, что у Ратаса особых вариантов нет. На него можно до бесконечности давить, и впоследствии еще и торт от него получить.

Поэтому мне кажется, что пока не изменится что-то существенное, эта коалиция будет держаться. Я в 2019 году был так резко против этой коалиции, потому что я знал, что если ее создадут...

... то это надолго.

- ..., то это может быть надолго, и это будет довольно крепкий союз.

- Что его цементирует? Некоторые говорят, что огромные деньги...

- Да, его цементируют огромные деньги. Во-первых, у центристов огромные финансовые проблемы. Над ними висит судебный иск, и если они его проиграют в суде, они должны будут выплатить где-то миллион евро. Для партии это огромный риск. Они получили несколько штрафов в связи с предвыборной агитацией за муниципальные деньги. В то же самое время это продолжается: эти передачи и газеты издаются, т.е. эти финансовые риски продолжаются. Мы видим, например, что проект недвижимости в центра Таллинна Porto Franco получил от правительства, по-моему, с очень странными аргументами, большие кредиты с очень выгодными условиями, а отец этого девелопера сделал очень большое пожертвование для Центристской партии.

Вторая тема - это рабочие места; все люди, каким-то образом связанные с этой коалицией. Например, парламентарии получают высокие должности председателей комиссий с зарплатами значительно больше, чем у простых членов парламента. Добровольно в оппозицию идти никто не хочет. У людей кредиты, лизинги, хобби, в гольф хочется играть, путешествовать...

Таллинн - если смотреть на ключевые голосования в городском собрании, то депутаты EKRE голосуют за [мэра Таллинна Михаила] Кылварта. То есть существует договоренность, что пока у нас есть это правительство, EKRE дает центристам [в Таллинне] голоса, которых им не хватает, потому что иначе они бы не могли править городом. Это сохраняет целый аппарат Центристской партии. Я это хорошо знаю, потому что с 2002 года я каким-то образом помогал им все это построить. Но люди этого реально не понимают.

Там 200-250 человек, которые как-то задействованы, получают зарплаты от города Таллинна - от самых высоких начальников, таких как [глава TLT Денис] Бородич в автобусном парке, который, по-моему, получает больше 100 000 евро в год, до инспекторов МуПо. Эта вертикаль власти идет до самого низкого уровня в городе. Все это надо сохранить. Именно поэтому я даже на государственном уровне уделяю так много внимания выборам в Таллинне - если там с этой вертикалью что-то случится... Нынешняя правительство стоит на табуретке с тремя ножками. Если одна ножка станет слабее, то только тогда возникнет шанс, что эта табуретка упадет.

- Мартин Хельме в прошлый понедельник сказал с удивлением, - возможно, наигранным, - что центристы нанесли EKRE удар в спину, поскольку Март Хельме не сказал ничего нового, а лишь повторил то, что говорилось раньше, и позиция EKRE по сексуальным меньшинствам давно известна. Что вы думаете про это?

- Я так понимаю, что EKRE тоже была обижена. Им казалось, что Март Хельме ничего нового не сказал, все знали его взгляды, а теперь партнеры сделали вид, что они так удивились и [якобы только] теперь узнали, что Март Хельме недружелюбно смотрит в сторону...

... и они возмутились, начиная с Юри Ратаса, Майлис Репс...

...Опять же, мне нравятся социал-демократы потому, что я вижу, что этих людей интересуют реальные проблемы в стране, они ссорятся обычно по вопросам, которые касаются каких-то законопроектов. А тут самая большая проблема, что оскорбили премьер-министра. А низкие зарплаты спасателей, учителей, медсестры... По статистике мы видим, что от этого экономического кризиса больше всего страдают русские женщины - избиратели Центристской партии. Это нас не возмущает, а когда Мартин Хельме скажет что-нибудь лично про Юри Ратаса, тогда вся партия начинает его защищать.

Почему-то центристам ничто не мешало голосовать за Урмаса Рейтельманна в ПАСЕ несмотря на то, что он называл большую часть избирателей Центристской партии так, как он их называл... Это их никаким образом не возмутило, а вот оскорбить Юри Ратаса - это святое.

- Вы не считаете, что центристы умышленно атаковали EKRE в каких-то своих интересах?

- Я не могу вам ответить, потому что не участвовал в обсуждениях, почему выбрали именно такую реакцию, так резко отреагировали на слова Марта Хельме. У меня не было никаких сомнений в том, какое мировоззрение у партии EKRE. Очевидно, что у представителей этой партии огромная ненависть к некоторым группам нашего населения. В том числе, они очень много и значительно хуже говорили про русскоязычное население Эстонии.

- Но эту риторику они заметно заглушили, войдя в коалицию.

- Мне кажется, у них есть мечта, они реально думают, что смогут заманить в свою сторону какую-то часть русских голосов.

- Есть версия, что центристы хотели любой ценой добиться переноса этого референдума и организовали такую атаку, чтобы добиться смятения у своего партнера.

- Этих деталей я в точности не знаю. По-моему, этот референдум вообще не нужен. Говорят, его организация стоит государству два миллиона евро, но это только прямые расходы, а цена этого референдума будет для Эстонии намного выше. Он очень сильно отвлекает внимание от разных социальных проблем. Меньшинства тоже очень важны, но это настолько эмоциональный и противоречивый вопрос, что мы видим, что последнюю неделю только этим и занимаются, а есть много других проблем развития Эстонии, для которых у политиков, парламента просто не хватает времени.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: