Рихо Террас: урезание расходов на гособорону – непозволительная роскошь

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Рихо Террас. Автор: Priit Mürk/ERR

Союзники предполагают, что Эстония будет выполнять взятые на себя обязательства перед НАТО, постоянно отслеживая развитие военного потенциала. К сожалению, ситуация в Эстонии такова, что каждое сокращение расходов напрямую влияет на развитие потенциала и тем самым ослабляет реальную государственную оборону, пишет генерал в отставке Рихо Террас.

На прошлой неделе правительство представило принципиальное соглашение по новой стратегии государственного бюджета, которая предусматривает сокращение расходов в министерствах и ставит под угрозу расходы на оборону.

Конечно, обязанность каждого кабинета министров – ответственно относиться к бюджету и находить возможности для экономии.

Не стоит забывать, что при прошлом правительстве министр финансов Мартин Хельме (EKRE) именно в ходе переговоров по госбюджету поднял вопрос о сокращении расходов на оборону. Тему встретил в штыки тогдашний министр обороны Юри Луйк ("Отечество"), и в результате общих усилий все закончилось поиском дополнительных средств на развитие военного потенциала.

И сейчас есть основания крайне критически отнестись к желанию сократить расходы на оборону, особенно в ситуации, когда мир находится в явном кризисе. Уважаемые члены правительства, вероятно, не читали прогноз безопасности, опубликованный на прошлой неделе разведывательным сообществом США.

Согласно этому прогнозу угрозы в мире быстро растут, и такой маленькой стране, как Эстония, не дано роскоши сокращать расходы на гособорону, будь то военная, дипломатическая или даже внутренняя оборона.

В ситуации, когда Россия стягивает десятки тысяч солдат к своей западной границе, где уже идет масштабная подготовка к крупнейшим в этом столетии учениям "Запад-2021" на восточной границе НАТО, а президент России находится под большим давлением и нуждается в успешном улучшении внешнеполитического имиджа, маленькому государству неразумно сигнализировать о сокращении своих расходов на оборону (читай: оборонной способности).

Привязка расходов на оборону к 2% от ВВП всегда была причиной насмешек критиков, которые любят повторять: "Чего вы хотите, у вас же есть два процента?" К сожалению, стоит заметить, что государственную оборону развивают не проценты, а реальные евро, и 100% ВВП Эстонии все еще слишком малы в отличие, например, от Нидерландов или Дании.

В последние годы военная оборона стала одним из наиболее хорошо спланированных национальных направлений. Приоритетом главнокомандующего Силами обороны было исключение из структуры всех областей, не имеющих прямого отношения к военной обороне, например, спортивной группы и т. д.

Значительное сокращение и оптимизация административных расходов в течение многих лет являлись приоритетом при поиске ресурсов для развития реального военного потенциала. Благодаря хорошей работе Государственного центра оборонных инвестиций удалось сократить объем вылитых в бетон средств и направить их на закупку военной техники.

Все для того чтобы повысить реальный военный потенциал Эстонии, "полное отсутствие" которого в течение многих лет резко критиковал Антс Лаанеотс, члена Рийгикогу от Партии реформ и бывший командующий Силами обороны.

Планы развития Сил обороны, как на десять лет, так и на четыре года, составляются на основе анализа военных угроз с учетом имеющихся возможностей и прогноза бюджета. Их не с потолка берут, и у такой страны, как Эстония, никогда не будет достаточно денег для развития всех необходимых возможностей, поэтому Эстония должна строить свои планы обороны вместе с союзниками.

И союзники составляют планы исходя из нашего вклада. При значительных сокращениях правительству придется принять на себя просчитанные риски и решить, какие возможности не будут развиваться или будут развиваться позже, то есть с опозданием.

Два процента от ВВП на оборону всегда были минимумом, и 3-я статья договора НАТО гласит, что каждая страна должна быть способна сама себя защитить. Союзники предполагают, что Эстония будет выполнять взятые на себя обязательства перед НАТО, постоянно отслеживая развитие военного потенциала. К сожалению, ситуация в Эстонии такова, что каждое сокращение расходов напрямую влияет на развитие потенциала и тем самым ослабляет реальную государственную оборону.

Есть примеры сокращений расходов в соседних с нами странах, в результате которых обороноспособность упала до уровня, когда тратить вообще бессмысленно. Возьмем к примеру расходы на оборону Латвии и Литвы до 2014 года, когда Россия вторглась на Украину, или Швеции, которая в эйфории от распада Советского Союза практически ликвидировала свою гособорону и теперь с большим трудом и огромными затратами восстанавливает некогда сильную, базирующуюся на тотальной защите систему государственной обороны.

Я, конечно, понимаю, что идет ежегодная перепалка различных ведомств по поводу госбюджета, это обычный демократический процесс, но вопрос – в посылах.

Какой сигнал наше правительство посылает союзникам, которые по инициативе прошлой и нынешней администрации США повышают расходы на оборону? Союзникам, которые своим реальным присутствием вносят вклад в воздушную безопасность балтийских стран.

Суммы, которые страны-союзники инвестируют в летные часы в нашем воздушном пространстве, очень существенные. Как нам смотреть в глаза британцам, датчанам и французам, которые прислали своих солдат и танки ради укрепления оборонной способности нашего государства?

Должен признать, что во время моего пребывания в должности, когда речь заходила о необходимости ввода войск в Эстонию, американские или немецкие генералы нередко спрашивали: "Если ваша оценка угрозы настолько высокая, то почему вы сами инвестируете только два процента? Вам срочно нужны военно-морская техника, повышение возможности дальнего огневого нападения, ваша морская граница не защищена, возможностей для воздушного боя недостаточно, а пехота не полностью развита и укомплектована!"

Я бы ни в коем случае не стал урезать бюджет на оборону, а посоветовал бы серьезно обсудить, какие необходимые для оборонной способности важные направления нуждаются в срочном развитии.

Для этого не требуется значительно увеличивать долю оборонных расходов в ВВП (определенное повышение затрат сопровождается появлением каждой новой возможности). Необходимы одноразовые инвестиции в закупки и, если потребуется, кредит на гособорону.

Какие из этих возможностей должны быть приоритетными, должен сказать командующий Силами обороны. Это единственный человек в Эстонии, который обладает компетенцией и несет прямую ответственность за развитие и использование военного потенциала. Если бы у нас было время, мы могли бы развивать военный потенциал медленно и сбалансированно, но в современном мире нам такая роскошь не предоставляется.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: