В системе торговли квотами на CO2 потолка цен не существует

В действующей в Европейском союзе системе торговли квотами на атмосферные выбросы (ETS) цены на CO2 не лимитированы, и наряду со странами, которые недовольны ростом цен на выбросы, есть и страны, которые заинтересованы в том, чтобы не допустить их быстрого снижения.

Такие объяснения предоставил в интервью ERR советник отдела климата Министерства окружающей среды Имре Баньяш, по оценке которого систему ETS можно изменить, но выйти из нее для стран-членов ЕС невозможно.

- Что такое ETS, зачем она нужна и как она сейчас работает?

- Система торговли единицами объема выбросов парниковых газов Европейского союза (англ. Emissions Trading System, ETS) является работающей по рыночному принципу мерой, направленной на снижение выбросов парниковых газов в промышленных предприятиях, на электростанциях и в целом в энергетике. Это система снижения выбросов парниковых газов в крупной промышленности, поскольку включенные в систему предприятия обязаны покупать квоты на то количество парниковых газов, которое они выбрасывают в атмосферу.

На основе исторической статистики выбросов предприятий в системе созданы единицы объема, в рамках которых предприятия торгуют, [покупая] достаточно единиц объема выбросов для покрытия своих потребностей.

Советник отдела климата Министерства окружающей среды Имре Баньяш. Автор: Частный архив

- Это правда, что число доступных единиц объема атмосферных выбросов каждый год уменьшают?

- Да. Количество единиц объема, включенных в эту систему, ежегодно сокращают. Это создает для предприятий стимул: они знают, в каком направлении движется количество единиц, знают, что предложение постоянно сокращается и в соответствии с этим могут осуществлять свои инвестиции, чтобы снизить свои выбросы. В таком случае им нужно будет покупать меньше единиц и они будут идти в ногу с этой системой.

Конечно, дополнительным стимулом является ситуация, когда предприятия уменьшают свои выбросы больше, чем выделенное им количество единиц. Тогда они могут продавать на рынке [не использованные] единицы [объема выбросов], получая тем самым дополнительный доход для инвестиций.

- Означает ли последовательное уменьшение квоты, что ее цена с ходом времени будет практически непрерывно расти?

- Наверное, это работает в обе стороны. Да, с уменьшением квоты цена, как правило, растет, потому что уменьшается предложение. А если предложение уменьшается, то в системе "предложение-спрос" цена скорее увеличивается.

С другой стороны, если предприятия переходят на биотопливо или возобновляемую энергию, либо повышают свою эффективность, то может возникнуть ситуация, в которой спрос предприятий на единицы объема выбросов уменьшается. В таком случае рост цен либо затормаживается, либо может даже повернуть вспять. Но пока в исторической перспективе цена скорее росла по мере уменьшения квоты.

Конечно, самый большой рост цен произошел с 2018 года. До этого они были довольно стабильными, менее 10 евро за тонну CO2, а потом цена почти все время росла и к настоящему времени превысила 80 евро.

Трубы электростанции. Автор: Sergei Stepanov/ERR

- Что вызвало ускорение роста стоимости квот с 2018 года?

- Было две основных причины. Во-первых, в 2018 году были утверждены последние изменения в директиве, чтобы подготовить систему к новому периоду торговли, который начался в этом году, т.е. правила на период 2021-2030 годов. Поскольку одновременно для системы поставили новые цели по снижению объемов выбросов парниковых газов, то это со своей стороны повлияло и на поведение предприятий. Иными словами, предприятия стали больше думать наперед, как они смогут производить в будущем при растущих ценах [на квоты], и, например, закупать квоты наперед. Одновременно [высокие] цены на CO2 начали уменьшать выбросы парниковых газов.

Если посмотреть на данные в исторической перспективе, то и в Эстонии с 2018 года ускорилось сокращение выбросов в тех секторах, которые охватывает эта система.

По данным на сайте Министерства окружающей среды, в систему ETS в Эстонии входят 44 предприятия в таких секторах как энергетика, переработка минеральных масел, производство извести, стекла, бумажной массы, бумаги и картона, керамики и аммиака (прим. ред.).

Вторая важная причина заключалась в задействовании механизма стабилизации рынка в системе торговли квотами. Поскольку система работает уже с 2005 года, то в первые годы шло ее тестирование, когда хотели найти правильный баланс между создаваемыми в системе единицами объема выбросов и их фактическими объемами. В ходе этого тестирования в действительности было создано больше единиц объема выбросов, чем требовалось предприятиям, т.е. на рынке возник большой избыток таких единиц. Идея стабилизационного резерва рынка заключалась в том, чтобы начать постепенно сокращать этот избыток и, тем самым, обеспечить цель системы, чтобы цена [на квоты] росла, и, соответственно, снижались выбросы парниковых газов.

Иллюстративная фотография. Автор: Ken Mürk/ERR

- Может ли рост цен на квоты в последние годы, особенно их резкий рост в этом году, объясняться именно тем, что эти единицы объема выбросов убрали из системы?

- Да, это, несомненно, было причиной, по которой стоимость квот на CO2 с конца 2018 года начала стабильно расти.

Но причина роста цен в этом году, - в начале 2021 года цена была около 30 евро [за мегаватт-час], а теперь выше 80 евро, - главным образом заключается в новых целях Европейской комиссии по сокращению выбросов, т.е. чтобы по ЕС к 2030 году выбросы парниковых газов снизились как минимум на 55%. А также цель по климатической нейтральности к 2050 году и вместе с этим опубликованный в июле пакет климатических мер, в котором ставятся уже конкретные новые цели для системы торговли [квотами].

С другой стороны, 2021 год был первым годом для этого нового периода торговли, что тоже вызвало колебания на рынке. Например, если в обычные годы предприятиям распределяли бесплатные единицы [объема выбросов] к 28 февраля, то в этом году в связи с переходом на [новый] период торговли, бесплатные единицы выделили позднее; Еврокомиссия утвердила их только летом. Теперь государства их постепенно распределяли [по предприятиям].

Кроме того, у компаний не было возможности засчитать полученные в начале 2021 года единицы [объема выбросов] в счет выполнения своих обязательств за 2020 год, поэтому на рынке было впрок куплено больше единиц, потому что потребность в их закупке была больше.

В конце года, несомненно, сказалась холодная зима и, возможно, общий дефицит производства возобновляемой энергии в этом году вызвал также дополнительный спрос на единицы [объема выбросов].

Таави Аас на вечеринке центристов в вечер выборов. Автор: Ken Mürk/ERR

- Есть ли в этой системы лимиты, потолок цен или же цены могут двигаться совершенно свободно?

- Эта система создана для функционирования на рыночных принципах, т.е. в ней не установлены ни минимальные, ни максимальные цены. Однако директива предусматривает механизм стабилизации цен, если в течение шести месяцев цена будет в три раза выше, чем среднее значение за предыдущие два календарных года. Тогда на рынок возвращается 100 млн единиц [объема выбросов], чтобы увеличить предложение и удовлетворить спрос.

С другой стороны, в своей нынешней формулировке этот механизм не работает, потому что средняя цена единицы [объема выбросов] за два предыдущих календарных года была около 24,5 евро. Если она должна вырасти в три раза на шесть месяцев, чтобы этот [механизм] включился, то [средняя] цена в течение шести месяцев должна быть постоянно выше 73,5 евро, а это означает очень большое изменение цены.

И хотя в этом году цены поменялись очень сильно, они превышали 73,5 евро только последние полтора месяца. А теперь скоро начнется новый год, и это среднее значение за два календарных года тоже сильно изменится (за счет резкого роста цен в 2021 году - ред.).

Средняя цена за этот год уже по положению на сегодняшний день составляет около 53 евро. Иными словами, в своей нынешней формулировке это положение не включится. Поэтому и правительство, формулируя свою позицию по климатическому пакету, сочло, что эти положения следует пересмотреть на переговорах по директиве, чтобы в будущем можно было быстро реагировать на колебания цен.

- Именно это имели в виду министр экономики Таави Аас и, наверное, в целом Центристская партия, когда они говорили, что в этой системе надо что-то менять?

- Да, именно в этом аспекте можно обеспечить более быстрое реагирование на колебания цен. Конечно, это касается не только роста цен; несколько государств уже высказались и против снижения цен. Франция, а теперь и новое правительство Германии в своем коалиционном договоре указали, что минимальная цена в этой системе должна быть около 60 евро [за тонну выбросов CO2].

Иллюстративная фотография. Автор: Siim Lõvi/ERR

Об этом обязательно зайдет речь в рамках переговоров об изменении директивы: как стабилизация роста цен, так и механизмы против ее очень сильного падения. Возможно, в данный момент мы такого падения не видим, но если "зеленый переход" наберет обороты, и на рынке появится большое количество возобновляемой энергии, то однажды спрос [на квоты] вполне может снизиться, и тогда цены начнут падать. Это не способствовало бы общей тенденции по постоянному снижению выбросов парниковых газов.

- Произойдет ли пересмотр этой директивы в плановом порядке или по инициативе Эстонии либо еще каких-то стран? Как это происходит с технической точки зрения?

- Предложение по изменению директивы поступило от Еврокомиссии в связи с климатическим пакетом. Поскольку весной была согласована общая цель по ЕС - минус 55% [выбросов CO2 к 2030 году], то теперь надо пересмотреть директивы и постановления по отдельным сферам, чтобы привести их в соответствие с достижением этой цели.

Поскольку секторы, которые включены в систему торговли, создают примерно 40-45% всех выбросов в ЕС, то, конечно, изменение цели в директиве по системе торговли - один из способов достичь цели по снижению выбросов парниковых газов. В рамках этого будут идти эти дискуссии, и Эстония, и не только она, уже подчеркнули необходимость более быстрой стабилизации цен и реагирования на рыночную ситуацию, в зависимости от различных показателей.

- Некоторые политики говорят, что Эстония могла бы выйти из системы ETS. Возможно ли это юридически и какие последствия бы это имело?

- Мы это анализировали, потому что этот вопрос возникал и раньше. Но поскольку Эстония является членом ЕС, то все такие предложения должны идти вместе с дискуссиями о членстве в ЕС. Поскольку мы являемся членом ЕС, то мы принимаем все требования и нормы, согласованные в ЕС. А система торговли единицами выбросов парниковых газов - одна из таких общеевропейских директив, которые мы должны применять, являясь членом ЕС. Поэтому я не вижу в данный момент возможности обсуждать это совершенно отдельно, что мы просто вышли бы из этой системы. По моей оценке, это невозможно.

Однако в ходе пересмотра этой директивы можно предлагать подходящие нам решения и обсуждать, как сделать так, чтобы система, с одной стороны, обеспечивала цель по снижению выбросов парниковых газов, а с другой стороны, была стабильной и давала стабильные ценовые сигналы, чтобы предприятия двигались в направлении более чистых [технологических] решений.

По данным трейдингового веб-сайта investing.com, стоимость квоты на выбросы CO2 превысила в декабре 80 евро за тонну, достигая на пике 89 евро за тонну.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: