Адаптация военных беженцев связана с психологическими потрясениями

Украинские беженцы в Центре приема беженцев в Таллинне.
Украинские беженцы в Центре приема беженцев в Таллинне. Автор: Ken Mürk/ERR

Миграция спасающихся от войны людей связана не только с физическим перемещением, но и с психологическим потрясением, требующим переосмысления существующих привычек и смысловых моделей. Таким образом, миграция – это не движение с определенным началом и концом, а длительный процесс, который начинается еще до отъезда из дома и продолжается в месте назначения, говорится в исследовательской работе научных сотрудников Таллиннского университета.

Опыт военных беженцев показывает, что людям наносится тройная травма. Первая травма - это то, что человеку пришлось пережить дома, где началась война. Затем травмирующими могут быть миграция и связанные с этим трудности, и, наконец, адаптация к новому местоположению. "Из этих трех перечисленных вытекают все проблемы, с которыми приходится сталкиваться беженцам и их помощникам", — пояснила соавтор исследования и младший научный сотрудник Таллиннского университета Аннела Самуэль.

Переезд из одного места в другое в качестве военного беженца является поворотным моментом в жизни человека, и для понимания этого нет широких культурных рамок. "Без структуры, которая помогает людям организовать свои мысли, чувства и поведение, им труднее адаптироваться к изменениям. Также следует учитывать, что этот путь уникален для каждого человека. То, что важно для одного человека, может не быть важным для другого", - сказала доцент кафедры психосоциальной работы Института социальных наук Таллиннского университета Марианн Мяртсин.

Добровольная и вынужденная миграция

В широком смысле миграцию можно разделить на вынужденную и добровольную. "С одной стороны, выезд за границу в качестве студента по обмену и миграция военного беженца — очень разные явления. В то же время все виды миграции характеризуются изменениями при которых привычная среда меняется на новую и неизвестную", — прокомментировала Мяртсин.

Вынужденную миграцию труднее пережить, и она требует больше ресурсов. "Чтобы облегчить приспособление, следует уделить внимание и мелочам повседневной жизни, которые помогают беженцу устанавливать связи, создающие чувство безопасности. Даже такая мелочь, как знакомые с детства бумажные салфетки, могут помочь человеку, брошенному в чужой среде, чувствовать себя как дома", — сказала Самуэль.

В то же время в случае с бежавшими от войны следует иметь в виду, что дом может означать для них не только что-то теплое и позитивное, но и вызывать травмирующие и болезненные воспоминания. Кроме того, его может больше не быть физически.

Между двумя мирами

Прибыв на новое место, беженцы оказываются в ситуации, когда старые смысловые системы уже не работают, а новые еще не созданы. "Чтобы не застрять между двумя мирами, важно восстановить привычный распорядок, будь то чистка зубов или чтение сказки детям", — отметила Мяртсин.

Она добавила, что разрушение внутреннего мира также дает возможность построить что-то новое и другое: "В начале, вероятно, требуется очень много, чтобы человек начал делать что-то совершенно новое. Важно найти способы, с помощью которых беженец мог бы внести свой вклад в новую среду. Я считаю, что Эстония — хорошее место для поиска творческих решений".

Прежние знания и навыки помогают людям адаптироваться в стране назначения. Однако в некоторых случаях может быть полезнее, если восприятие принимающей страны было бы не слишком однозначным.

В своей магистерской работе Самуэль показала, что многие женщины-беженки, приехавшие со своими семьями в результате вынужденной миграции в Эстонию, но желавшие выбрать другую страну назначения, добились большего успеха, чем те, кто готовился к этому в течение более длительного времени, но чьи ожидания относительно страны назначения не оправдались. "В последнем случае люди могут попасть в ловушку нереалистичных представлений, и это будет препятствовать адаптации и прогрессу", — сказала Самюэль.

Отдельный вопрос, как украинские военные беженцы справляются с тем, что не могут помочь оставшимся на родине людям. "Мужчины, братья и отцы бежавших женщин и детей остались там, чтобы противостоять российской агрессии. Поэтому возникает вопрос, как беженцы могут справляться с чувством беспомощности", — пояснила Мяртсин.

Взлеты и провалы адаптации

Также может сбивать с толку тот факт, что беженцы не знают, как долго им придется оставаться вдали от дома. "Во многих случаях адаптацию затрудняет надежда на то, что можно будет скоро вернуться домой. В этом случае человек может думать, что нет смысла прилагать усилия, чтобы приспособиться к новому месту", — добавила Самуэль.

Есть примеры, когда люди готовы действовать сразу же после прибытия в пункт назначения и считают, что могут немедленно приступить к работе. Однако через некоторое время чувства человека могут существенно измениться. "Миграция и связанная с ней адаптация — это длительный процесс с колебаниями вверх и вниз, когда может показаться, что все уже идет хорошо, появляются новые неудачи", — рассказала Мяртсин.

После первого привыкания человеку может потребоваться некоторое время, чтобы понять, что он может никогда больше не увидеть ни людей, ни места, которые он знает. "На самом деле все это приходит гораздо позже. Поэтому нельзя предполагать, что после того, как будет найдено жилье и место работы, дети будут устроены в детский сад или школу, ситуация разрешится. Через некоторое время необходимо обязательно узнать, как на самом деле себя чувствуют люди, которые пережили такие испытания", — считает Мяртсин.

Статья о культурных и психологических аспектах миграции беженцев опубликована в изданном Edward Elgar Publishing справочнике "Handbook on Home and Migration".

Редактор: Надежда Берсенёва

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: