X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Учительница Локсаской гимназии о забастовках: мы хотим быть услышанными

Фото: ERR

Этот год вскрыл многие проблемы в сфере образования. Новый год начнется с забастовки учителей из-за неспособности правительства повысить педагогам зарплаты. И это в то время, когда вся страна испытывает острую нехватку специалистов. Масла в огонь подливает и переход на эстоноязычное образование, ведь далеко не все педагоги успели сдать экзамен на знания эстонского языка.

У локсаских школьников с родным русским языком, как и у их сверстников по всей стране, забот прибавится. Ученикам третьих и четвертых классов придется осваивать предметы на эстонском языке. Двигатель образовательной реформы ведется на фоне острой нехватки учителей и споров о зарплате. После получение диплома в школах остаются единицы. Одна из них - учительница искусства Локсаской гимназии Анна Стужина.

"Вообще я планировала, конечно, быть художником. Но так получилось, что меня пригласили в школу заменить учителя, который ушел в декрет. В итоге я осталась преподавать в школе", - рассказала она в итоговом выпуске "Актуальной камеры".

Стужина - учитель в третьем поколении. На ее уроках ученики 2Б ловят каждое слово, хоть и не всегда знают его значение.

"Стараюсь исключать работу "учебник-рабочая тетрадь". Я пытаюсь в хорошем смысле заставить детей говорить; стараюсь, чтобы они говорили больше меня, чтобы они не боялись говорить и открывались. Я стараюсь сделать так, чтобы они поняли, как классно уметь говорить на двух языках", - поделилась учительница.

Локсаская гимназия в какой-то степени опередила масштабную реформу образования: последние четыре года "русский поток" начальной школы учился на эстонском языке по системе погружения.

Примерно по такой же схеме, как стало известно в этом году, и будут осваивать государственный язык ученики первых и четвертых классов в так называемых "русских школах Эстонии" в следующем учебном году. Вот только обучение детей по системе погружения, как выяснилось, требует от учителя колоссальных усилий.

"Сейчас существует учебник языкового погружения, но он не менялся уже более десяти лет. И это только по эстонскому языку. По математике и природоведению все материалы не адаптированы. Это материалы для ребят с родным эстонским языком. Допустим, если есть какие-то задания, их нужно адаптировать для русских ребят. Посмотреть, подходят ли они под их словарный запас. Если нет, то нужно объяснить им незнакомые слова, не используя при этом русский язык, подбирая синонимы или картинки. Также стараюсь делать дополнительные рабочие листы, найти какие-то игры", - рассказала Стужина.

Чем ближе переход на эстонский язык обучения, тем тревожнее становятся новости о нехватке тех, кто будет воплощать реформу в жизнь. Уже к следующей осени учителя, преподающие в так называемых "русских школах" на эстонском языке, должны владеть им на уровне С1. Особенно остро проблема стоит в Ида-Вирумаа: там в этом году стартовала кампания по привлечению педагогов в регион. На Северо-Востоке в сфере образования требуется больше сотни учителей, владеющих эстонским языком. Но парадокс: педагогические факультеты вузов заполнены людьми, желающими нести знания детям. Только в школе они не задерживаются. Причина не только в стрессовой обстановке, но и низкой зарплате, повышать которую власти не стремятся.

"Педагог на уроке - не только учитель. Это и актер, и психолог, и друг, иногда и мама, и медсестра. Мы исполняем очень много ролей. Мы отвечаем за обучение детей, за их знания. Мы отвечаем за их воспитание и за их безопасность в школе. Если у меня в какой-то день пять уроков, это не означает, что я в 13:00 закрываю класс и ухожу", - подчеркнула учительница искусства.

Летом стало ясно: в условиях экономического спада Эстония не может позволить себе обещанное повышение минимальной заработной платы учителей на 11%. Переговоры с участием госпримирителя провалились, а значит школы Эстонии неминуемо охватит забастовка. Начались переговоры.

Забастовка - это такая крайняя мера, такой крик души. Учитель понимает, что в любом случае от этих забастовок пострадают ученики. Это уже действительно крайняя мера.

"Мы хотим, чтобы нас услышали. Мы не знаем, как сделать по-другому, чтобы нас услышали. У государства есть понимание, что учитель - этот тот человек, у которого есть некая миссия, поэтому он не бросит своих учеников. Возможно, в министерстве думают, что мы не пойдем на этот шаг. Но что делать, если нас не слышат?", - задала риторический вопрос Стужина.

В спорах о зарплатах учителей сталкивались лбами Таллинн и Министерство образования, эксперты и политики, порой не выбирая выражений. В передаче "Импульс" на канале ETV депутат Рийгикогу, бывший министр образования Юрген Лиги, рассуждая о проблемах и отчаяниях учителей, дал многозначительный комментарий.

"Откуда это понимание, что учителя должны страдать? Откуда это убеждение, что учитель несет эту миссию и не должен за нее получать много денег? Мне кажется, это идет из очень давнего прошлого, когда считалось что учитель работает только за идею, несет детям знания, но не за деньги. Мы хотим достойную зарплату. Мы хотим за свой труд, за то, что мы действительно выкладываемся по полной, достойную зарплату. Кто сказал, что мы должны страдать. Зачем, почему так?" - негодовал Лиги.

Редактор: Эллина Качан

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: