X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Райво Варе: следующий год для Эстонии будет очень сложным

Фото: Kairit Leibold / ERR

Эксперт по вопросам геополитики Райво Варе в передаче "Интервью недели" подвел итоги 2023 года и сделал прогнозы на 2024 год. Ситуация как в мире, так и в Эстонии будет сложной. Военный конфликты не завершатся, в мире наберут силы правые популисты.

Назовите, по вашей оценке, три главных события, которые определили мировую повестку в текущем году?

Я думаю, главные события – войны в Украине и Палестине. Во-вторых, это более медленный выход из рецессии мировой экономики, особенно в европейском регионе и, в том числе, в Эстонии. В-третьих, вопросы, связанные с начавшимся выборным периодом во многих странах мира и в США, как ведущей державе.

Эти события повлияли на Эстонию?

Экономика, безусловно, влияет на Эстонию напрямую. Мы от рецессии пострадали больше, чем ожидали. Войны нас затрагивают как в экономическом, так и политическом плане. Выборы пока на Эстонию не повлияли, но имеют высокий потенциал повлиять на наши дела тоже.

В местных и в мировых СМИ темой номер один была и остается война в Украине. К концу года выяснилось, что помощь Украине на следующий год не согласована. Что произойдет в будущем году? Насколько реально, что Украина не получит обещанную помощь в том объеме, в котором должна была?

Начавшаяся президентская предвыборная гонка в США явно сыграла свою роль. Может быть, это будет сложнее, чем хотелось бы видеть. Сейчас ожидается, что к концу января все-таки этот вопрос разрешится. Важно следить за тем, что будет происходить и как будут преодолевать разрыв между двумя основными политическими силами в США в отношении вопроса иммиграции – темы, которая, по-сути, является внутриполитической. Эта тема совершенно не связанная, так сказать, с темой поддержки Украины. Но этот вопрос сегодня очень сложный. Как он решится, сегодня со 100-процентной уверенностью сказать сложно. Я думаю, что все-таки решится. Потому что законодатели США, несмотря на разногласия по внутриполитическим вопросам, в большинстве своем заявляют о необходимости поддержки Украины.

Помощь не согласована и на уровне Европейского союза.

Это уже сложнее, потому что в европейском изложении это связано с фактором Орбана (Виктор Орбан – премьер-министр Венгрии). Венгрия привязана к России непосредственно энергетически. И есть какие-то более тесные связи с Россией. Кроме этого, Венгрия хочет получить деньги из разных европейских программ. Это более 30 млрд евро, из которых 10 млрд Орбану выделили для того, чтобы он пошел пить кофе в тот момент, когда голосовали за начало переговоров с Украиной о вступлении в ЕС. Эта чашка кофе для Виктора Орбана стоила 10 миллиардов.

В следующем году появятся ли рычаги воздействия на Венгрию?

Еще остались 22 млрд евро, которые можно использовать. Орбан напрямую сказал, что пока он не получит эти деньги, ничего менять не будет. В связи с началом переговоров Украины о вступлении в Евросоюз Орбан прямо заявил, что по венгерским расчетам предстоит еще минимум 75 голосований, прежде чем Украина станет членом ЕС. А там дополнительно очень много возможностей этого не допустить. То есть мы понимаем, какой там настрой, а тут еще прибавился Роберт Фицо, новый премьер-министр Словакии (который заявил, что конфликт в Украине невозможно решить военным путем). Есть определенные проблемы, связанные именно с позицией новых и старых властей в европейских странах.

Почему именно в этом году начались жаркие споры о помощи Украине? В прошлом году было больше единодушия. Это свидетельствует о том, что все устали?

Не только усталость. Хотя усталость, безусловно, тоже фактор, на котором, кстати, играет Кремль. Думаю, это не одна из главных причин. Главная причина в том, что начинается истощаться запас, который можно было бы использовать для помощи Украине. К тому же, наверное пора уже начинать говорить, что приближающийся сезон выборов по всему миру, и в том числе, в европейских странах и в США, влияет на оказание помощи.

Это говорит о том, что и дальше будет царить неопределенность?

Да, и с этим надо считаться. Если мы представим себе, что в следующем году состоятся 98 выборов – общенациональных, президентских или парламентских, или тех и других – в 78 странах, это означает, что будет постоянная перманентная избирательная кампания по всему миру, в разных регионах. Она всегда влияет на все политические действия, в том числе и внешнеполитические.

Если говорить конкретно об Эстонии, то к текущему моменту наши власти выделили примерно полмиллиарда евро на поддержку Украины. Если взглянуть на будущие годы, то поддержка становится гораздо скромнее. О чем это говорит?

Наши ресурсы не безграничны. Мы смогли на самом первом этапе (войны в Украине) очень быстро поставить значительное количество вооружений. Теперь мы уже этого сделать чисто технически не сможем в таких масштабах. Придется заниматься другими вопросами поддержки.

Как на процесс поддержки Украины сказалась атака ХАМАС на Израиль и ответные действия израильской армии?

Думаю, сказалась. На первый взгляд, атака ХАМАС похожа на политическое самоубийство для этой организации, однако это было связано с крупными интересами спонсоров ХАМАС. В первую очередь Тегерана. Конфликт в секторе Газа переключил внимание мировой общественности с Украины на Израиль и Палестину. А это уже выгодно Кремлю. В результате Украина в этом смысле немножко потеряла.

Как в следующем году будут развиваться события в Газе?

Сложный вопрос, потому что этот клубок противоречий возник очень давно и распутать его быстро не получится. Это не "гордиев узел". По всей видимости, найдут какой-то компромиссный вариант. Сначала был вариант оккупации Израилем всего сектора, как это было до 2005 года. Но вряд ли на это пойдут. Международное мнение больше склоняется к резолюции ООН о создании двух государств или хотя бы Палестинской автономии. Есть идея вернуть в сектор Газа палестинскую организацию ФАТХ во главе с Махмудом Аббасом, откуда их, к слову, драконовскими методами выгнала организация ХАМАС. Такой вариант не находит широкой поддержки. Думаю, что очаг напряженности там будет еще долго.

В этом году Финляндия вступила в НАТО, на что президент России Владимир Путин отреагировал словами – "будут проблемы". Стоит ли серьезно относиться к этим словам и даже воспринимать их как угрозу?

Это, безусловно, угроза. Но это определенный стиль кремлевской дипломатии, они другого языка не знают. Эта тема (безопасности) не возникла сейчас. Эта тема давно беспокоит финское общество. Финское руководство никогда не обольщалось на счет российских планов.

Подводя итоги года, все журналисты искали в словах Путина какие-то посылы в отношении будущего, то есть какой-то сигнал мировому сообществу. Удалось ли вам уловить этот сигнал?

Мировое сообщество уловило главный сигнал, а именно то, что Путин обещает проводить свою линию до конца, то есть подчинение Украины, ее захват и введение своих порядков. Это печальный итог всего этого года, потому что Россия не отказалась от своих целей. Она приспособилась к новым условиям и на самом деле собирается продолжать эту войну, по всей видимости, в надежде на то, что в Вашингтоне сменится власть. Придет Трамп обещал эту войну закончить за счет прекращения любой поддержки Украины. Президент Украины Владимир Зеленский сказал, что в этом случае проиграют все, это будет проигрыш всего мира.

В конце уходящего года стало известно, что Евросоюз официально объявил о начале переговоров с Молдовой и Украиной о вступлении в сообщество. Как надолго может затянуться этот процесс?

Процесс непростой, он займет время. Многое будет зависеть от настроя самой страны. То есть это не так, что вас тащат, а вы не хотите и делаете по минимуму. Все наоборот, надо выложиться по-полной. Готово ли сегодня все общество в Украине? Я на сто процентов не уверен в этом. Им будет очень сложно, потому что это означает слом каких-то старых правил игры. Никаких поблажек не будет. По блату в Евросоюз не принимают.

Почему до сих пор не начались переговоры о вступлении в Евросоюз с Грузией?

В Грузии политическая ситуация совершенно другая. Там явно начался процесс восстановления Грузии немного советского толка. К этому добавляется еще ситуация с территориальными вопросами. И общее отношение в обществе двоякое – часть общества проевропейская, часть – пророссийская. Однако ЕС сделал шаг навстречу, заявив, что Грузия может быть кандидатом на вступление в союз.

Недавно в ЕС был принят 12-й пакет санкций в отношении России. Однако, как показывает практика, санкции работают неважно. Зачем принимать новые санкции, если и прежние не работают?

Санкционный подход изначально был половинчатым. Все время какие-то вопросы откладываются. Все будет зависеть от того, насколько введенные санкции будут ужесточаться, то есть от практики их использования. Потому что санкции очень часто рамочные, и насыщение этих рамок содержанием зависит от того, как работают соответствующие страны и организации. У американцев существует принцип экстерриториальности. Они потихонечку эту тему могут развивать, не принимая даже новых санкций, а просто закручивая гайки при существующих санкциях. А у Европы все время это связано с правовыми вопросами и согласованиями.

Что должна сделать Европа, чтобы санкции заработали?

Во-первых, договариваться между собой. Потому что мы видим, что постоянно идет саботаж. Тот же Орбан может заблокировать конкретные санкции, хотя общие санкции он принимал. Во-вторых, надо все-таки начать более жестко отслеживать территориальные вопросы. Евросоюз этого пока не делает.

В следующем году нас ожидают выборы в Европарламент. Какими они будут?

Думаю, будет увеличение удельного веса правых популистских политических сил во всех странах. Причем не только на европейских парламентских выборах, но и в целом в мире. Мы увидим значительный рост числа мест, которые займут именно такие силы. В Европе главной предпосылкой для этого является сложная экономическая ситуация.

Что ждет Эстонию и нашу экономику в следующем году?

Наша экономика сильно зависит от происходящих в мире событий, поэтому мы не сможем восстановиться быстрее, чем это произойдет на мировом уровне. И в первую очередь в Скандинавских странах. Кроме этого, у нас до сих пор происходит переход от старой экономической модели, где все компоненты были завязаны на дешевой рабочей силе. Сейчас мы пытаемся приспосабливаться к современном миру. Не случайно наш Центробанк в своих прогнозах говорит о том, что все таки следующий год практически до самого конца будет еще очень сложным.

Редактор: Ирина Киреева

Источник: Интервью недели, ETV+

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: