X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Аймар Вентсель: Эстонии следует подумать, как включиться в борьбу за Арктику

Аймар Вентсель.
Аймар Вентсель. Автор: Ken Mürk/ERR

Мне иногда кажется, что мы вернулись в XIX век, в эпоху географических открытий. Просто теперь открытие новых земель переместилось из джунглей Африки и сельвы Амазонии в полярные регионы, пишет Аймар Вентсель.

На последней конференции имени Леннарта Мери я встретил старую знакомую, с которой мы не виделись очень давно. Фиону Хилл, которую мне вряд ли нужно представлять интересующимся политикой людям, пригласили выступить на конференции. Ее знают как советника Барака Обамы и Дональда Трампа по вопросам России, а также как ключевого свидетеля в судебном процессе по делу Трампа в связи с Россией. Еще меньше людей знают, что до этого Фиона была исследователем Сибири. Благодаря этому мы в свое время и познакомились на прошедшей в Хьюстоне крупной конференции на тему Сибири.

Несколькими годами ранее Фиона Хилл вместе с Клиффордом Гэдди выпустила книгу  "Сибирское бремя. Просчеты советского планирования и будущее России". В книге была выдвинута интересная концепция, согласно которой на арктических территориях России живет не слишком мало, а слишком много людей, и их обеспечение в таких условиях обходится слишком дорого.

Авторы также утверждают, что одной из причин распада Советского Союза как раз стало то, что на обеспечение крупных городов в Сибири тратилось слишком много денег. Гэдди и Хилл, конечно, подверглись резкой критике, но жизнь показала, что в целом они были правы. Книга произвела фурор, и Фиону пригласили выступить на той конференции в Хьюстоне. Мы разговорились, и она прислала мне свою книгу, которую я горячо рекомендую всем, кто интересуется Арктикой.

На конференции Леннарта Мери я встретил Фиону у кофейного аппарата и спросил, помнит ли она меня. Она помнила, и мы коротко поговорили о том, кто чем занимался. Вечером мы побеседовали уже подольше, причем об Арктике. Я сказал ей, что многие ее прогнозы, особенно относительно демографии Сибири, сбылись. Затем мы выяснили, что оба скептически относимся к успеху пресловутой российской милитаризации Арктики.

Мне показалось, что Фиона хочет говорить именно об Арктике, а не о геополитике. Когда я пошел за напитком, стоявшую в одиночестве Фиону "украл" Карл Бильдт. Я услышал, что они заговорили о Китае, и Фиона через плечо Бильдта бросила на меня страдальческий взгляд. Через какое-то время мы смогли вернуться к разговору об Арктике. С наслаждением. Дело в том, что у тех, кому довелось пожить за полярным кругом, Арктика остается в крови навсегда, как ЛСД. Разговаривая, мы как-то пришли к единому выводу, что выступлений на тему Арктики становится все больше на всех фронтах.

Но интересно, скорее, то, что значение Арктики выросло, этот регион открыли для себя даже те страны, интерес которых к нему казался немыслимым. Например, Сингапур, Испания и Швейцария являются членами-наблюдателями Арктического совета. В последние годы активизация интереса в отношении Арктики наблюдается и в Эстонии. Медленно и понемногу, но все же.

Мы все знаем, что Арктика становится все более доступной, а технические средства для развития там человеческой деятельности совершенствуются. Более или менее утопических планов по использованию Арктики либо в качестве кратчайшего пути для транспортных маршрутов, либо для добычи ресурсов предостаточно. Другой вопрос, конечно, в том, что арктические государства, или постоянные члены Арктического совета, не горят желанием видеть в регионе другие государства и яростно защищают свой привилегированный статус. Поэтому препирательства продолжаются уже много лет.

США, Канада, Россия и другие арктические государства усердно пытаются держать дверь, тогда как все больше экзотических стран пытаются в эту дверь протиснуться. В случае с Китаем национальные интересы в Арктике понятны, но теперь свою арктическую программу анонсировали также Сингапур и Индия, страны, где лед можно найти разве что в бокале с коктейлем.

О чем следует подумать Эстонии, если мы хотим участвовать в борьбе за Арктику, так это о том, какую нишу Эстония могла бы успешно использовать, чтобы конкурировать с такими крупными странами как Германия, Индия или Франция. Конечно, это будет нелегко.

Мне иногда кажется, что мы вернулись в XIX век, в эпоху географических открытий. Просто теперь открытие новых земель переместилось из джунглей Африки и сельвы Амазонии в полярные регионы. История открытия полярных регионов полна бесчисленных жертв и единичных историй успеха.

Можно предположить, что и нынешняя борьба за Арктику будет непростой. Это место, где климат не шутит, даже сейчас, когда происходит глобальное потепление. Там бушуют снежные бури, и заблудиться и замерзнуть насмерть проще простого, особенно когда в научную экспедицию отправляются люди, которые плохо представляют себе, где они находятся и насколько хрупка человеческая жизнь в Арктике.

Я слышал много хороших слов об Арктике. Говорят о том, насколько уникальная там природа (а где иначе?), насколько чувствительны к вмешательству культуры коренных народов, насколько велик потенциал для новых торговых путей и возможностей для добычи полезных ископаемых. Поживем – увидим. Пока что страны Арктического совета могут контролировать, кто и что делает в регионе. Борьба будет в любом случае. Эстония тоже должна быть к этому готова.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: