Кальюлайд: отсутствие интереса к участию в политике несет опасность для государства ({{commentsTotal}})

Фото: ERR

Время ученых, писателей, инженеров, журналистов, учителей и врачей в эстонской политике не закончилось, подчеркнула президент Керсти Кальюлайд в речи по случаю Дня восстановления независимости Эстонии.

"Если слишком мало людей в Эстонии хочет заниматься эстонской политикой, то будущее нашего государства действительно в серьезной опасности", - сказала Кальюлайд, выступая 20 августа перед приглашенными на прием в Розовом саду Кадриорга.

"Если мы не хотим творчески думать о своем будущем, то это будущее начнет казаться нам более страшным, чем оно есть в действительности. Когда общество охватывает паника, тогда оно обычно начинает суетливо искать простые решения и, избегая демократического процесса, опираться на одну личность или одну точку зрения, которая обещает изолировать всю мировую скорбь", - пояснила президент.

По ее оценке, профессия политика в демократическом государстве не менее важна, чем любая другая профессия, без которой общество не функционирует.

Кальюлайд напомнила и спросила, смог бы весь народ надеяться, если бы Хейнц Валк не сказал в свое время, что мы все равно победим или был бы у нас Художественный музей (Kumu), если бы Сигне Киви не захотела стать министром культуры.

"Время ученых, писателей, инженеров, журналистов, учителей и врачей в эстонской политике не прошло. Наоборот, мы нуждаемся в них. Демократический процесс так же мучителен, как и процесс творческий, требует того же ресурса времени и труда, что и научный эксперимент, такой же рискованный, как операция на головном мозге, но так же необходимй", - сказала глава государства.

Приводим полный текст речи президента Эстонии:

Дорогие присутствующие здесь гости и все жители Эстонии, находящиеся сейчас у себя дома!

Сийм Каллас сказал в 1988 году на Певческом поле: "Мы знали, что будет скандал. Но думали, что самое страшное случится, если народ не поймет, и наше предложение канет в небытие. Все пошло иначе. И то, что произошло, на самом деле невероятно". Описывая содержательное обсуждение с народом предложений относительно программы экономической независимости Эстонии, Сийм Каллас продолжает: "Два часа таких вопросов, что спина была мокрой. В такой поддержке мы нуждаемся и в дальнейшем. В трезвой, разумной поддержке".

Тогда мы так и продолжали делать политику. Всем народом, сложную политику. В гораздо более непростых условиях, чем сегодня. И все это несмотря на то, что нас тогда прекрасно характеризовали слова диссидента Эрика Удама, сказанные на открытии учредительного собрания Партии национальной независимости Эстонии. Вот его слова: "Возможно, у нас мало опыта, потому что мы были вынуждены жить в замкнутых условиях. Люди моего возраста и более молодые в течение жизни не имели возможности для свободной политической деятельности. Поэтому мы можем ошибаться, набивать шишки, но я не сомневаюсь в том, что всеми нами руководит искреннее желание внести свой вклад во благо отечества. Это желание не связано с жаждой наживы, и я надеюсь, что наше мероприятие принесет свои плоды".

Сегодня мы – намного более опытный и добившийся больших успехов народ. У нас достаточно демократического опыта. Есть причины надеяться на то, что предстоящая осень, зима и весна принесут много хороших идей о том, какие политические инструменты могли бы сформировать будущее наилучшим образом. Но это обсуждение связано с одной существенной проблемой, о которой я хотела бы поговорить с народом Эстонии. Те разговоры, которые мы должны обсуждать между собой, это не просто разговоры. Мы должны говорить о том, что будет способствовать появлению реального результата наших суждений.

Об этих вещах не надо говорить слишком сложно – в конце концов, понятное разъяснение сложных вещей является главным умением политика. Именно понятное объяснение сложных проблем, а не просто активная продажа обещаний является главным искусством ведения политики. Это искусство мы надеемся увидеть в предстоящем политическом сезоне.

Ни в коем случае не хочу принижать и значение хорошо понятных предвыборных обещаний, которые балансируют процесс развития общества Эстонии. Но и это не происходит само собой. Лучшие способы обеспечить равномерное развитие общества также следует продумать вместе с избирателями.

Мы должны говорить об образовании. О здравоохранении. Через хорошо организованную и имеющую единый уровень школьную сеть ведется формирование надежд нового поколения. Здравоохранение и социальная защита являются второй и третьей опорами направленного в будущее общества, где преобладает чувство уверенности. Социальная сфера, наверное, даже еще шире – забота о слабых – на ранних этапах нашей восстановленной независимости оставалась забытой. Экономический успех Эстонии обязывает нас сосредоточиться теперь на том, чтобы замечать, поддерживать и помогать. Что мы можем сделать, чтобы было меньше насилия, отторжения и равнодушия? Может, именно выросшее в атмосфере безразличия поколение приводит сегодня к рисковому поведению, в том числе на дорогах и улицах?

Образование, сопричастный эстонской культурной жизни кругозор, а также научный образ мышления – без всего этого нам не построить хорошего общества. Приходящие в школу дети благодаря смарт-устройствам стали намного умнее, чем нынешние взрослые, когда те шли в школу. Дети в начальных классах самостоятельно, посредством интернета, осваивают английский язык, решают игровые математические задания. Им становится в школе скучно, если там не учитываются уже усвоенные ими умения и не предлагается возможность возводить здание на созданном ими фундаменте. В то же время такой фундамент, конечно, есть не у всех школьников. Сила и слабость детских знаний может проявляться очень по-разному. Чем раньше мы придем к обучению, которое основано на обратной связи и учитывает знания детей, тем более хорошее будущее мы создадим для своих детей.

Мы должны все меньше заучивать факты и все больше учиться просто быть человеком. Учиться умению пользоваться своими свободами, не посягая на свободы других. Умению постоять за себя, но делать это без злобы. Мы все равно не сможем дать своим детям все те знания, которые через 30 лет будут действительно актуальными. Но в наших силах дать им компас демократических ценностей. Так мы сможем помочь им справиться в обществе, что бы ни ожидало наших детей в будущем – будь то сложное приспособление к изменениям климата или увлекательные новые технологии.

Важнейшей частью развития человеческой личности является культура и изящные искусства. Технократический мир может заставить забыть, что сохранить все компоненты нашего общества помогают эстонский язык и эстонская культура. Европейский союз также базируется на единой европейской истории культуры. К пониманию прав человека и их защите, равно как и к архитектуре международной безопасности, люди пришли по прошествии столетий философских размышлений. Тогда, наверное, логично сделать заключение о том, что недостаточные размышления о жизни могут представлять опасность для этих достижений человечества. Что бы такого ни случилось, нам необходимо все красивое, мы нуждаемся в том, что заставляет мыслить, не дает успокоиться – нам нужна культура.

С другой стороны, культура – это именно то, что помогает на мгновение приблизиться к тому общественному идеалу, о котором мы спорили и согласились единодушно. Так не может быть каждый день, но иногда мы можем себе это позволить. На празднике песни и танца. В Пярну, на фестивале Ярви. На выставке Конрада Мяги. На фестивале "Juu jääb". На летних представлениях по всей Эстонии. На любой вкус. Мы уходим с концерта, спектакля или выставки с приятным ощущением внутри, как правило, не думая, что только что были у родного источника культуры, где подпитывали душу, но все же явно духовно обогащенные.

Чтобы предложить пригодное для жизни в будущем образование на эстонском языке, умное государство, профилактическую медицину и хороший уровень здравоохранения, активное общество — для всего этого нам в Эстонии очень нужны ученые. Не увеличивая своего вклада в науку, мы со временем утратим способность привлекать зарубежные фонды. Если наши люди не хотят технологий XX века, пусть даже усовершенствованных как никогда ранее, то у нас нет иного выбора, кроме как тратить средства на то, чтобы иметь больше возобновляемого ресурса в виде хороших идей и важных навыков для их внедрения в жизнь.

Эскиз будущего Эстонии, который, надеюсь, начнут создавать в предстоящем политическим сезоне, крайне нуждается в культурном, экономическом, а также научном фундаменте, чтобы три надстройки – образование, здравоохранение и социальная защита – соответствовали ожиданиям людей и поддерживали их мечты.

И, наконец, мы должны говорить о политиках. Откуда приходят эстонские политики? Мы должны спорить о своем будущем. Те, кого беспокоит будущее Эстонии, не могут говорить, что политика им не нравится. Если мы не сделаем сами, тогда сделают за нас. Если слишком мало людей в Эстонии захотят делать эстонскую политику, то будущее нашего государства действительно находится в серьезной опасности. Если мы не хотим творчески думать о своем будущем, то это будущее начнет казаться нам более страшным, чем оно есть в действительности. Когда общество охватывает паника, тогда оно обычно начинает суетливо искать простые решения и, избегая демократического процесса, опираться на одну личность или одну точку зрения, которая обещает изолировать всю мировую скорбь.

Профессия политика в демократическом государстве так же важна, как и любая другая, без которой общество не может функционировать. Мог ли надеяться весь народ на победу, если бы Хейнц Валк не сказал: мы все равно победим? Был бы у нас музей Kumu, если бы Сигне Киви не хотела стать министром культуры? В эстонской политике невозможно было взбивать словесную пену и завоевывать популярность пустыми каламбурами, пока в дебатах участвовал Эндель Липпмаа. Он всегда спрашивал: простите, на чем основано ваше утверждение? И потом вытаскивал из портфеля бумагу, чтобы подтвердить свои слова. Партия, идущая вразрез с мейнстримом, я бы даже сказала – популистская партия, смогла поднимать настроение избирателей и избранных, а также вселять надежду на лучшее будущее Эстонии, пока в партии монархистов находился Прийт Аймла. Время ученых, писателей, инженеров, журналистов, учителей и врачей в эстонской политике не прошло. Наоборот, мы нуждаемся в них. Демократический процесс так же мучителен, как и процесс творческий, требует того же ресурса времени и труда, что и научный эксперимент, такой же рискованный, как операция на головном мозге, но так же необходим.

Редактор: Андрей Крашевский



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: