Катри Райк: демографический кризис мешает готовить кадровую смену в полиции ({{commentsTotal}})

Кадри Райк.
Кадри Райк. Автор: ERR

По мнению ректора Академии МВД Катри Райк, сокращающееся население Эстонии ограничивает число потенциальных кадетов, которых могут пройти обучение и стать полицейскими, поэтому обостряющуюся проблему дефицита полицейских кадров можно будет решить только комплексным подходом.

Об этом Райк заявила в программе "Интервью недели" на телеканале ETV+, которая вышла в эфир в четверг, 15 ноября.

- В СМИ активно обсуждаются сообщения о том, что полиция - на пороге кризиса. С таким утверждением выступил и директор Департамента полиции и погранохраны Элмар Вахер. По вашему мнению как ректора Академии МВД, насколько все действительно плохо?

- Да, у нас много совместных вызовов. Где найти полицейских, как сделать так, чтобы они остались на работе, чтобы мы жили безопасно - это невозможно решить только за счет образования или выплаты спецпенсии. Здесь надо думать всем вместе и работать всем вместе.

- Об этих проблемах говорили еще в 2016 году, когда вышел рапорт Государственного контроля. Не находимся ли мы в ситуации, когда, фигурально выражаясь, в декабре выпадает снег, а коммунальные службы к этому не готовы?

- Зима в Эстонию каждый год приходит неожиданно. Это свойство человека - ждать до последнего момента, а потом делать такое лицо, словно мы ничего не знали.

- Можно ли компенсировать проблему за счет увеличения набора в Академию МВД?

- Людей просто нет. Сейчас в Академию МВД поступает каждый десятый-одиннадцатый выпускник гимназии. Трудно надеяться, что больший процент людей захотят стать полицейскими, спасателями, работниками тюрем. Поэтому надо найти и другие решения тоже.

- Насколько нынешний кризис связан с отменой спецпенсий для военных, прокуроров и полицейских? Вы поддерживаете эту отмену?

- Я лично отношусь к этому осторожно. Пенсии раздавались "с легкой руки", в том числе людям, которые не работали на улице, не были в опасных ситуациях, не были следователями. Они тоже могут получать спецпенсию. Мне тоже больше 50 лет, и было бы здорово остаться завтра дома. Поэтому надо понимать, что общество относится к этому вопросу очень осторожно.

- В следующем году из департамента может уйти около 900 человек, примерно пятая часть личного состава. Не усугубили ли ситуацию отменой спецпенсий?

- Сейчас вопрос о спецпенсиях обсуждается, какое-то решение может быть найдено. Например, чтобы люди получали спецпенсию после достижения обычного пенсионного возраста. Надо сейчас искать какой-то компромисс. Нельзя сказать, что государство ничего не делало с 2016 года, поиск решений идет.

- Законопроект об отмене спецпенсий инициировали при правительстве Таави Рыйваса в 2016 году, приняли летом 2018 года при нынешнем правительстве, а с негативными последствиями мы столкнемся в следующем году. Это банальная недальновидность или заторможенный государственный процесс? Ведь ситуация действительно выглядит как выстрел себе в ногу.

- Во-первых, спецпенсии - не единственный способ оставить людей на работе в департаменте. Только одна треть из увольняющихся уйдут по причине пенсионного возраста. Но уходят ведь и из-за того, что работа не нравится, работать трудно... Обязательно надо работать, чтобы те, кто хотят уйти, остались, потому что новых людей найти очень трудно.

- Глава МВД Андрес Анвельт, который, как и вы, входит в Социал-демократическую партию, предложил сохранить за полицейскими спецпенсию, но предложение было отвергнуто партией. Теперь министр рассчитывает на выработку компромисса в коалиции - исправить то, за что уже проголосовали. Разве это не абсурд?

- Поиск компромисса в коалиции идет, будет ли он найден - увидим в будущем. Но нельзя сосредоточиваться только на одном - обучении новых полицейских или спецпенсиях. Здесь целый комплекс мер, например, приглашать бывших полицейских вернуться.

- Министр юстиции Урмас Рейнсалу выступил против сохранения спецпенсий только для полицейских, назвав это несправедливостью по отношению к прокурорам и военным. Но правильно ли сейчас думать о такой справедливости, когда департамент может лишиться одной пятой штатного состава?

- Эстония - не Франция. Мы маленькая страна, и когда мы что-то решаем, мы должны эти вопросы решать комплексно, то есть и с полицейскими, и с прокурорами, и с военными. У нас часто бывает, что вроде решили один вопрос, а потом выясняется, что есть еще куча дополнительных вопросов, которые к нему добавляются.

- В прессе долго обсуждался план переноса Академии МВД в Нарву. В итоге решили перенести только тренировочную базу учебного заведения. Если бы все-таки перенесли всю Академию, как бы это сказалось на нынешнем кризисе?

- Кризис бы стал более серьезным. Перенести учебное заведение из одного города в другой не так легко. По времени мы были только в начале строительного процесса, мы потеряли наших людей, которые ушли с работы в те четыре месяца, когда обсуждали - переносить или не переносить. Эти изменения достаточно тяжелые, их влияние бы сказывалось на образовании 5-10 лет. Мы сделали учебные планы более гибкими, увеличили прием на 50 кадетов и планируем добавить еще столько же. Казалось бы, сто человек не так много. Но ведь для них нужно подготовить преподавателей, а если еще добавить к этому переезд, то создается болезненная путаница.

- Госконтроль еще в 2016 году пришел к выводу, что обучается недостаточно полицейских. Кроме увеличения набора на 50 человек, еще какие-то изменения были?

- Учебные планы важно делать гибкими, чтобы могли приходить люди, которые уже имеют одно образование, чтобы можно было учиться заочно, параллельно с работой. У нас есть люди, которые учатся 1,5 года на уровне профобразования. Они после этого уйдут на работу, но могут вернуться, чтобы получить высшее образование, а могут и сразу продолжить обучение. Мы занимаемся и с теми людьми, которые идут на должности, для которых не требуется заканчивать Академию МВД - молодежная полиция, борьба с киберпреступностью. Так что здесь помогает гибкость образования.

- Тем не менее, полиция больше всего нуждается в патрульных полицейских и следователях. Департамент полиции не скрывает, что для "затыкания дыр" он вынужден нанимать людей без специального образования и обучать их уже на рабочем месте. О чем это говорит?

- Надо найти людей, которые поступят, а их просто нет в нашей демографической ситуации. Не все могут или хотят становиться полицейскими.

- Почему? Профессия недостаточно престижная? Ведь работа в полиции рекламируется очень красочно и активно.

- Конкурс у нас действительно приличный - 4-5 человек на место, но поступить к нам нелегко. Знание эстонского языка, физические тесты, проверка биографии, собеседование. В итоге остаются 1-2 человека на место. Я думаю, что профессия достаточно сложная, и может быть каждому не подходит.

- Сколько учащихся Академии МВД не становятся в итоге полицейскими?

- Очень мало. Сейчас наши кадеты должны вернуть деньги за обучение, если они не поступят на службу. Но в новом законе о высшем образовании это планируется отменить. При этом ссылаются на врачей и медсестер, которые не должны возвращать деньги за обучение в Эстонии, если потом устраиваются на работу за границей. Мы изучали, как поступали кадеты выпуска четырехлетней давности, которые могли спокойно уйти. 85% из них работают дальше. При этом для молодежи важен карьерный рост, а ясной системы этого роста в Департамента полиции и погранохраны нет.

- Решит ли повышение зарплаты рядовым полицейским проблему нехватки кадров?

- Всегда надо смотреть зарплату начальника и зарплату человека, который работает на улице. Со следующего года зарплата в Ида-Вирумаа будет 1700 евро. Туда включается региональная доплата, а также доплата за работу в выходные и госпраздники. 1700 евро - не самые маленькие деньги, если сравнить, например, с учителями. Молодой преподаватель заканчивает Тартуский университет и, проучившись пять лет, получает 1250 евро. Молодой полицейский - 1700. А преподавать подросткам в 7-м классе историю, может быть, не легче, чем работать в патруле. Поэтому здесь и государство постаралось, и полицейские начальники за это боролись, и полицейские достигли достаточно приличной зарплаты. Жалоб на низкую зарплату я не слышала долгое время.

- Нехватка сотрудников в регионах, в том числе в Нарве, всегда была болезненной темой для Департамента полиции. После сокращения штата в 2014 году на 9000 человек населения Пярну-Яагупи вместо шести остался один полицейский, работающий с 1991 года. Какие условия нужно создать, чтобы молодые полицейские были согласны работать и в удаленных регионах?

- Все не так безнадежно, полицейские достаточно мотивированы.

Редактор: Андрей Крашевский

Источник: "Интервью недели"



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: