Олеся и Дан Ротарь о прошедшем фестивале VDRUG: как хорошо было в "Нежном" ({{commentsTotal}})

Олеся и Дан Ротарь
Олеся и Дан Ротарь Автор: Прийт Мюрк/ERR

По словам организатора фестиваля современной русской культуры Эстонии VDRUG, который только что завершился в Нижнем Новгороде, Олеси Ротарь и участника этого фестиваля Дана Ротаря, атмосфера на фестивале была очень теплая, доброжелательная. Участники фестиваля называли между собой Нижний Новгород не иначе как "Нежный Новгород" за его красоту, приветливость, спокойный ритм жизни и хотят еще раз побывать в этом замечательном городе.

В интервью порталу rus.err.ee Дан и Олеся поделились своими впечатлениями о фестивале в Нижнем Новгороде, рассказали об истории фестиваля и планах на будущее.

Как публика в Нижнем Новгороде принимала современную культуру Эстонии?

Дан: Все началось с открытия выставки в Русском музее фотографии. Пришло довольно много людей, все проявили живой интерес, задавали много вопросов. Наш фотохудожник Максим Мёдов был просто нарасхват. Его экспозиция "Самозащита" представляет всевозможные виды Ласнамяэ. Люди с интересом разглядывали его черно-белые работы, задавали ему множество технических вопросов. И пока нас оттуда не выгнала администрация, потому что пора уже было закрываться, никто уходить не собирался.

Олеся: Одни и те же люди приходили практически на все мероприятия. Публика была самого разного возраста: кому-то 19 лет (мы спрашивали у молодых людей возраст прежде, чем угостить их "Вана Таллинном"), а кому-то за 60. Люди старшего поколения, которые когда-то бывали в Эстонии, вспоминали о том, с кем они там дружили.

Дан: На кинопоказе во время просмотра зрители практически никак не реагировали, вели себя очень сдержанно. После окончания просмотра присутствовавшей в зале режиссеру двух показанных фильмов Алене Суржиковой можно было задавать вопросы. Зрители сначала очень робко, а потом все смелее стали спрашивать и комментировать. Многие говорили, что фильм Алены про огороды ("Не моя земля") рассказывает о том, что происходит и у них. Что и в России есть много людей, которые не нужны государству, с которыми государство не знает, что делать. Интерес вызвал и фильм Кристины Норман про беженцев — в России это тоже проблема, проблема внутренней миграции. Хотя в Нижнем Новгороде это незаметно, но, видимо, люди говорили о России в целом.

С кинопоказом вообще интересно получилось. Были представлены три работы: фильм Кристины Норман "Дома с беженцами", действие которого разворачивается в здании центра размещения беженцев в эстонском поселке Вао, и два фильма Алены Суржиковой — "Не моя земля" про огороды на Суур-Сыямяэ и "Керро 40" про семейный клуб в поселке Кяру. Случайно получился триптих: первый фильм про людей, которые вообще никому не нужны, второй фильм про людей, которые не нужны государству, а третий —про семейный клуб и про людей, которые, в первую очередь, нужны друг другу. Эти истории отражают то, чем мы здесь, в Эстонии, живем.

Олеся: Документальные фильмы еще, возможно, зацепили и потому, что в России сейчас снимают мало качественной документалистики. Многие режиссеры уехали, а то, что снимается, это, скорее, пропаганда. Алена Суржикова, которая бывает на многих фестивалях в России, заметила, что люди там стали меньше высказывать свое мнение. Боятся, как бы чего не вышло.

Были ли вопросы на политические темы?

Олеся: Мне таких вопросов не задавали.

Дан: Во время обсуждения фильмов были вопросы о том, как мы здесь живем, и, в частности, спросили, правда ли, что в Эстонии русских ущемляют. Алена ответила отрицательно. Тогда женщина спросила, знает ли Алена эстонский язык, и, услышав утвердительный ответ, сказала, что поэтому-то ее не ущемляют.

 Фотогалерея фестиваля VDRUG в Нижнем Новгороде.

Что было самым неожиданным на фестивале?

Олеся: В субботу, 17 ноября, в Государственном музее А. М. Горького мы организовали литературное кабаре. Мы сами очень переживали, как все пройдет. Представьте себе особняк 19-го века, все оббито дубом, стоит шикарный рояль. Вначале выступала Елена Скульская, рассказывала о своих книгах, читала отрывки. А потом — музыкально-поэтическая формация Jam Poets: музыканты играют рок, а поэты под эту музыку читают свои стихи, танцуют, валяются на сцене, делают все, что угодно. И это происходит в зале классического музея. Директор музея, которая в какие-то моменты просила сделать звук потише, после окончания мероприятия была в восторге от того, что, оказывается, литературные вечера можно проводить подобным образом.

Кто читал стихи?

Олеся: П.И. Филимонов и Антипа Молчун, и играли три музыканта — Руслан РХ, Дан Ротарь и Юрий Новиков.

Дан: Программа Jam Poets всегда очень хорошо воспринимается залом: там выстроена определенная драматургия, и это может быть даже доходчивее, чем просто декламация стихов — музыка подчеркивает какие-то важные моменты. И в Нижнем зрители были в восторге.

Какие впечатления от самого города?

Дан: В Нижнем Новгороде мы жили на главной улице — Большой Покровской, которая мне очень напомнила Тарту. Тем, как она устроена, как мало там народу и какой этот народ спокойный и тихий. Когда мы ходили на экскурсии по городу, то нам рассказали, что в городе очень много сделали перед чемпионатом мира по футболу и поэтому домов, которые я ожидал увидеть после просмотра фильма "Жмурки", я там застал мало. Только на специальной экскурсии по местам съемок фильма. А так — везде все идеально чисто и красиво.

Олеся: Город просто шикарный. Спокойный, комфортный, ухоженный и чистый. Всем рекомендую туда съездить, особенно летом. Там есть что посмотреть: вокруг Нижнего много замечательных городков, например, Городец, где продолжают заниматься народными промыслами — золотым шитьем, росписями, печатными пряниками. В плане туризма Нижний мне показался намного круче Москвы. Все из нашей команды хотят теперь поехать в Нижний Новгород летом — там должно быть очень красиво.

Дан: А еще между собой мы называем его "Нежным". Это созвучно с Нижним, и это отражает наше отношение к городу и ту атмосферу, которая нас там окружала. Мы говорили: хорошо в "Нежном".

Во всех местах, которые мы с семьей посетили в рамках экскурсий, — например, фабрики, где занимаются золотой вышивкой или росписью по дереву, — работают люди, которые так сильно любят свое дело, так вдохновленно об этом рассказывают, что это очень подкупает. На фабрике, где вышивают золотом, сейчас работает всего 12 человек, а раньше этим занимались сотни. Но эти 12 — настоящие энтузиасты своего дела. Их работы до сих пор участвуют в выставках по всему миру.

Почему для фестиваля был выбран Нижний Новгород?

Олеся: В 2016 году по предложению советника посольства Эстонии в Москве по вопросам культуры Димитрия Миронова мы сделали фестиваль в Москве. Мы с Димой – давние коллеги по Таллиннскому университету. И он мне предложил попробовать организовать VDRUG в Москве. Поначалу было страшно: Москва такая большая, как там что-то организовывать? Но Дима очень помогал, поддерживал, находил партнеров.

В Москве все прошло успешно, особенно художественная выставка "EXTENTION.EE. Рефлексия: взгляд внутрь/изнутри. Vol III" (куратор Эви Пярн), которую принимала престижная галерея "Триумф". Мы тогда попали в струю: в "Триумфе" периодически делают сборные выставки какой-либо страны, и наша концепция им очень хорошо подошла. Кстати, в Нижнем Новгороде есть выставочное пространство "Арсенал", которое сотрудничает с этой московской галереей, и во время нашего фестиваля там была выставка армянского искусства, представленная под тем же брендом EXTENTION.

После того, как фестиваль успешно прошел в Москве, мы решили провести его в другом городе России. И когда выбирали между Екатеринбургом, Нижним Новгородом и Казанью, то Дима Миронов сказал, что у них в Нижнем Новгороде есть хорошие партнеры — Нижегородский центр немецкой и европейской культуры, который постоянно проводит разные мероприятия. Сейчас там, например, масштабный фестиваль Арво Пярта. Вот так и был выбран Нижний Новгород.

Кто финансирует фестиваль?

Олеся: Нас финансирует Министерство культуры Эстонии, там есть программа поддержки культуры за границей ("Eesti kultuur maailmas"). На этот фестиваль нам выделили 12 000 евро — пришлось пересмотреть часть программы, чтобы уложиться в эти рамки. Еще нам помог "Капитал культуры Эстонии". Помощь оказывает и Посольство Эстонии в Москве: делает визы, берет на себя перевозку экспонатов и всегда привозит на открытие конфеты, "Вана Таллинн" и шампанское.

Как отбираете участников?

Олеся: За основу я беру то, что было на первом фестивале в 2015 году. Программу мы адаптируем в зависимости от города. В Москве была художественная выставка, но такие выставки делать очень сложно и дорого. И поэтому в Нижнем Новгороде мы сделали две персональные фотовыставки, тем более что там находится Русский музей фотографии. Плюс фотовыставка Анника Хаас "Наблюдающие за самолетами" сделана на ту же тему, что и представленный на фестивале фильм Алены Суржиковой "Не моя земля".

И, например, в Нижний мы привезли документальное кино, которое в Москве вообще не было представлено, поскольку незадолго до нас в Москве уже прошли дни эстонского кино и анимации.

Как начинался фестиваль VDRUG?

Олеся: Все началось с подачи Михаила Кылварта, который предложил нам с Даном, как создателям и издателям журнала "Плуг", быть кураторами фестиваля современной русской культуры Эстонии. Для меня это был вызов — никогда ранее я не курировала фестивали. Мы разговаривали со многими людьми, которые разбираются в фестивалях и культуре Эстонии на предмет того, кому можно было бы предложить участвовать в мероприятии. Идеи были и у нас самих, но не хотелось, чтобы программа была однобокой. Говорили с Ириной Белобровцевой, Прийтом Раудом... Так и определился круг участников.

Как появилось название VDRUG?

Олеся: Первый фестиваль организовывался по заказу мэрии Таллинна, и название выбирал Михаил Кылварт и его команда.

Дан: Мы хотели, чтобы название было созвучно с названием нашего журнала "Плуг", придумали порядка 20 таких названий и предложили мэрии на выбор. Им понравилось VDRUG — его выдумал Александр Хоботов (редактор ETV+). Сами мы были немного удивлены таким выбором.

Олеся: Очень многим участникам фестиваля, особенно старшего поколения, это название абсолютно не понравилось. Например, ныне покойная Эльвира Михайлова, которая делала для первого и второго фестиваля VDRUG книжную выставку "От Игоря Северянина до наших дней" о всех тех прекрасных русских писателях, что жили и творили в Эстонии, сказала, что ей стыдно участвовать под таким названием, что с таким названием нас засмеют. А вот в Москве нам сказали, что это крутое название — там есть слово "друг", написанное латинскими буквами, и вообще его можно интерпретировать по-разному.

Дан: У нас на афише изображены два целующихся лица, и язык одного раскрашен в цвета эстонского флага, а другого — российского. Этот поцелуй — работа современного художника Эви Пярн, и мы договорились, что это будет фирменным знаком нашего фестиваля. По-моему, это очень сильный визуал.

В Нижнем Новгороде на открытие фотовыставок пришла девушка, которая сказала, что в организации, где она работает, разместили плакат фестиваля, и ей стало так интересно, что хотя она и собиралась на эту неделю поехать в Санкт-Петербург, решила остаться и посетить все наши мероприятия. И я действительно ее видел на всех наших выступлениях и выставках.

Где планируете провести следующий фестиваль?

Олеся: К моей большой радости, всем выступающим в Нижнем Новгороде очень понравилось, что важно для меня как организатора. И если ставить новую цель — то это Екатеринбург. Там культура на очень высоком уровне, и туда очень хочется. Думаю, с организацией там будет немного проще, потому что в Екатеринбурге у нас есть хорошие знакомые среди музыкантов из групп "Курара", "Сансара", "АлоэВера" — это очень известные коллективы, они не раз приезжали к нам в Таллинн. Я надеюсь, что благодаря этим контактам мы сможем привлечь на наш фестиваль больше публики.

Честно говоря, в России на фестиваль приходит не так много людей, как хотелось бы. Им очень сложно понять, что это за зверь такой — современная русская культура Эстонии. Как мне сказала одна знакомая из Нижнего Новгорода, во многих городах России могут не знать, что в Эстонии 30% населения составляют русскоязычные жители. Надо заранее проводить большую разъяснительную работу, почему это может быть интересно. Если делать следующий фестиваль, то чтобы на нем было еще больше зрителей. Но сперва в следующем году надо отметить десятилетие "Плуга"!

А будет ли VDRUG в Эстонии?

Олеся: Здесь вопрос в том, кто финансирует. Министерство культуры финансирует мероприятия за границей. У нас самих и выступающих есть стимул делать фестивали в России: мы получаем хоть какие-то деньги, узнаем новые города, встречаем интересных людей.

В Таллинне надо заново искать источники финансирования. Потому что мэрия этого делать, скорее всего, не будет: у них теперь есть фестиваль "Опять", про который было сказано, что это последователь фестиваля VDRUG, хотя он представляет не современное искусство, а скорее городскую культуру, легко доступную для восприятия широкими массами.

Но есть и куда более важный вопрос: что у нас за эти годы изменилось? Новых имен у нас, к сожалению, особо не появилось. Да, появились новые фильмы, но не нет новых режиссеров. То же самое и с фотографами, писателями и поэтами. А нам не хочется повторяться — значит, надо придумать что-то оригинальное! 

Редактор: Надежда Берсенёва



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: