Яак Валге: иностранная рабочая сила и эстонское национальное государство ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Яак Валге.
Яак Валге. Автор: Riigikogu

Временная работа в Эстонии становится для иностранцев трамплином, чтобы остаться в стране на постоянной основе. Если мы верим в будущее своего общества и ставим продолжительное процветание государства выше краткосрочной выгоды, то мы не будем пользоваться дешевой иностранной рабочей силой, пишет депутат Рийгикогу от Консервативной народной партии (EKRE) Яак Валге.

В Эстонии клубника на продажу выращивается примерно на 600 гектарах. По данным исполнительного директора Эстонского союза садоводства, в прошлом году на сборе клубники использовалось около 800 иностранных работников. При этом иностранные работники из любого сектора экономики, у которых заканчивается разрешение на работу, могут до 31 июля работать в сельском хозяйстве.

Но еще важнее то, что, в отличие от прошлого года, в этом году по положению на конец мая без работы остаются более 50 000 жителей Эстонии, из которых около 800 ранее работали в растениеводстве и животноводстве, а также в садоводстве. Кроме того, в Эстонии около 50 000 школьников в возрасте 15-18 лет, из которых около 10 000 летом ходят на работу. На такую работу когда-то ходил и я, и сейчас работу в сельском хозяйстве ищет и мой 17-летний сын.

Наверное, вышеприведенные цифры ставят всю эту тему в определенный контекст, показывая, как легко мы позволяем раздувать проблемы.

Положительный результат споров по поводу выращивания клубники в том, что мы узнали, как обращаются в Эстонии с иностранными работниками. Однако в этой дискуссии на самом деле скрывается более широкое экзистенциальное противостояние между сторонниками и противниками национального государства, в котором фактическая роль сборщиков клубники из Украины очень маленькая.

"Эстонцы в конце концов тоже хотят чувствовать себя белыми людьми"

Если мы верим в будущее своего общества и ставим продолжительное процветание государства выше краткосрочной выгоды, то мы не будем пользоваться дешевой иностранной рабочей силой. Декан экономического факультета Тартуского университета Рауль Эаметс обобщает, что если мы ввезем очень много иностранной рабочей силы, то мы выиграем в краткосрочной, но проиграем в долгосрочной перспективе. "Вся суть в более низкой зарплате, которая позволяет предпринимателям искусственно снижать затраты. С точки зрения инноваций это негативное явление", - считает Эаметс.

Иными словами, если государство делает дешевую иностранную рабочую силу легкодоступной, то оно одновременно создает благоприятные условия для более примитивных компаний и не способствует росту зарплат в стране.

Кроме того, нам следует помнить, что значительная часть жителей страны уехала за границу, в основном, в Финляндию. По данным Eurostat, в 2018 году в других странах Европейского союза проживало 7,3% от общего числа граждан Эстонии. Речь не идет о "неизбежном" или, как нам часто это представляют, желательном явлении, которому граждане сами отдают предпочтение. Да, часть людей действительно иногда хочет переехать жить куда-то еще, и скажем спасибо миру, в котором мы живем, что у них есть такая возможность.

Йоханнес Варес-Барбарус хотел жить за пределами Эстонии, но когда ему не представилось такой возможности, он от злости начал не только враждебно относиться к Эстонии, но и стал коммунистом. Однако это не значило, что он хотел жить в коммунистической России, а не во Франции или Италии.

Если бы все люди хотели работать в других странах просто потому, чтобы в них пожить, то за пределами своей родины было бы много граждан как богатых, так и бедных стран. Однако это не так. Да, граждане некоторых стран живут за пределами своей родины по историческим причинам, но основное правило в том, что донорами рабочей силы выступают главным образом более бедные страны.

Из граждан ЕС трудоспособного возраста в среднем 3,9% живет в каком-то другом государстве Евросоюза, а из граждан Эстонии - 7,3%. Тот же показатель самый высокий в Румынии (21,6%) и Хорватии (15,4%), а в Германии и Франции из граждан трудоспособного возраста в какой-то другой стране ЕС живет лишь около 1% граждан или чуть больше.

Иными словами, как отметил Индрек Нейвельт еще пять лет назад, восточноевропейцы, отдавая свою рабочую силу и экономический потенциал, помогают более богатым странам. В течение десяти лет (с 2008 по 2018) коэффициент проживающих за границей жителей Эстонии почти утроился. Разумеется, эмиграция шла особенно быстро в 2009-2013 годах из-за нашей собственной неудачной экономической политики.

Один мой знакомый из Западной Европы на пике "клубничной истерии" писал мне, характеризуя использование украинской рабочей силы на эстонских клубничных фермах, что "эстонцы в конце концов тоже хотят чувствовать себя белыми людьми".

Меня такой образ мыслей разозлил, хотя на самом деле это примитивно-расистское отношение к дешевой рабочей силе широко распространено в Западной Европе и России. Хотя и себе, и остальным внушается мысль, что использование рабочей силы из числа иммигрантов на более простых и дешевых видах работы говорит о некой особой терпимости, эта модель означает углубление неравенства между государствами.

Ведь Украина, чтобы стать состоятельной, нуждается в рабочих местах и хороших рабочих руках не меньше Эстонии, а Эстония - не меньше Финляндии, а скорее наоборот.

Меня также разозлило, что ощущать себя "белым человеком" нужно за счет наших собственных эстонских граждан, которые делают ту же самую "украинскую" работу в Финляндии и других странах, и которые с радостью вернулись бы в Эстонию, если бы оплата труда здесь покрывала их расходы. Но они не могут этого сделать, потому что использованием иностранных работников зарплаты удерживаются на низком уровне.

Рост рождаемости в Эстонии ставит под вопрос именно иммиграция

Изменение состава народонаселения, которым сопровождается иностранная рабочая сила, еще очевиднее отражается в другом обстоятельстве. Профессор демографии Аллан Пуур продемонстрировал в своем докладе парламентской комиссии по демографическому кризису, что у женщин в Эстонии, родившихся в 1960-1975 годах, в среднем рождалось по 1,84 ребенка, в том числе у женщин эстонской национальности - 1,95. Последний показатель несколько уступает только Франции и странам Северной Европы, хотя похоже, что их более высокий уровень рождаемости идет за счет иммигрантов.

Напротив, в Эстонии уровень рождаемости среди населения иной национальности ниже, чем у эстонцев, поскольку у нас среди населения иностранного происхождения доминируют представители восточнославянских народов, уровень рождаемости у которых повторяет ситуацию с рождаемостью в России и Украине. А рождаемость там низкая. Таким образом, эстонские семьи - молодцы, хотя и 1,95 остается ниже уровня воспроизводства. Тем не менее, с учетом естественного прироста населения, доля эстонцев в Эстонии все равно бы росла, а если бы население иностранного происхождения лучше интегрировалось, то можно было бы рассчитывать на более быстрый рост рождаемости по всей Эстонии.

И рост удельного веса эстонцев, и, в длительной перспективе, рост рождаемости в Эстонии ставит под вопрос именно иммиграция. По последним данным Департамента статистики, в 2019 году в Эстонию переехало более 18 000 человек, а родилось - свыше 14 000. В Эстонию переехало на 5500 человек больше, чем выехало. При этом наше сальдо миграции с другими странами Евросоюза было в общем и целом сбалансированным. Больше приехало людей из других регионов.

Учет миграции происходит на основании индекса постоянного места жительства, т.е., как правило, не охватывает краткосрочных работников. Положительное сальдо миграции возникло за счет прибавления в Эстонии примерно 700 граждан Эстонии, более 1400 граждан Украины, более 900 граждан России и примерно 2500 лиц с гражданством других стран и неизвестным гражданством.

По первичной статистике видов на жительство, выдаваемых Департаментом полиции и погранохраны, можно предположить, что "прочими или неизвестными государствами" были, в основном, Индия, Белоруссия, Нигерия, Иран, Пакистан, Бангладеш и Турция. Главным основанием для выдачи вида на жительство гражданам вышеперечисленных стран был приезд в Эстонию для учебы, что, как известно, на практике часто означает переезд в целях работы. В последние годы растет и семейная миграция из этих стран, т.е. переезд в Эстонию членов семей людей, которые первоначально приехали сюда для учебы.

Напротив, главным основанием для выдачи вида на жительство иммигрантам восточнославянского происхождения, особенно гражданам Украины, является работа и семейная миграция. Это означает, что их временная работа была трамплином, чтобы переехать в Эстонию на постоянной основе.

В целом, статистика показывает, что доля эстонцев, несмотря на более высокий уровень рождаемости в эстонских семьях, в последние годы в Эстонии все больше сокращалась. Разумеется, речь идет об инерции прежней миграционной политики, но если Консервативной народной партии не удастся в дальнейшем переломить тенденцию к уменьшению удельного веса эстонцев - даже сейчас, когда десятки тысяч эстонцев ищут работу в Эстонии, - то участию EKRE в правительственной коалиции не будет никакого оправдания.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: