Март Хельме в "Прямом эфире из Дома новостей": у EKRE есть план для Ида-Вирумаа ({{contentCtrl.commentsTotal}})

{{1593507900000 | amCalendar}}
Фото: Vladislava Snurnikova/ERR

О мотивах своего решения не баллотироваться на пост председателя партии и планах EKRE на ближайшее будущее нынешний лидер консерваторов Март Хельме рассказал в веб-передаче "Прямой эфир из Дома новостей".

- Вам остается быть председателем партии три дня. Когда вы приняли такое решение? С кем обсуждали?

Прежде всего с самим собой. Выгодно ли партии, чтобы я был председателем? Мне уже 70, скоро местные выборы, а через три года в Рийгикогу. Хочу ли я сделать еще один утомительный круг и вдохновлять партию и общество? И ответ – "нет". Я хорошо делал свою работу, и пора дать возможность другим людям. Мы построили партию с сыном и близкими людьми. В узком кругу также были спикер Рийгикогу Хенн Пыллуаас и моя жена (депутат Рийгикогу Хелле-Мооника Хельме – прим. ред.). Я обсуждал это с ними порой, но окончательное решение принял около месяца назад. Толчком стала поездка по Эстонии, когда я был на местных собраниях нашей партии и почувствовал, что у нас началась некая стагнация – одни люди и идеи. Нужен новый старт, а его легче сделать с новыми людьми. Через год было бы поздно для таких перемен. У нас достаточно времени, чтобы новый председатель построил свою команду.

- Почему объявили за неделю до съезда? Может быть, у других членов партии возникло бы желание стать председателем. А так получается, что Мартин Хельме – единственный кандидат.

Я другого зрелого человека в нашей партии не знаю. И он порой говорил мне, что рано уходить. Чтобы избегать спекуляций и интриг, объявил за неделю. Важно, кто будет следующим, а не то, что старый начальник уходит. Сейчас никакой неясности нет.

- Вам не обидно читать заголовки, что EKRE продолжает работать как семейная труппа?

Почему так про реформистов не говорят, там тоже семейная компания?Хорошо, когда семья на одной волне. Журналисты делают свою работу, им удобно так трактовать. Не так важно, что Мартин мой сын. Важно, что мы всегда были в одном ментальном пространстве и понимали, что и как нужно делать. Если бы были другие люди, которые хотели бы поэкспериментировать и показать, что они тоже знают, как руководить, то наши результаты на следующих выборах были бы гораздо хуже.

- Сыновья любовь иногда бывает слепой, и все может быть не так, как видится вам.

Мартин – один из эффективнейших министров. У нас и с премьер-министром хорошие отношения, но Мартин был бы более эффективным в области экономики. Ратас – хороший дипломат, это достойно уважения. Но я считаю Мартина более компетентным в экономике.

Интервью Ильдара Низаметдинова с Мартом Хельме. Автор: Vladislava Snurnikova/ERR

- Выступите с прощальной речью на съезде?

Я сделаю выводы и поделюсь целями. Надеюсь, эти цели учтут.

- Вы уже заявили, что партия должна провести выборы так, чтобы стать партией премьер-министра. Вам до этой цели далеко. Как это сделать?

Когда я стал председателем партии, наша поддержка была 2%, через пару лет 4-6%. Я хорошо помню, как наши политологи писали, что максимум для нас – 10%. Потом говорили о 15%, а мы достигли 20%. Я думаю, мы провели хорошую избирательную кампанию. Сейчас мы прекрасно понимаем, с какими группами мы будем работать и как. В том числе с русскоязычными.

- Среди женщин поддержка партии в два раза меньше.

Мартин красивее меня. Для женщин это тоже может быть аргументом. И он моложе. Мы знаем, как следует работать с женщинами. У нас в партии много людей, которые могут стать хорошими спикерами для этой группы.

- Журналист Прийт Хыбемяги написал, что центристы и EKRE не понимают, что следующая элита придет из университетов.

Мы прекрасно понимаем, что нужно работать и с молодыми. Смена председателя партии даст нам возможность рестарта для новых групп и идей.

- Можно также отбить электорат других партий.

Можем отбить и у реформистов. Они хотят построить государственный капитализм, а мы хотим построить свободный капитализм. Бизнес-круги сейчас реформистами недовольны. Кая Каллас – юрист, а Сийм Каллас был финансистом, это внушало доверие. Думаю, Мартин сможет стать хорошим партнером для бизнес-кругов.

- Вы должны конкурировать за избирателей ваших же партнеров по коалиции.

Если удастся переманить 3-4% сторонников реформистов, 2-3% – от "Отечества" и столько же центристов, то 10% и наберется.

Интервью Ильдара Низаметдинова с Мартом Хельме. Автор: Vladislava Snurnikova/ERR

- Яак Мадисон утверждал, что вы уже завоевали любовь некоторых русскоязычных. Но у вас с ними отношения как-то не очень складываются. В совете уполномоченных партии всего одно русское имя.

У нас есть план для Ида-Вирумаа. Центристы там теряют почву. В Таллинне есть сильный лидер Кылварт. В Ида-Вирумаа такого лидера нет, и там мы могли бы посоревноваться.

- У вас проблема. Некоторые члены партии выступают с речами, которые не могут понравиться русским.

Но людей также интересуют вопросы инвестиций, окружающей среды, рабочих мест. Вот такими вопросами мы занимаемся. Мартин неоднократно бывал в Ида-Вирумаа и встречался с бизнесменами и простыми людьми. Русские – консерваторы, эстонцы более либеральны. Многие идеи нашей платформы подходят русскоязычным.

- Вы в субботу использовали много милитаристской лексики. Наверно, это для женщин звучит непривлекательно. Думаете, это нравится мужчинам?

Мы, с одной стороны, должны показать нашим избирателям, что не потеряли своего революционного духа и мы партия протеста. Но нам нужно показать и более центристским группам, что мы партия, которая справится и с практическими вопросами. Что мы не только умеем ломать, но и строить. Что мы можем построить Эстонию, в которой хорошо жить.

- Вы хотите усидеть на двух стульях?

Это возможно. Мы хотим сломать стагнацию, которую в течение 15 лет создавали реформисты и социал-демократы. Мы больше года в правительстве. За это время невозможно все перестроить.

- В Päevaleht написали, что ваше решение не баллотироваться на пост председателя – луч надежды для Партии реформ.

Конечно, они надеются. Люди надеялись на Каю Каллас, но не получилось. И все больше людей говорят о том, что нужно что-то делать, чтобы реформисты не отталкивали другие партии, в том числе EKRE. Кая Каллас отталкивала всех, в том числе социал-демократов. По экономическим вопросам мы могли бы найти общий язык с реформистами. Но они все больше склоняются к государственному капитализму, мы хотим вернуться к более свободному.

- Мартин готов вести переговоры с Каей Каллас?

Готов, но каким будет результат? И зачем нам ломать нынешнюю коалицию? Она работает. Нам трудно, но мы достигаем компромиссов. Будет ли эффективно работать новая коалиция?

- Вы заявили, что "Отечество" — слабое звено коалиции. Зачем вы это говорите?

Чтобы они сами начали думать об этом. Если так продолжится, то они потеряют место в коалиции и фракцию в Рийгикогу. Им нужно пересмотреть всех людей в правительстве, во фракции, подумать, какой могла бы быть их роль. Мы хотели бы вести с ними диалог.

- А говорят, вы хотите их погубить.

Они погибнут, если не будут заниматься своей партией. Для нас не будет выгодным, если они потеряют свою фракцию, а тем более для них.

- Каковы ваши планы? Место спикера вас не интересует, мандат депутата Европарламента тоже. С местом президента пока неясно.

Наша партия в Кадриорг не прорвется. Я участвовал в последних выборах президента, чтобы показать серьезные намерения нашей партии. Это был пиар-ход. Сейчас мы хотим консенсуса, выбрать кандидата, который устраивал бы всех коалиционных партнеров. Тогда нам удастся проветрить коридоры дворца в Кадриорге. Но моя кандидатура слишком жесткая. Если меня выдвинут, я подумаю, но это маловероятно. Мао не был председателем, но руководил Китаем. Я конечно, не Мао, но управлять страной можно и не имея должности.

Интервью Ильдара Низаметдинова с Мартом Хельме. Автор: Vladislava Snurnikova/ERR

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: