Юри Ратас: нам нужно быть умнее и быстрее, чем коронавирус ({{contentCtrl.commentsTotal}})

В студии
В студии "Радио 4" - премьер-министр ЭР Юри Ратас. Автор: Aleksandr Hussainov/ERR

Почему правительство заморозило зарплаты учителям, но пошло на внеочередное повышение пенсий? Возможна ли компенсация больничного с первого дня, чтобы люди не ходили на работу даже при малейших признаках заболевания? Почему жителям Эстонии не хотят разрешить полеты в Турцию и Египет? На эти и другие вопросы в передаче "Особый взгляд" на "Радио 4" ответил премьер-министр Юри Ратас.

- Начнем с главного - с проекта государственного бюджета, который правительство передало в парламент. Проект сразу подвергся критике оппозиции, потому что он дефицитный. Причем, как отметила газета Äripäev, Юри Ратас в этом отношении является рекордсменом, потому что все госбюджеты, которые составлялись под его руководством, были с дефицитом. На этот раз он составляет почти два миллиарда евро. Чем правительство объясняет необходимость этого?

- В первую очередь, благодарю за заданный вопрос. Утверждения Äripäev можно опровергнуть на основе общедоступной информации. По данным Департамента статистики, которые были уточнены и опубликованы в сентябре этого года, итогом прошлого года стала номинальная прибыль, а не убыток.

Говоря о следующем годе, следует учитывать, что мы находимся в кризисе. Нынешний спад экономики является самым большим за последний век. Более того, экономические прогнозы оставляют желать лучшего. Например, прогноз Банка Эстонии сулит нашей экономике спад в 20, аж в 20 раз больше того, который был спрогнозирован Министерством финансов месяцем ранее. Да, у нас есть возможность составить бюджет, который будет в структурном балансе. Но это означает проблему, которая состоит в урезании затрат бюджета на 1,8-1,9 миллиарда евро. При этом речь идет о наших ежедневных тратах: например, тех, которые связаны с здравоохранением, образованием, спасательной службой, полицией, местными самоуправлениями, ремонтом или уборкой дорог.

Я не представляю, как ради структурного баланса бюджета мы урежем расходы почти на 2 миллиарда евро, в том числе пенсии и зарплаты учителей. Я не считаю это правильным потому, что это не даст того, что сейчас необходимо больше всего - как можно быстрее выйти из кризиса и восстановить рост экономики, а, значит, его стимулировать. Это делают и другие страны мира, например, Европа и США: все берут взаймы, чтобы стимулировать рост экономики путем финансирования необходимых шагов.

Говоря о бюджете следующего года, можно выделить четыре важных направления, которые сводятся к двум простым задачам: преодолеть коронакризис и помочь экономике. Первое направление: 1% ВВП на научные разработки, предпринимательство, инновацию. Даже в составе Европейского cоюза стран, которые поступили так, меньше, чем пальцев на руке. Эстония - со следующего года и в течение следующих четырех лет - будет одной из них.

Второе направление: внеочередное повышение пенсий. Я считаю это крайне важным и ввиду следующего факта: если проанализировать рост зарплат и рост пенсий с 2010 года по нынешний день, то разница составляет почти 30%. Если средняя зарплата выросла на 76-77%, то средняя пенсия - на 46%. Поэтому да, нам следует продолжать повышать пенсию. Для этого в следующем году, во-первых, мы увеличим базовую часть пенсии, которая выплачивается по трудовому стажу, на 16 евро и минимальную пенсию на 30 евро. Во-вторых, увеличится доплата тем пенсионерам, которые вырастили или растят детей: на 3,55 евро за ребенка.

Третье направление: все, связанное с COVID и здравоохранением. Инвестиции в больницы, инфекционные палаты, а также во всю подготовку по возможным сценариям развития кризиса B и С, которые проработаны нашими специалистами, в том числе доктором Аркадием Поповым и экспертами Департамента здоровья.

И последнее, четвертое направление: оборона. Для Эстонии всегда было важным инвестировать в развитие способности и готовности охранять безопасность. 

Вот такие четыре важных направления.

- Об урезании пенсий или зарплат учителей речи не идет, но обращает на себя внимание тот факт, что те же учителя никакой прибавки к зарплате не получат, причем не только в следующем году, но и в следующие четыре года. И это вызывает определенную тревогу, потому что уже сегодня исследования показывают, что в ближайшие пять лет 40% учителей хотели бы оставить свою работу. Нам просто неоткуда будет брать педагогов, вы согласны?

- Да. Начнем с того, что зарплатный фонд государства на следующий год заморожен. Причина в том, что в этом году в частном секторе многие люди остались без работы и зарплаты очень многих работников были значительно понижены. Поэтому и государственные затраты на зарплаты заморожены. Если же говорить о важности повышения зарплат учителей, то, конечно же, это крайне важно.

Поддерживаю ли я его? Безусловно! Но мы должны исходить из наших возможностей и перспектив. Сегодня мы находимся в кризисной ситуации: спад экономики превышает 6%, то есть мы в глубоком кризисе, из которого нам следует выйти. Я первый из тех, кто отстаивает зарплаты учителей. И не на словах, а на деле. За последние пять лет минимальный оклад учителей школ вырос на 415 евро. Если в 2015 году оклад составлял 900 евро, то к 2020 году он достиг 1315 евро. Так что в течение четырех лет мы делали все, чтобы повысить зарплаты учителей, насколько это возможно.

Достаточно ли этого? Нет. Если рассчитать среднюю зарплату учителя, то сейчас она составляет порядка 1540 евро. То есть 108% от средней зарплаты по Эстонии.

А что же дальше? Согласно бюджетной стратегии на 2020, 2021, 2023 и 2024 годы повышения не предвидится, но только плохой политик может трактовать это как факт, что зарплаты учителей больше повышаться не будут. Как я уже говорил, сейчас прогнозировать точно бюджет до 2024 года практически невозможно. Мы вынуждены прогнозы составлять, но полагаться на них не можем. Мы вернемся к теме зарплаты учителей в следующем году, когда в апреле начнем разрабатывать бюджетную стратегию следующего периода, а также бюджет 2022 года.

- Но тогда возникает логичный вопрос: а почему надо было идти на внеочередное повышение пенсий? Раз цены не растут и зарплаты не повышаются, то почему нельзя было оставить пенсии на том же уровне?

- Я понимаю, откуда такой вопрос. Для начала, возвращаясь к предыдущей теме, заверю, что и я хочу, чтобы зарплата учителей была 120% от средней зарплаты по Эстонии, а лучше - выше. К этому мы прилагали усилия в предыдущие четыре года, используя все реальные возможности. Желания недостаточно, важны реалии. Я искренне ценю труд и вклад наших учителей. Важна и работа в сфере науки и развития, а также инноваций.

Почему же мы повышаем пенсии, а зарплаты - нет? Почему не замораживаем все доходы, выплачиваемые из госбюджета? Как я уже отметил ранее, мы не обеспечили рост пенсии в том же темпе, в каком росла средняя зарплата - разница составляет порядка 30%. Но именно на наших пожилых людей приходится удар нынешнего экономического кризиса, ведь их доходы - самые маленькие, так как пенсия в Эстонии небольшая. Отсюда и решение повысить пенсию в нынешней ситуации.

Более того, и тот кризис здравоохранения, в котором мы находимся, оказывает самое негативное влияние на наших пенсионеров. Разные процедуры, разные лекарства… все стоит денег, и не малых. Возьмем те же самые маски. Я думаю, их необходимо носить. Если же смотреть на рыночные цены, то стоимость упаковки, - а ведь масок нужно больше, чем одна, - составляет более 50 евро, а одной маски - более 1 евро. Это очень дорого. И только этим не обойтись - маски необходимо менять.

- Журналисты, которые делали подсчеты, исходили из цены маски 70 центов, и то получалось, что семья из четырех человек будет тратить на маски порядка 250 евро в месяц.

- Абсолютно верно. Поэтому разумно предпочитать маски многократного использования, которые можно постирать и потом использовать снова.

Вернёмся к пенсии. На данный момент средняя пенсия по Эстонии составляет 528 евро. В следующем году она вырастет до 544 евро в месяц. Базовая часть увеличится на 16 евро. А 528 плюс 16 будет 544. В дополнение к этому вырастет доплата за воспитание детей из расчета 3,55 евро за ребенка в месяц.

Также вырастет минимальная пенсия. Людей, кому она выплачивается, достаточно мало. На сегодняшний день их порядка 3000 человек. Сейчас ее размер составляет 221,36 евро. Со следующего года он будет на 30 евро больше - 251,61 евро.

В общем можно сказать, что в предстоящем году средняя пенсия вырастет на 20 евро.

- Но при этом мы можем уже сегодня с уверенностью говорить, что предвыборное обещание Центристской партии довести к 2023 году среднюю пенсию до 700 евро выполнить не удастся?

- Я соглашусь с вашей критикой. В преддверии последних выборов в парламент Центристская партия обещала повысить пенсии на 100 евро. Путем индексации и повышения во внеочередном порядке уже в апреле 2020 года. Как мы знаем, с апреля этого года пенсия повысилась в среднем на 45 евро, из которых 38 евро были обеспечены индексацией и 7 евро - внеочередной добавкой. Помню, как в связи с этим то и дело посмеивались, что, мол, посмотри, как Юри Ратас не может сделать обещанного - повысить пенсии на 100 евро. Такое повышение стало невозможным ввиду знаков, свидетельствующих о возможном спаде экономики, которые были уже тогда.

Теперь мы находимся в коронакризисе, о котором во время парламентских выборов и подумать не могли. Но несмотря на это, за что я искренне ценю и благодарю партнеров по коалиции, мы сумели найти возможность увеличить пенсию. Тем более в условиях кризиса как экономики, так и здравоохранения. Так что скажу так: каждый дополнительный цент к пенсии является значительным шагом вперед. За всю 29-летнюю историю современной Эстонии столь значительное повышение пенсии, как осуществило наше правительство, делается впервые. Поэтому напрашивается вопрос: если это все настолько легко, то почему пенсия не повышалась ранее?

Что же касается выводов избирателей на предстоящих выборах, то я уверен, что они будут объективными. Тем более, что повышение пенсии не единственное обещание нашей партии. Есть и много других тем. Сейчас, например, важны такие темы, как здоровье людей и экономика. Осмелюсь сравнить нынешние положение с качелями: мы должны качаться так, чтобы не задеть ни здоровье, ни экономику - постоянно находить баланс между здоровьем людей и экономикой. Ведь нам нужно контролировать коронавирус, то есть быть умнее и быстрее, чем он.

- Если уж зашла речь про здравоохранение, то напрашивается и такой вопрос: насколько возможны компенсации по больничным листам с первого дня?

- Нынешние правила, согласно которым в первый, второй и третий день пребывания человека на больничном ему не выплачивается никакой компенсации, действуют уже около 11 лет. В последующие дни предусмотрена компенсация за счет работодателя, и потом за счет государства, то есть налогоплательщиков. Размер компенсации составляет 70%.

Во время коронакризиса весной этого года, мы сделали временное исключение: в течение двух-трех месяцев выплачивалась компенсация и за первых три дня. Теперь снова поднялся вопрос: могло бы такое изменение действовать и сейчас? Насколько мне известно, политической поддержки, необходимой для постоянного введения подобного изменения, сейчас в парламенте нет. Что же касается нового временного изменения, которое действовало бы в течение трех или шести месяцев, а может год или два, то о нем нужно договариваться с профсоюзами и работодателями, в Больничной кассе, парламенте. Постараться должны все. Как мне кажется, такие изменения сейчас необходимы.

Во-первых, ни один человек, заболев, не должен идти на работу. НЕ. ДОЛЖЕН. ИДТИ. НА. РАБОТУ. Это можно повторить и три раза. Во-вторых, ни один человек, у которого есть симптомы заражения коронавирусом, не должен ходить на работу. По данным Департамента здоровья, самая высокая доля сейчас приходится на заражения, которые произошли в рабочем коллективе. По последним данным она составляет порядка 25-30%. Заболев, люди идут на работу. Очень плохо! Так заболевают целые коллективы, и несделанной остается важная работа.

- Но люди не могут позволить себе остаться дома при малейших признаках простуды, при легком насморке или кашле, потому что тогда они сильно теряют в деньгах. В этом-то и проблема!

- Да, и именно к этому я хотел подойти. На мой взгляд, нам следует найти решение, которое превратит первый, второй и третий дни болезни из бесплатных в компенсируемые. Разумным могло бы быть такое решение, какое предложили профсоюзы и работодатели: оплачиваться могли бы дни болезни, начиная со второго. Ради этого постараться нужно всем: работодателям, профсоюзам, правительству, а также Больничной кассе. Я искренне надеюсь, что договоренность будет достигнута уже в ближайшее время.

Я бы еще немного добавил. Я ранее упомянул больницы. Составление нынешнего бюджета налагает большую ответственность и ввиду того, что начинается новый бюджетный период Европейского союза - с 2021 по 2027 год. Также откроется возможность использовать так называемый фонд по перезапуску экономики. На сегодняшний день мы уже приняли решения по рядку проектов, для финансирования которых сможем воспользоваться и названным фондом. Среди них больницы. Например, больницы Ярвамаа, Ида-Вирумаа, Пыхьяского региона, Тарту, Хийумаа. Также среди них есть и больница, строительство которой уже называют проектом года - Таллиннская больница.

На сегодняшний день мы решили ходатайствовать о выделении для ее строительства 380 миллионов евро. Она заработает в Ласнамяэ, вблизи Певческого поля. На основе нынешних Идаской и Ляэнеской больниц Таллинна. Проектирование будет стоить порядка 30 миллионов евро, строительство - 400-500 миллионов евро. Из них 380 миллионов может составить поддержка Европейского союза, о которой мы намерены ходатайствовать. Я искренне надеюсь, что Европа нас поддержит, и уже в ближайшие годы мы начнем строительство.

- Но тут есть такой момент: до сих пор Европейский союз неохотно финансировал именно строительство больниц. А если эти деньги из Европы не придут?

- Очень правильный вопрос. Следует учитывать, что упомянутый фонд по восстановлению экономики предусматривает для Эстонии поддержку в сумме 1,1 млрд евро, которую мы можем использовать в течение ближайших шести лет. Ее государство может направить в инвестиции без того, чтобы что-то доплачивать. Источником средств является Европейский союз, а точнее налогоплательщики, в том числе из Эстонии. Деньги могут использоваться для проведения реформ в сфере окружающей среды, цифрового развития или здравоохранения. По нашей оценке, проект строительства Таллиннской больницы является одним из таких.

- Председатель партии Isamaa Хелир-Валдор Сеэдер сказал, что коалиция готова считаться и с предложениями оппозиции. Какие-то уже поступили?

- Правительство передало в среду, 30 сентября, как и предусмотрено законом, парламенту проект бюджета для дальнейшего рассмотрения. Теперь у Рийгикогу есть три месяца времени, чтобы его рассмотреть в первом, втором и третьем чтении. По моему мнению, в парламенте допустимы все предложения, независимо от того, поступят ли они от коалиции или оппозиции. Я надеюсь и, более того, верю, что Рийгикогу внесет поправки, которые улучшат проект бюджета. Думаю, что их будет немало, и это здорово!

- Эстония, как и Финляндия, заявила о готовности провести новое расследование обстоятельств гибели парома "Эстония". Однако со шведской стороны четкого сигнала до сих пор не поступило. На какой стадии это дело сейчас?

- Прежде всего, я думаю, что это трагическое событие, случившееся в конце сентября 26 лет назад, затронуло очень многих жителей Эстонии. Много людей покоится в подводной могиле, и у их близких остались вопросы без ответа. Вопросы без ответа поднял и последний документальный сериал канала Discovery, премьера которого состоялась несколько недель назад. И я уверен, что эти обстоятельства достойны нового расследования. Нужно расследовать, почему в пароме "Эстония" образовалась трещина или дыра более 4 метров длиной и 1,2 метра шириной, что ее вызвало. Это нужно изучить под водой и, конечно, с помощью моделирования ситуации на суше. Мы сделали предложение провести расследование вместе с Финляндией и Швецией. Я думаю, что это сотрудничество важно.

Я посетил также Хельсинки и Стокгольм, где ознакомил премьер-министров с этой темой и попросил их сотрудничать. Конечно, мы должны действовать с уважением, как к договору о запрете тревожить покой мертвых, который был заключен в 1995 году, так и к тому факту, что для многих потерявших близких в той страшной трагедии покоя никогда не существовало. Мы должны расследовать это дело до тех пор, пока не будет выяснена правда.

- Когда же можно ждать ответа от шведского правительства?

- Мы сделали предложение на прошлой неделе, обратившись к правительствам Финляндии и Швеции с заявлением, что Эстония хочет расследовать вскрывшиеся новые обстоятельства. Мы попросили их назначить своих руководителей этого проекта и дать ответ как можно скорее. Я бы хотел продвигаться в этом деле как можно быстрее. Если существует хоть малейшая возможность, то первые следственные действия можно было бы провести уже в этом году.

- То есть сейчас еще рано спекулировать на теме и говорить, что шведы не готовы к новому расследованию и специально затягивают время?

- Я думаю, что сейчас да, рано строить безосновательные предположения, относительно Швеции… Эстония предложила сотрудничество, у меня есть ощущение, что и Швеция заинтересована в этом сотрудничестве. Дождемся их ответа.

- Недавно страны Балтии посетил президент Франции Эммануэль Макрон, однако в Эстонию он не приехал. Почему?

- Потому что у нас он уже был три года назад. Президент Макрон, с которым у меня очень хорошие отношения, заявил, что во время своего президентского срока он хочет посетить все страны Европейского союза. Сейчас он побывал в Латвии и Литве. В Эстонии он был, если я правильно помню 28-29 сентября 2017 года. Мы были в Тапа, посетили французских, эстонских и британских военных. В Эстонии в это время проходил Таллиннский цифровой саммит.

А сейчас - это был большой приятный сюрприз, который я сейчас обнародую и в этой передаче - мы готовим договор о стратегическом партнерстве между Эстонией и Францией. Если коронавирус позволит, мы заключим его в Париже этой осенью. Этот договор охватывает разные темы - культуру, образование, кибербезопасность, цифровую сферу. Так что отношения между Эстонией и Францией хорошие.

Эта новость - я прошу прощения, но тем не менее - была фейковая. Новость, в которой нас укоряли в том, что мы не присоединились к единой декларации Франции, Латвии и Литвы. Ну, во-первых, речь шла о техническом документе, а во-вторых, мы принципиально - да, иногда случается и такое - не поддержали эту тему. Это ограничение свободы журналистики и различных платформ - ну, например, "Гугла" и других. Мы всегда придерживались позиции, что тот, кто размещает содержание на этих платформах, и должен нести за него ответственность. Теперь этот принцип хотят изменить: несет ответственность не размещающее содержание лицо, а сама платформа. Я считаю, что это неправильно.

- Давайте поясним, о чем идет речь. Макрон привез с собой проект совместного заявления, в котором призывают ЕС защищать демократические институты своих стран-членов и свои собственные от идущего из-за границ вмешательства и распространения дезинформации. Под ним подписались президент Литвы Гитанас Науседа и премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш. А вот подписи Эстонии нет. Процитированные в прессе источники в Елисейском дворце говорят, что Эстонию приглашали подписать заявление, но она отказалась от этого из-за внутригосударственной коалиционной политики. По сути, было указано на EKRE. Как вы это прокомментируете?

- Это совершенно ложная информация. Коалиция вообще не была причиной. Причина была та, которую я назвал: по сути Эстония в этих вопросах всегда была на другой позиции. Макрон три года назад побывал в Эстонии, теперь он посетил Латвию и Литву, и это хорошо. Они заключили трехстороннее соглашение. Почему мы к нему не присоединились? Пункт первый - Эстония придерживается в этом вопросе другой точки зрения; пункт второй - Макрон в этот раз не посещал Эстонию, потому что он сделал это три года назад.

Один из членов французского правительства недавно побывал в Эстонии и заключил три страницы соглашений с министром иностранных дел. Это обычная практике в международных отношениях - если страну посещают с визитом, то заключаются те или иные договоренности. В случае с вышеупомянутой декларацией мы и по сути были на других позициях, но говорить, что виной тому EKRE и предъявлять еще миллион претензий - это совершенно необоснованно, это производство фейковых новостей.

- Вот вы упомянули свободу слова. Тут ведь на самом деле очень тонкая грань: где свобода слова, а где борьба с пропагандой и дезинформацией.

- Я согласен, что все это очень сложно. Но давайте исходить из того, что в рейтинге свободы прессы Эстония все же занимает очень высокое место. В мире. Не говоря уже о Европе. Для нас это ценно и важно. Что журналистика свободна и независима. А все эти регуляции, давайте говорить честно, свободу прессы уменьшают. Да, я поддерживаю, чтобы Эстония и дальше сохраняла высокое место в рейтинге свободы журналистики.

- Есть еще один документ, который имеет значение в контексте свободы слова. Недавно появилась новость, что Эстонии угрожает штраф от Еврокомиссии, потому что страны ЕС еще 12 лет назад договорились, что такие преступления должны быть криминализированы. У нас тоже есть соответствующий закон, но исходя из него одних лишь слов мало: разжигание розни, например, на почве расизма заканчивается уголовным преследованием только в случае, если жертва при этом пострадала физически. Что мешает Эстонии внести изменения в законодательство и насколько реальны разговоры о штрафе?

- Ну прежде всего, если коротко, рамочное соглашение Совета ЕС, заключенное в 2008 году, требует, чтобы наказуемы были разжигание розни и призывы к насилию, нападки на группы или членов группы из-за расовых признаков, цвета кожи, религиозной принадлежности или этнического происхождения. И я убежден, что любая дискриминация и любое насилие на основании этих признаков совершенно неприемлемо.

Нам следует дождаться, что именно нам скажет Европейская комиссия по поводу криминализации разжигания ненависти. Но, конечно, Эстония ни в коем случае не терпит подобного разжигания. То, на каком языке мы говорим, к какой расе принадлежим, какого цвета у нас кожа - творить на этом основании какое-либо насилие, какую-либо жестокость, бить другого человека - это недопустимо.

- Однако дело с мертвой точки не двигается. И больше других не поддерживают криминализацию разжигания розни у нас опять же политики из EKRE.

- Ну не знаю, откуда опять тут притянули EKRE. Вопрос об EKRE сейчас не стоит. Дождемся, что нам скажут. Это нужно будет обсудить. Сейчас статья 151 Пенитенциарного кодекса рассматривает как административное нарушение разжигание ненависти, то есть публичные действия, призывающие ненавидеть, творить насилие и дискриминировать по расовому признаку, на основании цвета кожи, языка общения, происхождения, религиозной принадлежности, сексуальной ориентации, политических убеждения, имущественного или социального положения.

Наказание полагается только в том случае, если существует опасность для жизни, здоровья или имущества человека. Как преступление, это деяние наказывается в том случае, если оно повлекло за собой смерть, серьезный ущерб здоровью или иные тяжкие последствия или человек наказывается за это нарушение повторно. Рамочный документ гласит, что угроза для жизни, здоровья или имущества не должна быть условием для криминализации разжигания розни. Так что дождемся новых предложений по этому поводу и обсудим эту тему.

- Союз туристических фирм и предприятий пригрозил подать в суд на государство за ту неразбериху, которая у нас случилась в связи с прекращением чартерных рейсов. Когда премьер-министру и министру иностранных дел срочно нужно было лететь в Швецию, разрешение было дано. Когда же турфирмы захотели отправить людей на отдых в Турцию, разрешение аннулировали. Что тут сейчас происходит?

- Во-первых, чтобы читателям было понятно: вопрос был задан в связи с моей поездкой в Швецию и Финляндию 22 сентября. Конечно, Юри Ратас эти распоряжения не делает. Это было распоряжение, которое изменил министр экономики и инфраструктуры. Изменение распоряжения не означает, что мы вдруг стали поддерживать организацию чартерных рейсов с целью туризма.

У меня никто не спрашивал, поддерживаю ли я это. Наша принципиальная позиция не изменилась: конечно, нет, поскольку это может привести к распространению вируса в Эстонии и новому ухудшению экономической ситуации. Департамент здоровья сказал, что весной, когда эти чартерные или заказные рейсы летали, сразу произошел рост заболевания, и мы знаем, к чему это привело: к новым закрытиям, к ухудшению экономической ситуации. Этого нельзя допустить.

В прошлый четверг мы обсуждали эту тему и на кабинетном заседании правительства, где Департамент здоровья заявил, что не одобряет чартерные рейсы в третьи страны. Но мы поддерживаем предложение Министерства экономики и коммуникаций не ограничивать заказные полеты между Эстонией и странами Европейского союза, Европейской экономической зоны, Швейцарской Конфедерацией, странами Шенгенской зоны, Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии, Княжествами Андорра и Монако, Республикой Сан-Марино, а также городом-государством Ватикан и странами единого списка ЕС.

Короче говоря, если на школьных каникулах есть желание организовывать чартерные рейсы в страны Европы, то такая возможность сегодня есть. Многие летают на Крит, на Кипр. А в остальном ничего не поделаешь - сегодня мы должны ограничивать полеты, чтобы вирус снова не начал распространяться ускоренными темпами. Это и есть самое важное.

- Сейчас на носу осенние каникулы, и действительно можно полететь в Грецию или на Кипр, где еще достаточно тепло. Но потом будут зимние каникулы, а зимой наиболее популярные направления - Египет и Таиланд. Получается, туда полететь будет невозможно? Вы как глава правительства твердо стоите на этом?

- Говорить сегодня о том, какая ситуация будет весной, на мой взгляд, рановато. Сегодня мы должны говорить об осени. В Эстонии очень много прекрасных мест для отдыха. Я не думаю, что все жители Эстонии, все слушатели "Радио 4" собираются в Египет или Турцию. У нас очень много живописных сельских мест, много спа-отелей, будь то Тойла или Пярну, Нарва-Йыэсуу или Сааремаа. У нас есть туристические хутора. Да и Таллинне есть где отдохнуть.

Я думаю, что сейчас правило должно быть очень четким: мы проводим каникулы и отдыхаем в Эстонии. По-моему, нужно и важно сейчас поддерживать местный туризм: туристические хутора, рестораны и кафе в Старом Таллинне. Я считаю, что сегодня можно ограничить те международные поездки, которые не являются крайне необходимыми. О том, что будет весной, поговорим позже - подождем, что будет с вакциной, что будет с лекарствами от коронавируса, какие тенденции сам вирус будет демонстрировать.

- Министр экономики и инфраструктуры Таави Аас все же признал, что одна ошибка тут точно была допущена. Ведь турфирмы дважды уточняли в Министерстве экономики и коммуникаций, можно лететь в Турцию или нет. И им дважды сказали, что можно. Получается, сама коммуникация между государственными структурами и частным сектором была не на высшем уровне?

- Да согласен, коммуникация всегда может быть лучше. Но я, например, ни в одном интервью не заявлял, что теперь, после 22 сентября, когда мы с министром иностранных дел слетали в Хельсинки и Стокгольм и в тот же вечер вернулись назад, чартерные рейсы разрешены. Этой позиции мы не придерживались никогда. Да, я понимаю, что теперь фирмы говорят, что они звонили в Министерство экономики и коммуникаций, спрашивали, можно ли теперь продавать эти поездки, этот промежуток был в 8-10 дней. Но это никогда так не задумывалось.

Идея была в том, что мы не должны ввозить вирус в Эстонию и постараемся, насколько это возможно, избежать распространения вируса. Как я уже сказал, внутри ЕС полеты разрешены. Они разрешены также в страны Европейской экономической зоны и некоторые другие. И я уверен, что эти возможные туристические рейсы можно организовать и на других туристических направлениях, например, в Грецию или на Кипр. Но еще раз: прошу вас, насколько это возможно, не планируйте и не организовывайте зарубежные поездки, отдыхайте на каникулах в Эстонии.

Редактор: Виктор Сольц

Источник: Радио 4

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: