Владельцы магазинов подозревают, что защитники животных служат иностранным бизнес-интересам ({{contentCtrl.commentsTotal}})

По словам экспертов, в Эстонии высокий уровень содержания кур в клетках.
По словам экспертов, в Эстонии высокий уровень содержания кур в клетках. Автор: ERR

Маленькая, но громкая группа людей своими шоковыми и протестными кампаниями заставляет сети розничной торговли отказаться от яиц содержащихся в клетках кур и заменить их другими, произведенными, как утверждается, более гуманным способом. Подвергшиеся нападкам владельцы магазинов подозревают, что защитники животных бессознательно или умышленно стали инструментами иностранных коммерческих интересов.

Члены НКО Nähtamatud Loomad ("Невидимые животные") уже год проводят пикеты перед магазинами сетей Selver и Kaubamaja, сообщается в передаче журналистских расследований "Очевидец".

"Мы собираемся каждую неделю. Смысл в том и состоит, чтобы делать это часто. Как в Таллинне, так и в Тарту, перед Selver и Kaubamaja, чтобы информация достигла как можно большего числа клиентов этих магазинов", – заявила менеджер по проектам НКО Nähtamatud Loomad Сирли Мерикюлль.

По словам пресс-секретаря Selver Риво Вески, с такой кампанией из действующих на эстонском рынке предприятий не сталкивался никто.

Массовые электронные письма работникам магазинов, специальные шокирующие веб-страницы, например, sydametuselver.ee ("бессердечный Selver"), и регулярные пикеты призваны убедить сеть в необходимости отказаться от продажи яиц содержащихся в клетках кур и заменить их продукцией кур свободного выгула или содержащихся на насестах несушек.

"Научные исследования показывают, что у таких птиц худшие условия среди всех сельскохозяйственных животных", – объяснила президент Nähtamatud Loomad Кристина Меринг.

Активисты надеются на отказ сетей продавать яйца "несвободных" кур

НКО Nähtamatud Loomad было основано три года назад, но у его руководителя, 29-летней Меринг большой опыт в сфере защиты животных. В начале 2000-х, еще будучи гимназисткой, она привлекла внимание полиции и попала на экран в сюжете "Очевидца" из-за участия в мероприятиях радикальных защитников животных. После Меринг – тогда руководитель НКО Loomade Nimel ("Во имя животных") – продемонстрировала документы о страшных условиях на нескольких эстонских свинофермах, а через несколько лет, о пушной ферме Карьякюла, о которых было также рассказано в "Очевидце".

До сих пор не установлено, кто точно тогда забрался в свинарники и на пушную ферму и сделал жуткие кадры. Предполагается, что это были иностранные активисты.

Пикет членов НКО Nähtamatud Loomad перед магазином Kaubamaja в Таллинне. Автор: ERR

Теперь Меринг выходит на баррикады от имени другого НКО. В нем девять наемных работников. Согласно отчетам средства на оплату их труда поступают в основном из иностранных фондов и организаций. Сейчас деятельность НКО фокусируется на правах кур в массовом производстве.

"Проблема в том, что на одну курицу приходится пространство размером с лист бумаги формата А4. Птица на А4 не помещается, не говоря уже о том, чтобы расправить крылья", – пояснила Меринг.

"Все наши предложения дружелюбного сотрудничества их на самом деле не интересуют. Единственное, что они от нас хотели, чтобы мы дополнили их список", – сообщил представитель сети Selver.

"Мы лишь хотим указать на то, что крупное предприятие, рекламирующее себя как ответственную в своих ценностях компанию, могло бы проявить это в своих реальных решениях относительно цепи поставок. Мы не видим в этом никакой угрозы", – прокомментировала Меринг.

Список, о котором идет речь, это обещание владельцев сетей отказаться от продажи яиц содержащихся в клетках птиц не позднее 2025 года. Сначала на прицел взяли сети Rimi и Prisma, создав для них веб-страницы с упреками и запугивающими приемами. Эти сети капитулировали или, зависит от точки зрения, пошли на хитрость. Они и сеть Maxima быстро заявили, что отказываются от продукции несвободных несушек. В Prisma при этом обещали сделать так к 2026 году. Протесты у дверей этих магазинов стали проводиться реже или же вообще прекратились, но яйца содержащихся в клетках кур продаются в них по сей день.

В принадлежащих эстонским владельцам сетях Selver и Coop обещания относительно конкретных цифр давать не хотят.

"Мы все же считаем важным, что в обсуждении принимают участие две стороны, аргументы которых уважаются. Зная, как представители данного НКО ранее общались с руководством и работниками других сетей, мы посчитали ненужным вступать с ними в переговоры", – заявил пресс-секретарь Coop Мартин Мийдо.

Тактика активистов становится более мощной

Меринг не отрицает, что их тактика стала более напористой. Основное оружие в яичной борьбе – раздражать и утомлять. Например, почтовый ящик Selver завален письмами от иностранных организаций по защите животных и от якобы негодующих эстонских потребителей. Примечательно, что письма простых людей написаны в основном на эстонском языке, но адреса и прочие реквизиты указывают на то, что они были отправлены, например, из Таиланда. При этом некоторые письма одинаковые.

Меринг же утверждает, что эти письма действительно написали обеспокоенные клиенты.

"Я не знаю, под какими именами люди создают себе адреса электронной почты, но беспокоит, когда отклики клиентов не воспринимаются всерьез", – заявила она.

Используемые активистами шокирующие фотографии – отдельная тема. По словам владельцев магазинов и производителей, они сделаны не в Эстонии и поэтому вводят в заблуждение.

"Часто на них можно видеть коричневых птиц. Как известно, коричневые куры несут яйца коричневого цвета, а белые – белого. Продаваемые в Selver яйца в основном от белых кур", – сообщил Вески.

"Если мы посмотрим на жизнь средней курицы, то нет особой разницы, белая она или коричневая. Отличие лишь в цвете яиц. Важно и то, что информацию об этом получить очень сложно. Кроме того, во всех странах ЕС куры живут одинаково, если говорить о производстве яиц с содержанием птиц в клетках", – парировала Меринг.

Она отметила, что она как представитель организации по защите прав животных не может отправиться на яйцеферму, чтобы посмотреть на обстановку своими глазами.

Директор предприятия DAVA Foods Estonia Владимир Сапожнин однако сообщил, что с ним по этому поводу никто не связывался.

"Мое имя и номер телефона есть в свободном доступе в интернете. И вы ведь, наверно, нашли мои контакты там. Так что, пожалуйста, приезжайте и смотрите", – сказал редакции "Очевидца" предприниматель.

В поселке Лоо под Таллинном расположена крупнейшая в Эстонии яйцеферма – на ней в шести зданиях содержится 300 000 птиц. Во избежание заражения птиц съемочная команда должна была помыться и надеть специальную защитную одежду, после чего все двери перед "Очевидцем" были открыты.

Курица несет в среднем одно яйцо в день. Через полтора года ее отправляют в Польшу на убой и изготавливают из нее, например, комбикорм. Основная часть яиц поступает на продажу в Selver и Coop именно из Лоо.

"Куры живут прекрасно. По крайней мере у нас. У нас в клетках меньше кур, чем предписывают нормы. Стресс они не испытывают. Если говорить об альтернативах, например, о содержащихся на насестах курах, то они хоть и содержатся вместе, но во дворе гулять не могут. В таком случае вместе могут содержаться до 10 000 птиц, а у нас в клетках по 55-60 птиц. Когда на такой большой ферме происходит стрессовая ситуация, куры сбегаются в один угол, и находящиеся в нижнем ряду птиц попросту задыхаются. Такое не может случиться с курами, которые содержатся в клетках", – рассказал Сапожнин.

Эксперт: содержащаяся в клетке курица не приравнивается к несчастной

Содержащиеся в клетках куры живут вместе и гулять их не выпускают. Куры на насестах также не гуляют, но днем их выпускают из клеток, а куры свободного выгула передвигаются по двору, словно у бабушки в деревне. Кроме того, есть экологические куры свободного выгула. Это значит, что они получают только экологический корм, без искусственных добавок. На мызе Энту разводят именно таких. Теоретически это самые счастливые в Эстонии куры.

"Как видите, курица может делать все, что характерно для нее: гулять во дворе, копаться в земле, искать червей, а в курятнике ей тоже просторно", – описал быт своих птиц владелец курятника мызы Энту Лаури Бобровски.

Куры свободного выгула мызы Энту. Автор: ERR

Как содержащий около 6000 птиц Бобровски, так и преподаватель Университета естественных наук и эксперт по птицеводству Янек Притс отметили, что между живущей в клетке и несчастной курицей нельзя ставить знак равенства. Наоборот, свободный выгул не означает, что курица здоровая и с ней хорошо обращаются.

"Если спросить у меня, что лучше, в клетке или на улице, то я бы ответил однозначно, что на улице, если бы забыл все свои знания о птицеводстве. Но когда знаешь все нюансы, то все неоднозначно", – сказал Притс.

"Думаю, что в каждом виде содержания есть крайности", – добавил Бобровски.

"В нашем представлении в курятниках царит мрак, пыльно и пахнет аммиаком. Но самом деле в нормальных курятниках уровень содержания кур в клетках очень высокий", – сказал Притс.

Деятельность активистов финансируется из-за рубежа

В конце концов речь, как обычно, сводится к деньгам. Во-первых, яйца кур свободного выгула и содержащихся на насестах, стоят дороже, что влияет на кошелек потребителей. Во-вторых, потребление жителей Эстонии сейчас и в ближайшем будущем невозможно обеспечить за счет продукции счастливых кур. Это значит, что если бы владельцы магазинов согласились с требованиями протестующих перед их дверями защитников животных, увеличился бы импорт яиц, а отечественным производителям пришлось бы сократить или вовсе свернуть свой бизнес.

"Эстонские альтернативные фермы весьма маленькие, возможностей расширяться у них нет, это требует инвестиций и времени. Да, переход осуществляется, но это не происходит в одночасье. Деньги ведь большие", – подтвердил Сапожнин.

"Занимаясь экофермерством, я бы, конечно, мог сказать, что нужно все закрыть. Но, как мне кажется, в приоритете должна быть способность на 100% обеспечить спрос своей продукцией, а уже после можно думать о других методах", – считает Бобровски.

На основании этих аспектов и зародилось подозрение, что активисты умышленно или бессознательно служат иностранным коммерческим интересам, тем более что их способы воздействия во многом импортированы, а деятельность финансируется из-за рубежа.

"Эта идея не здесь появилась. Ее распространяют по странам, а здесь видят возможность в использовании инициативы и сил молодых людей и способ получить финансирование для своей деятельности через различные фонды и пособия", – пояснил Вески.

"Мы знаем, что их финансируют из-за границы. Похожие организации есть и в других странах", – добавил Мийдо.

"За этим стоят долгосрочная стратегия и цель, и это можно вычитать на веб-сайтах этих организаций, чтобы люди потребляли меньше продукции животного происхождения", – убежден Вески.

"Наша совесть чиста. Мы мотивированы тем, чтобы добро победило, а благополучие животных улучшилось. А что касается тенденций производства яиц, то на эстонском рынке, несомненно, появятся новые деятели, не содержащие кур в клетках", – подытожила Меринг.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: