Новый закон о готовности к кризисам составляется в расчете на черные сценарии

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Северо-Эстонская региональная больница во время кризиса. Автор: Põhja-Eesti regionaalhaigla

Новый закон о готовности к кризисам, составляемый под руководством Государственной канцелярии, передаст управление крупными кризисами премьер-министру и правительству, чтобы не повторилась ситуация, когда вызванным коронавирусом социальным потрясением был вынужден заниматься один небольшой государственный департамент.

Намерение о разработке нового закона было представлено правительству на прошлой неделе госсекретарем Таймаром Петеркопом, который отметил, что мир меняется и вместе с ним должны меняться и законы: все чаще начинают возникать ситуации, в которых невозможно провести четкое различие между кризисом безопасности и гражданским кризисом.

"В эстонском законодательстве до сих пор существовало два параллельных мира, как готовиться к кризисам: военные кризисы и гражданские кризисы. Это вытекает из Конституции, и у этого долгая история. Эти два мира нужно соединить с учетом тех рисков безопасности, которые присутствуют в современном мире", - сказал Петеркоп.

Он привел в качестве примера нынешний кризис с мигрантами в Литве, из-за которого в стране объявили чрезвычайную ситуацию.

"Если бы нечто подобное происходило в Эстонии, то это бы считалось гражданским кризисом, который решается на основании Закона о чрезвычайных ситуациях, но по сути, это кризис безопасности, в котором Белоруссия пытается повлиять на решения Литвы и, более шире, Европейского союза, таким гибридным нападением. В современных кризисах как раз очень сильный асимметричный аспект, и разумно свести воедино эти два мира. Объединение законов отразит это объединение [двух] миров подготовки к кризисам", - пояснил госсекретарь.

Петеркоп указал на действия России в отношении Украины и Грузии, происходящее в которых тоже можно считать асимметричным конфликтом: помимо обычных военных действий ведется информационная война. "Как ищутся возможности воспользоваться тем, что где-то возник некий кризис. Гипотетически, если зимой в части Эстонии откажет система отопления и люди начнут замерзать, и тут дружеское соседнее государство отправит нам своих военных на помощь, чтобы люди не замерзли. Не спрашивая у нас разрешения. Такие вещи происходят в мире все чаще, и мы должны быть готовы к тому, что одновременно будет и военный риск, и ковидный кризис. Можно представить очень много таких сценариев, в которых смешиваются элементы гражданских кризисов и кризисов безопасности", - сказал он.

Бремя коронакризиса легло на плечи одного государственного ведомства

Наиболее важные уроки в этом контексте были получены во время пандемии коронавируса. Согласно Закону о чрезвычайных ситуациях, руководством всех действий, связанных с кризисом здравоохранения по всей стране, и вводить все приказы и запреты должен был Департамент здоровья, у которого, совершенно очевидно, не было и до сих пор нет ни соответствующего организационного потенциала, ни ресурсов.

"Ясно, что если что-то касается всего общества и функционирования государства, то такое небольшое ведомство не может управлять всей страной. Департамент здоровья перегружен даже своими собственными задачами. И ожидать, что он начнет предписывать, как будут работать магазины, школы и остальное общество и государство... У него нет такого организационного потенциала. В случае таких кризисов очевидно, что руководство должно осуществляться сверху на политическом уровне, и это нужно вписать в закон", - сказал Петеркоп.

Принцип, который собираются вложить в закон, ясен: если речь идет о локальном кризисе, то им занимается соответствующее государственное ведомство, а если об общегосударственном, то правительство и премьер-министр.

В законе о готовности к кризисам объединят нынешние законы о государственной обороне, чрезвычайном положении и чрезвычайной ситуации, т.е. в новом законе будут одновременно описаны как чрезвычайное положение и чрезвычайная ситуация, так и военное положение. По словам госсекретаря, в нынешнем законодательстве заложено неверное допущение, что такие масштабные кризисы, как пандемия коронавируса, надо решать на ведомственном уровне. Неразумно делать и наоборот.

"Прошлой весной в одном общежитии в Тарту ввели карантин; это решение приняло правительство. Такое решение не следует принимать правительству, его может спокойно принять Департамент здоровья. Но если нужно ввести карантин во всех общежитиях в Эстонии или регулировать действия [всех] школ, то такие решения должны принимать правительство и премьер-министр", - сказал Петеркоп.

Условия задействования армии, скорее всего, не изменятся

Кроме того, в законе необходимо уточнить роль премьер-министра в чрезвычайном положении. Сейчас Закон о чрезвычайных ситуациях предусматривает, что гражданским кризисом управляет (профильный) министр. По словам Петеркопа, управлять действиями в случае общегосударственного кризиса должен все же только премьер-министр, и это необходимо вписать в закон.

"Эта ответственность, которую влечет за собой такая серьезная ситуация - урок ковидного кризиса состоял в том, что она может лежать только на премьер-министре", - сказал госсекретарь.

При объединении трех законов также следует договориться о том, как в новом законе будет регулироваться привлечение Сил обороны и Кайтселийта к решению кризиса. Сам Петеркоп, по его словам, не видят необходимости менять действующие сейчас правила, когда для привлечения военных требуется не только решение правительства, но и согласие президента Эстонии.

"Несколько учреждений сказали, что это чрезмерно затягивает и усложняет процедуру, что согласие президента можно исключить [из закона]. Лично я это не поддерживаю. Я считаю, что согласие президента - очень важный уравновешивающий инструмент, чтобы это [привлечение военных] не делалось легкомысленно. Вывод военных на улицы не может быть решением, которое можно принять очень легко", - отметил Петеркоп.

Закон, который поможет избежать черных сценариев

Пандемия коронавируса по-прежнему продолжается по всему миру со снизившейся интенсивностью. По словам Петеркопа, нынешнюю ситуацию больше нельзя называть кризисом.

"Кризис - это неожиданная ситуация, которая требует особых и нестандартных решений. В данный момент я не считаю, что у нас кризис, потому что у нас жизнь с ковидом стала рутинной. Так и должно быть, чтобы мы привыкли жить с этим, как с гриппом. Если это не требует от нас ежедневного принятия чрезвычайных решений, то это больше не кризис", - сказал госсекретарь.

Он добавил, что при этом вокруг нас каждый день возникают тенденции, которые могут привести к кризису.

"Ведь эта история с беженцами в Литве может расшириться и начать на нас косвенно влиять. Россия начала учения "Запад", на которых поблизости к нашим границам сосредоточат очень большие российские силы. Мир становится нестабильным. Мы сталкиваемся с непредвиденными ситуациями, который могут быть вызваны, например, изменениями климата (штормы стали сильнее) или технологической зависимостью, например, ID-карта. Ситуация с безопасностью в нашем регионе остается напряженной уже некоторое время, и признаки улучшения не просматриваются. Этот общий тревожный фон присутствует, а это означает, что кризисы у нас могут возникнуть в любой момент", - сказал Петеркоп.

Он согласился с тем, что новый закон разрабатывается на случай будущего, которое, после перечисления всех рисков, выглядит значительно более темным, чем настоящее. "Чтобы мы были лучше готовы к этому более темному будущему. Если есть готовность к кризисам, то будущее не обязательно будет темным, потому что мы справимся, потому что у нас есть планы, культура готовности, компетенции, возможности реагировать. Если реализуются черные сценарии, то мы справимся. Если есть необходимые средства, чтобы решить проблемы, то ситуация и не превратится в кризис. А если нет, то каждая мелочь может превратиться в кризис, который парализует функционирование общества", - пояснил госсекретарь.

Намерение разработки закона о готовности к кризисам направят на согласование уже на этой неделе. Сам законопроект собираются отправить на межведомственное согласование в мае следующего года и представить его в парламент осенью 2022 года.

"Мы обязательно привлечем Рийгикогу к разработке законопроекта, чтобы как можно раньше снять озабоченности, которые могли бы воспрепятствовать принятию закона. Есть наивная цель, что вдруг удастся это сделать так, как когда-то было с вопросами гособороны - с надпартийным консенсусом", - сказал Петеркоп, отметив, что продолжающаяся поляризация общества и политики означает, что рациональных дебатов становится все меньше.

При разработке закона о готовности к кризисам Эстония последует примеру Финляндии, хотя северный сосед - далеко не единственная страна, в которой начали менять законодательство с учетом опыта, полученного в ходе коронакризиса.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: