Харри Тийдо: еще Черчилль предсказал, что однажды фашисты объявят себя антифашистами

Харри Тийдо.
Харри Тийдо. Автор: Ken Mürk / ERR

В очередном выпуске передачи "Harri Tiido taustajutud" на Vikerraadio речь зашла о таком понятии как российский "шизофашизм", то есть фашизме, скрывающемся под маской борьбы с фашизмом. По мнению историка и экс-дипломата Харри Тийдо, если послушать речи министра иностранных дел России Сергея Лаврова о том, что Россия ни на кого не нападала, то могут возникнуть реальные сомнения в психическом здоровье министра.

Для любой текущей ситуации всегда можно найти или изобрести подходящую теорию и терминологию. Уже после событий 2014 года в Украине американский философ российского происхождения Михаил Эпштейн высказал мнение, что поведение российских властей имеет отчетливые признаки шизофрении. Поведение фашистское, но в фашизме обвиняют тех, на кого нападают.

Но ведь еще Уинстон Черчилль много десятилетий назад предсказал, что однажды наступит момент, когда фашисты будут называть себя антифашистами.

В трактовке Эпштейна шизофашизм - это фашизм, скрывающийся под маской борьбы с фашизмом. Сам по себе фашизм представляет собой целостную концепцию, включающую в себя целый ряд мировоззренческих установок. В то же время шизофашизм - это расколотое мировоззрение, своего рода карикатура на фашизм, но карикатура опасная и агрессивная.

Шизофашизм проявляется в истерической ненависти к свободе, демократии, ко всему иностранному, к людям с иной идентичностью. А также в поисках врагов и предателей среди собственного народа.

При этом важно отметить, что подобные шизофренические явления могут возникать только в шизофренических обществах. Если послушать слова министра иностранных дел России Сергея Лаврова о том, что Россия ни на кого не нападала, то могут возникнуть сомнения в психическом здоровье министра. Но для России такие утверждения, противоречащие действительности, являются нормой. Здесь можно вспомнить и слова патриарха московского Кирилла, который утверждал, что военные действия были необходимы для защиты народа от выступлений сексуальных меньшинств.

Противоречия в общественном мнении отражаются и в социологических опросах. Конечно, они проводятся подконтрольными властям организациями, поэтому достоверность их результатов вызывает сомнения, но что-то они всё-таки отражают. Согласно одному из опросов, В 2019 году 85% россиян сказали, что для России важны дружеские отношения с Украиной. А месяц назад (в феврале 2022 - прим. ред.) 65% опрошенных сочли оправданной военную операцию против Украины. Другими словами, большая часть одного и того же российского общества считает необходимым дружить с украинцами и убивать их.

Похоже, в сознании россиян происходят какие-то особые короткие замыкания, которые сложно понять. Более ста лет назад русский философ Сергей Аскольдов высказал мнение, что в русской национальной душе кое-чего не хватает. В ней должно быть священное начало, человеческое начало и живое начало. По мнению Аскольдова, в русской душе человеческая составляющая или отсутствует вовсе или, по крайней мере, выражена гораздо слабее, чем у других народов.

Зигмунд Фрейд говорил о Федоре Достоевском, что его личность как бы отражала глубокие традиции русской психики: совершать преступления, потом искренне раскаиваться в них, а затем совершать новые преступления.

По словам Эпштейна, некие особенности русской души можно проследить через века. Речь идет о социальной психопатии, которая выражается в массовом раболепии, сочетающимся с высокомерием и истеричной ненависти ко всему.

На данный момент это не только тоска по советским временам, корни гораздо глубже. Недавно ушедший из жизни российский историк Александр Янов сравнил нынешнюю социальную патологию российского общества с растянувшейся на годы Варфоломеевской ночью, какой еще не было в мировой истории.

В русской литературе тоже немало примеров того, как человек может быть с одной стороны романтиком, а с другой - разбойником и злодеем. В России такой образ не содержит в себе никакого противоречия, он просто отражает реальность.

Отдельный вопрос в контексте текущих событий - отношение ко лжи и обману. Эпштейн приводит цитату из СМИ о том, что "трусливое поведение украинских националистов препятствует продвижению российской армии". Как можно это понять или объяснить? Впрочем, российскому медиапотребителю всё понятно.

В России также считается очевидным, что чеченских сепаратистов нужно было уничтожать, потому что они хотели отделиться. По разным данным, в том конфликте было убито от 30 000 до 100 000 человек, и у россиян это не вызвало никакой негативной реакции. Однако Украина, по их убеждению, не имеет права возражать против того, чтобы какие-то деятели пытались отрезать куски от ее территории. Но, опять-таки, в сознании российского телезрителя никаких противоречий не возникает, ему всё понятно и оправданно.

По словам Эпштейна, многим в России нравится, когда им лгут, в отличие, например, от американцев, которые очень злятся, узнав, что им солгали. Но для многих россиян ложь чуть ли не лестна, ведь она может означать, что их уважают, раз стараются выдумать что-то, что придется им по душе.

Путин заявил, что какие-то "банды наркоманов и неонацистов" в Киеве взяли в заложники украинский народ. Многие понимают, что это заявление -- заведомая ложь и такие характеристики могут, скорее, относиться к самой кремлевской банде, однако многих потребителей информации это не смущает.

Вероятно, одна из первооснов российского менталитета заключается в том, что Россия всегда противопоставляла себя Западу, выступая в роли его антипода, "антимира". Россия никогда не пыталась сформировать собственную цивилизацию, она лишь определяла свою позицию относительно Запада, как правило, позицию противостояния.

Свою роль играют также пространственная неопределенность России и устойчивость кочевого мышления. Это также называют "территориальным проклятием". Концепция предполагает постоянное расширение: вместо того, чтобы обихаживать, обустраивать свои необъятные просторы, изобретать что-то полезное, русские, как и все кочевые племена, сосредоточились на освоении новых территорий. Или возвращении некогда утраченных.

В результате у нас есть одна Россия - европейская держава, некогда Киевская Русь. И есть другая Россия - Московия, некогда вассал Золотой Орды, с унаследованным от нее мышлением кочевого племени. Но всё хорошее в этой стране на самом деле импортировано с запада.

Редактор: Сергей Муйжниекс

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: