X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Мануэла Пихлап: тормозом перехода на эстоноязычное обучение станут не русские, а эстонцы

Мануэла Пихлап.
Мануэла Пихлап. Автор: личный архив

Главным тормозом перехода на эстоноязычное обучение станут эстонцы, а не русские. Мы можем провозгласить, что у нас единая эстонская школа, но в действительности сделать ее единой по меньшей мере в ближайшие несколько лет не совсем возможно, пишет Мануэла Пихлап.

Улучшение навыков эстонского языка в русскоязычных школах и запланированный переход на эстоноязычное обучение требуют не грандиозных целей и громких лозунгов, а практических и конструктивных шагов. Именно их не хватает.

Если мы будем продолжать в том же духе, то, вероятно, последуют заявления о том, что переход на эстонский язык обучения состоялся, но в классах сидят ничего не понимающие ученики со стеклянными глазами, а уроки ведут учителя, составляющие предложения, напоминающие эстонские, но непонятные для эстонцев.

Все начинается с учителей. Если в школе нет учителей, хорошо говорящих по-эстонски, то ни изучение эстонского языка, ни следующая, более сложная задача – преподавание предмета на эстонском языке – не заладятся. По данным Министерства образования и науки, только в основных школах насчитывается 1300 учителей, чьи знания эстонского языка не соответствуют требованиям. В реальности дефицит может быть больше.

Конечно, каждое звено должно выполнять свои задачи, но поиск необходимых учителей не может возлагаться только на директора школы или самоуправление. Для решения проблемы государственного уровня нужны государственные решения.

Исходя из своего опыта работы в Пыхья-Таллинне, отмечу, что представление о неговорящих по-эстонски директорах школ сейчас в значительной степени устарело. Уровень владения эстонским языком у директоров школ в моем районе довольно хороший, среди них также много эстонцев.

Одно дело – укомплектовать школы директорами, владеющими эстонским языком, совсем другая и гораздо более сложная задача – найти необходимых учителей для преподавания эстонского языка на хорошем уровне и, более того, для преподавания, например, истории, музыки и физики на правильном эстонском языке. Директоров нужно несколько, а учителей в одном лишь районе – как минимум десятки, если не сотни.

Я не могу сказать, что русскоязычные школы не пытаются. Школам в Пыхья-Таллинне, да и во всей столице, требуется целый ряд учителей, владеющих эстонским языком. Однако нам следует понять, что если учителями хочет стать определенная часть общества, то в одночасье их число не умножится. У людей могут быть и другие планы, что делать со своей жизнью. В конце концов, вы же не пересматриваете свои жизненные цели только потому, что в какой-то области были поставлены более амбициозные задачи.

Некоторых удивляет, что такого сверхъестественного в преподавании на эстонском языке в эстонском государстве, но, к сожалению, в плане ресурсов и практических действий мы весьма далеки от достижения упомянутой цели. Звучат упреки в адрес самоуправлений, но переход на эстоноязычное обучение не смогли реализовать даже в профтехах, управляемых самим государством. Как отметила в СМИ министр образования Кристина Каллас, в Ида-Вирумаа, например, профессиональное образование на эстонском языке не получить.

Следовательно, перед нами стоит проблема серьезного дефицита учителей, и быстро решить ее не получится. Идеи о том, что работающие в эстонских школах учителя русского языка могли бы переквалифицироваться в преподавателей эстонского, не являются решением проблемы. Во-первых, эстонским школам по-прежнему нужны преподаватели иностранных языков. Учителей испанского или французского брать неоткуда. Во-вторых, учитывая, насколько малоуспешным до сих пор было преподавание русского языка в Эстонии, возникает вопрос, стоит ли ожидать именно с этой стороны прорыва в преподавании эстонского языка?

Подготовка учителей – задача государства. Имеет ли Министерство образования и науки представление о том, как можно найти необходимое число учителей с требуемой квалификацией и за счет чего возможны компромиссы? А компромиссы будут.

Другой важный вопрос заключается в том, можно ли сделать преподавание языка более эффективным, более быстрым и имеющим большее влияние, что в определенной степени способствовало бы сокращению потребности в рабочей силе и поддержало бы учащихся и родителей. В условиях дефицита ресурсов необходимо сосредоточиться на том, чтобы более качественные учебники, рабочие тетради, а также видеоматериалы и взаимные консультации между преподавателями помогали продвигаться в изучении языка более успешно.

И еще об одной проблеме. Главным тормозом перехода на эстоноязычное обучение станут эстонцы, а не русские. Мы можем провозгласить, что у нас единая эстонская школа, но в действительности сделать ее единой по меньшей мере в ближайшие несколько лет не совсем возможно. Объявление нынешних русскоязычных школ эстонскими не означает, что эстонцы будут в них ходить.

Принцип "единой эстонской школы" предполагает, что дети, для которых не было места в Гимназии Густава Адольфа или в Каламаяской основной школе, будут ходить в Карьямааскую основную школу, которая в настоящее время является русскоязычной. В такое трудно поверить. Поэтому необходимо четко понять, что возможно, а что нет, с практической точки зрения.

Как дальше? Необходимо ослабить давление, предоставить учителей, консультантов и деньги, проверить конструктивный уровень преподавания и оценить реальные темпы прогресса. И затем действительно следовать плану. Хватит уже этих раздутых целей.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: