X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Ханнес Нагель: хипповская защита населения Эстонии, или Если умер, значит, сам дурак

Ханнес Нагель.
Ханнес Нагель. Автор: Kirke Ert/ERR

Что означает защита населения в Эстонии? Раз умер, значит, сам дурак и сам виноват! Так можно подытожить последние сообщения тех, кто несет ответственность за незащищенность населения. Но в основе государственной обороны должна лежать именно защита населения, потому что без населения нет государства, пишет Ханнес Нагель.

Стоит начать со странного нарратива, распространяемого министром, отвечающим за эту сферу, и его окружением, что защита населения – это защита только нуждающихся. Точнее, речь идет о том, что за собственную безопасность в первую очередь отвечает сам человек. Как за обеспечение запасов, эвакуации, убежища, так и знаний.

С отношением "ты сам за себя в ответе" можно условно согласиться лишь в случае краткосрочных кризисов: обычный человек или семья могут обеспечить себе кризисный семидневный запас, то же самое рекомендует и государство.

Навыки – это, конечно, хорошо, но когда запасы исчерпаны, а элементарная инфрастуктура для защиты населения отсутствует, то толку от них в условиях холодной эстонской зимы не будет.

Снежные бури, перебои с электричеством и кишечная палочка меркнут по сравнению с военным вторжением XXI века, к такому люди не способны подготовиться самостоятельно. Да и не должны, поскольку задача государства – защищать свой народ и в тылу.

Правовед Мари-Лиис Вийрсалу метко заметила, что государство не снимает с себя конституционные задачи, делегируя ответственность. Это касается и защиты населения, а разговоры о принципиальной самоответственности людей во время серьезных кризисов попросту некомпетентны, этот миф создается по непонятной причине.

Едь в деревню, там спасешься?

Говоря о защите населения, необходимо упомянуть еще два важных мифа, которые имеют тенденцию распространяться: в случае беды нужно ехать в деревню или за границу. Первый из них – бегство в деревню – не решает проблем везде и для всех. Например, люди, имеющие дома или родственников в прифронтовых уездах и соседних с ними регионах, вряд ли смогли бы добраться до них в случае активных боевых действий в таком регионе.

Кроме того, возникнут логистические вопросы массового перемещения людей из города в деревню: дороги, скорее всего, будут переполнены, а сидя в автоколонне, ты становишься потенциальной мишенью. Также необходимо учитывать, что навстречу двинутся люди из прифронтовых уездов, поскольку поехать в сторону Латвии по очевидным причинам не получится, ведь если на нас нападут, то же самое, скорее всего, произойдет и в других странах Балтии.

Есть и другие риски, связанные с бегством в сельскую местность. Отдельно стоит подумать о том, чем наши дачи отличаются от украинских? Хорошо оборудованный деревенский дом в оккупированной зоне, согласно официальным инструкциям, превращается в роскошный отель для вражеских войск, которые тебя либо выселят вас, либо бросят в канаву.

Так что решение отправиться в деревню или остаться в ней для многих невозможны без загородного дома, родственников или друзей, живущих в сельской местности, и даже если они есть, отсутствие стратегического тыла в Эстонии ставит ряд практических вопросов. В очень сложной ситуации многие останутся в городах и крупных населенных пунктах, это факт.

Второй миф, распространяющийся среди гражданского населения: если что-то случится, я вообще отсюда уеду. Или, по крайней мере, отправлю за границу своих детей. В нужный момент, пока еще есть время. Это возможно в теории, но маловероятно на практике. От билета на самолет толку будет мало, поскольку будет невозможно выбраться из аэропорта, даже если он и уцелеет. В случае военного кризиса у авиакомпаний пропадет желание летать сюда, так было с Сирией, Украиной и Израилем. И как уже упоминалось, выбраться через Латвию тоже вряд ли получится.

Важно также отметить, что НАТО не занимается защитой населения, эта задача полностью возлагается на нас. Придется справляться в условиях, когда, несмотря на красивые слова, постоянного финансирования защиты населения нет.

Несмотря на все вышесказанное, финансирование защиты населения осуществляется так, как будто у нас в запасе еще лет двадцать или больше. В вопросе военной гособороны такого отношения почему-то нет, но бюджет страны безразличен к уровню человеческих страданий в тылу.

Страдания и человеческие жертвы – неизбежная часть военного нападения, но с каким уровнем страданий мы готовы мириться как общество? При нынешнем положении дел люди в случае серьезного кризиса останутся практически одни (за исключением, возможно, краткосрочной помощи со стороны общины и местного самоуправления), а потери будут высоки из-за отсутствия значимого потенциала для защиты населения.

При этом люди будут сами виноваты в том, что у них нет запасов на случай многомесячного кризиса, что они недостаточно богаты, чтобы иметь дом в сельской местности, и что они недостаточно сообразительные. Мы развиваем хипповскую защиту населения так, как если бы речь шла о департаменте социального страхования, где человек должен доказать свою потребность в помощи. Государство же посылает сигнал: в кризисной ситуации слушай государство, но справляйся сам.

Выживание как услуга для повышения уровня комфорта

Выживание в Эстонии – это услуга для повышения уровня комфорта, потребность в которой должна быть доказана в рамках мышления, основанного на услугах. Тем не менее, кажется, что в условиях отсутствия постоянного финансирования защиты населения Министерство внутренних дел и Спасательный департамент в своих маркетинговых кампаниях начали твердо и решительно заниматься управлением ожиданиями.

Акцент на защите населения с установкой на то, что спасение утопающего – дело рук самого утопающего, является прямым следствием отсутствия реальных денег и возможностей. Государству больше нечего сказать людям, ведь внутри системы хорошо известно: чего нет, того нет. Но и честно признаться, что человек должен нести ответственность сам, поскольку государство не хочет, не может или неспособно помочь, тоже никак не возможно.

На севере от нас примером служит Финляндия, показывающая, как все должно быть, но мы счастливы и не слишком беспокоимся. Ведь здорово ждать конца в убежище с оранжевой наклейкой или в подвале панельного дома в этой замечательной стране, где иначе попросту нельзя, но радоваться нужно – все ведь хотят добра. Мы заплачем только тогда, когда у политиков в социальных сетях закончатся картинки с молочными реками и кисельными берегами, а реальность фальшивости чувства защищенности подчеркнет в страданиях людей совершенные чиновниками ошибки.

Эстонская защита населения, в отсутствие постоянного финансирования и значимых действий, продолжает показывать всем на дверь, несмотря на непрекращающуюся хрестоматийную войну России, где топор войны опускается на гражданскую инфраструктуру, будь то Чечня, Грузия, Сирия или Украина. С начала полномасштабной войны против Украины скоро исполнится два года, а мы по-прежнему сидим, как цветочки, на лугу защиты населения, где светит солнышко и дует приятный ветерок. Таким образом, мы и в глазах наших северных соседей создали завидный оазис защиты населения, где, если умер, значит, сам дурак.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: