Мартин Херем в интервью "Инсайту": на самом деле я боюсь войны ({{commentsTotal}})

В конце этого года новым командующим Силами обороны Эстонии станет бригадный генерал Мартин Херем. Человек, известный в узких кругах и совершенно незнакомый общественности. Кто он такой, чем увлекается, во что верит? Программа журналистских расследований "Инсайт" на телеканале ETV+ задала эти вопросы самому Херему и его коллегам.

Военная карьера Мартина Херема началась в 1996 году. Послужной список безупречен и внушителен. Скоро в нем появится еще одна строчка - Херем займет самую высокую должность в военной иерархии Эстонии.

По иронии судьбы, в армии Херем оказался случайно. Собирался изучать лесоводство или поступить на фельдшера, но пропустил сроки подачи документов. Тогда мать посоветовала пойти на офицера. Херем согласился. Парадоксально и то, что он принял это решение, так как не хотел отправляться на срочную службу.

Несмотря на свою должность и профессию, к войне Херем относится отрицательно. "Нравится ли мне война? На самом деле я боюсь таких вещей. Это ужасно," - говорит генерал. Почему же он выбрал армию? "К сожалению, всегда есть кто-то, кто поднимает меч. И тогда просто должен быть тот, кто выступит против него. Это неизбежность", - объясняет он.

Историк-энтузиаст

Бывший глава Сил обороны Антс Лаанеотс характеризует Херема как спокойного человека. Увлечения у генерала тоже спокойные: спорт, работа руками, стрельба из лука. "Я могу часами смотреть на природу. Как растут деревья. На животных и то, как летают птицы", - рассказывает бригадный генерал.

Еще одна его страсть - история. В частности, лесные братья, или, как говорит сам генерал - противостояние любителей и профессионалов. "Я исследовал этот вопрос не столько с точки зрения народного патриотизма, сколько с профессиональной", - уточняет он.

Историю лесных братьев Херем изучает как в теории, так и на практике. "По моей инициативе проводится один проект: это раскопки старого бункера лесных братьев, - рассказывает он. - Его взяли с боем. Сожгли. Мы откопали его под руководством археолога Маури Куйдсоо".

Раскопки ведутся с 2014 года силами археологов и энтузиастов, таких как Мартин Херем.

Генерал уверен, что материала, полученного в ходе его исследований, хватило бы на целую книгу. "Но сейчас [на это] нет времени", - говорит он.

Решение, которое спасло людей

Самым ярким моментом своей карьеры генерал считает учения "Весенний шторм 2012". Но коллеги Херема связывают его имя прежде всего с другой операцией - спасательной.

9 декабря 2010 года. На Эстонию надвигался мощный циклон - ураган "Моника". Примерно на 120-м километре шоссе Таллинн-Нарва в местечке под названием Падаорг образовался гигантский затор - более 600 человек оказались заблокированными в машинах и автобусах.

Спасательные службы находились в повышенной готовности, армия была на подхвате. Но Департамент шоссейных дорог сообщил о ЧП в Падаорге не сразу. "Они не соизволили позвонить даже Спасательному департаменту раньше, чем в три часа ночи на 10 декабря", - вспоминает Херем.

Застрявшую колонну замело. "Мы ждали всю ночь, надеялись, что кто-нибудь приедет к нам ночью, но этого не случилось, - рассказывает свидетель тех событий нарвитянин Дмитрий Зимин. - Мы выходили на улицу, водитель открывал нам дверь и с каждым часом видно было все хуже и хуже. Сугробы росли словно на глазах".

В автомобилях заканчивалось топливо. Люди бросали машины и искали убежища в автобусах.

Колонна застряла вне зоны ответственности армии, а спасатели не могли добраться до людей. "По разным причинам это место занесло настолько, что туда не могла пробраться никакая техника", - вспоминает Херем.

По словам Лаанеотса, который в 2010 году был главой Сил обороны, в ту ночь он позвонил Херему и сказал, что людям надо помочь. Херем тогда был начальником Кирдеского военного округа.

Однако подходящая техника - гусеничные вездеходы - находилась на хранении. Трогать ее было нельзя. Херем принял решение нарушить субординацию. Чтобы не терять времени, он сначала дал распоряжение выдвинуть технику, а уже потом доложил об этом. То есть, выигрывая время, пренебрег бюрократией.

"Полпервого ночи четверо полицейских получили машины с полным баком. В какой-то момент даже замешкались: надо ли расписаться или еще чего. Идите, спасайте людей", - рассказывает генерал.

"Они обходили все автомобили, пересчитывали людей, они привезли нам горячий чай в огромных термосах. Это было просто спасение для нас", - вспоминает Зимин.

Дорогу разблокировали. Никто не пострадал. "Мы наконец-то тронулись. Наконец-то поехали", - по словам нарвитянина, он надолго запомнит этот момент.

Лаанеотс считает, что тогда Херем поступил правильно. "В этом плане его заслуги весьма солидные. Хорошо организовал, быстро действовал в соответствии с той информацией, которую получал", - считает бывший глава Сил обороны.

Ответственность за всех и каждого

По словам Херема, решение нарушить субординацию далось ему легко. Но есть и воспоминание, которое тяготит генерала. Спустя многие годы он жалеет о совершенно другом распоряжении, которое он отдал простому солдату, чьего имени даже не помнит.

"Это был забег в Тарту. Я сказал солдатам: не прекращайте, бегите до конца, как бы вы не устали", - вспоминает Херем.

Один из солдат с травмой колена упал и ему потребовалась помощь.

"Медики наложили повязку, предложили отвезти домой", - продолжает рассказ генерал. Однако солдат, повинуясь отданному приказу, продолжил бежать.

Травма колена усугубилась и через месяц солдата списали в резерв. К строевой службе он был уже негоден.

Херем вспоминает эту историю с чувством вины. "Правда стыдно. Черт, ну как так вышло? Но зачастую приходится смотреть в зеркало: сам плохо объяснил", - говорит генерал.

Теперь его приказам будут подчиняться не отдельный солдат, военный округ или штаб, а все Силы обороны. Мартин Херем займет должность командующего в декабре, сменив на этом посту Рихо Терраса.

Бывший глава Сил обороны Антс Лаанеотс, который знает Херема с 1997 года, сказал "Инсайту", что для него это назначение не стало сюрпризом. "Люди из Министерства обороны ходили ко мне, говорили: у нас пять кандидатов, твой выбор какой? - рассказывает он. - Я сказал, что из этих пяти лучший выбор - Мартин Херем".

Ниже приводится полный текст интервью с будущим командующим Силами обороны Мартином Херемом

- Вы - пацифист?

- Не вполне. Я бы не отрицал использование оружия. Если кто-то поднимает камень, он должен быть готов пасть от того же самого камня. Без вариантов. Нравится ли мне война? На самом деле я боюсь подобных вещей. Это весьма ужасно. Это страшно.

Без нее было бы лучше. Но игнорируя оружие, невозможно избавиться от него. Я думаю, что, к сожалению, всегда найдется тот, кто поднимет меч. И всегда должен быть кто-то, кто будет готов выступить против. Это неизбежность.

- Вы когда-нибудь задумывались, что можете стать командующим Силами обороны?

- Скажем так, в советское время я действительно задумывался, может ли из меня получиться военный. Но, полагаю, что на профессиональную службу в советскую армию я бы не пошел. У меня и воспитание было антисоветским. О профессии задумывался, но режим мне не подходил.

Но это не было моей мечтой. Были занятия и поинтереснее, армия была лишь одним пунктом в длинном списке.

- Вы же попали в армию едва ли не случайно, не думали поступать в военную академию?

- Хотел на фельдшера, да. Или на лесоводство. Это были специальности, которые меня занимали. Однако по невнятным причинам в 18 лет я по сути проспал правильный момент. Было проще устроиться батраком на хуторе, найти временную работу. В школьные годы практически каждое лето я зарабатывал.

И вот где-то в начале или конце июля, когда сроки подачи документов были пропущены, вдруг подошла мать с рекламным буклетом. Предложила пойти в Академию внутренней обороны учиться на офицера.

- И вы пошли?

- Тогда пошел, да, в противном случае, скорее всего, меня бы забрали на срочную службу.

- Каким ребенком вы были в школе, занозой?

- Ну совсем хулиганом не был, но поведение было удовлетворительным, а не хорошим. Обычный мальчишка. Занимался спортом, стрельбой из лука. Ходил на олимпиады по истории и русскому языку.

- Многие офицеры сгорают и бросают службу, у вас были такие моменты?

- Иногда проскальзывали. Поскольку каждый год появляется куча новых проблем. Ты их решаешь, новые люди, новая должность, а проблемы сваливаются вновь, и ты должен их решать. Я и раньше об этом говорил: это принятие решений за людей.

Об их зарплатах, тому, будет кто-то служить в Йыхви или Выру, кто прав, а кто нет, кого похвалить, кого наоборот. Ежедневная рутина. В сравнении с этим косить траву - отличная работа.

- Как вы общаетесь с семьей?

- С 1998 года моя семья живет в Тарту, тогда меня перевели из Куперьяновского батальона в Тартуский. И я приезжал к ним по выходным.

- Они ездят к вам в гости?

- Иногда мы встречаемся в Тарту. Но в последнее время я редко бываю в Тарту. Собираемся, приезжаем на выходные в Ярваканди, в деревню.

- Тяжело?

Конечно, тяжело. Хорошая жена, хорошо воспитываемые дети, хотя они не всегда хорошо поддаются воспитанию. Но все равно это утомляет. Грузит. Но такая работа, я сам ее выбрал. Мы могли бы переезжать каждые три года, но детям не нравится постоянно менять школу и искать друзей.

- Ваши друзья - они повсюду или где-то в одном конкретном месте?

- Друзья - это такое определение… Думаю, у меня есть друзья везде. В тех местах, где я служил, преимущественно это люди в форме. Но в Ярваканди у меня нет друзей-военных. Думаю, это только полезно для каждого человека, если у него есть друзья из разных сфер деятельности. По выходным я больше общаюсь с людьми, которые не служат в армии.

- Как вы боретесь со стрессом и усталостью?

- Просыпаюсь в шесть утра или половину седьмого. А ложусь спать в двенадцать или полпервого ночи. Все это время я, по сути, занят работой. Не обязательно в кабинете, но за компьютером, читаю бумаги. Простая жизнь. Работаешь, спишь, ешь, работаешь, ешь.

Но, конечно, стресс накапливается. Самый простой способ его снять здесь в Таллинне - спорт. Старые травмы от баскетбола, спина и рука, не позволяют играть в командные игры, хотя это было бы здорово. Поэтому я бегаю. Это как медитация.

В выходные можно пойти на природу. Я могу часами наблюдать за ней. Как растут деревья. Следить за животными и полетом птиц.

- Вы ведь еще увлекаетесь историей?

- Увлечение историей немного отошло на второй план. Я защитил свою магистерскую работу и занимаюсь серьезной наукой, копаюсь в архивах и записываю интервью все меньше. Но осталась археологическая составляющая, проверка легенд.

- И какой период истории вас интересует больше всего?

- Я изучал движение лесных братьев конца 1940-х - начала 1950-х годов. Не столько самих лесных братьев, а как с ними боролись. Исследовал не с точки зрения народного патриотизма, а профессионально. То есть, как боролись с сопротивлением.

Профессиональные действия с одной стороны и любители из движения сопротивления с другой - дилетанты. Профессионалы, под действиями которых лежала теоретическая база 1930-х годов, которая разрабатывалась еще в двадцатые годы или даже раньше. Коминтерн, гражданская война.

- И какой вывод: меры были жестокими, но эффективными?

Сравнительно эффективными. Поскольку активное и массовое движение сопротивления на территории Эстонской ССР ликвидировали к 1953 году за десять лет. Однако, главное, чего достигло сопротивление - сформировало образ мышления. Память о первой Эстонской Республике, противодействие советской власти - всего этого они достигли.

Однако, в принципе они [советские власти] достигли контроля над территорией определенными методами. Зачастую такими методами, которые мы сегодня называем ужасными. Однако борьба с подпольным сопротивлением и действия сопротивления всегда ужасны. Вне зависимости от страны. Вне зависимости от власти.

Нет, я не оправдываю эти методы, а рассматриваю их с профессиональной точки зрения.

- Работа позволяет вам заниматься археологией?

- Ну это так: по моей инициативе ведется проект по раскопке старого бункера лесных братьев. Его взяли с боем. Сожгли. Мы выкопали его под руководством археолога Маури Куйдсоо. В проекте участвуют как историки, так и такие любители, как я.

Договариваемся о времени и собираемся в какую-нибудь субботу или воскресенье. Поработаем четыре часа, раскопаем еще один квадратный метр и потом проект простаивает месяц или больше.

Это увлекательно. Поле боя осталось нетронутым - гильзы, осколки гранат и другие предметы позволяют восстановить картину боя. Еще выясняется, насколько хорошо были обеспечены лесные братья. Например, мы нашли большие запасы картофеля. Учитывая, что бой происходил в марте, то можно сказать, что лесные братья были хорошо обеспечены.

- Самое яркое впечатление за все время службы?

- Люди, которые идут служить в армию в роли офицера или унтер-офицера, во всяком случае в начале, хотят руководить другими людьми в каком-нибудь процессе. Процессе, чей конечный результат неизвестен. Когда ты руководишь, достигаешь результата - это удовольствие. Это нечто большее, что может предложить зарплата.

Например, учения 2012 года. В твоем подчинении тысячи людей и ты решаешь провести изящный маневр. И все говорят, что ты повредился умом, это невозможно. Но нет, ты хочешь, ты умнее всех и пару дней спустя все удается. Это великолепное ощущение.

- Другие офицеры, когда я просил назвать примечательный случай с вашим участием, вспоминали шторм "Моника" 2010 года. Что тогда произошло?

- У спасателей почти не было техники, которая была у армии. У них должен быть план и договоренность, как получить технику. И план у нас был. Позвонили из Спасательного департамента, было ясное небо, и сказали: грядет шторм. Подготовьте технику.

И мы патрулировали дороги в окрестностях Раквере и Вяйке-Маарья. Вытаскивали машины. Основное шоссе, где развернулась драма - Падаорг - находилось в зоне ответственности Департамента шоссейных дорог. И там занесло.

По разным причинам занесло так, что добраться туда уже не могла никакая техника. Это выяснилось посреди ночи.

В итоге около 600 человек попались в снежный капкан практически на сутки. Во многом благодаря тому, что о ЧП узнали слишком поздно.

Задним числом можно сказать, что Департамент шоссейных дорог проспал правильный момент, когда они должны были оповестить о проблеме Спасательный департамент. Мол, это ваша ответственность. Но это не столь важно. Важно, что у нас был план.

- Но та техника, которая могла добраться до людей, была на консервации и вы не могли ее трогать без разрешения командующего Силами обороны?

- Частично. На хранении были гусеничные вездеходы Bandvagn. Они были приписаны к подразделению военного времени и не были в ежедневном использовании. Но они были нам нужны и мы взяли.

Здесь нечем хвастаться. У нас была техника, которую Спасательный департамент в принципе мог использовать. Планы были сделаны и согласованы заранее.

Я сначала дал распоряжение выдвинуть технику, а доложил об этом потом. Правильно было бы сначала спросить, а потом принимать решение. Но у нас не было времени. Решения принимались на ходу.

Например, передали технику полицейским. Они обратились к нам в 11 часов вечера и уже в половину первого четыре полицейских получили ключи к вездеходам с полным баком: берите. В какой-то момент они даже замешкались, надо ли ставить подпись или еще чего. Идите и спасайте людей.

- И какой вывод можно сделать?

По-моему, это пример того, что эстонское государство работает хорошо. У армии были ресурсы, я бы сказал, что тогда хорошо сработал Спасательный департамент. Он дирижировал этой операцией.

- По сути вы попросили разрешения передать технику уже после того, как вы ее передали. Были осложнения?

- Скажем так, все были рады, что людей спасли. Осложнения… На мне это не сказалось. Но некоторые правила затем немного ужесточили.

- За что вам стыдно?

За свою жизнь я совершил много глупостей, разумеется, как и любой другой человек. Трагикомичных и глупых моментов было много. Один из таких случаев. Это был забег в Тарту. Я сказал солдатам: не прекращайте, бегите до конца, как бы вы не устали.

К сожалению, я не помню уже имени того солдата. Он упал и растянул колено, которое было травмировано еще до этого. Медики наложили повязку, предложили отвезти его домой. Он сказал: нет, у меня приказ бежать до конца. И он добежал до конца с этой ногой.

Не знаю, из-за падения или того, что он добежал до конца примерно через месяц его списали в резерв. Поскольку его колено не позволяло продолжать срочную службу. Совсем.

Это момент, когда действительно думаешь: стыдно, я должен был объяснить иначе. Иногда так получается, люди выполняют приказ не так, как ты хотел. И потом тебе стыдно. Черт, как так вышло? Но зачастую следует посмотреть в зеркало - это ты плохо объяснил.

- Чем вы займетесь после того, как закончится ваш срок на посту командующего Силами обороны?

- Через пять лет? Не знаю, не строил планы. Думаю, что займусь чем-нибудь за пределами армии. Но до этого момента еще стоит дожить, я не строю планов на такую далекую перспективу. Поживем, увидим.

- Вы из тех, кто реагирует на события или тех, кто планирует все заранее?

- Я скорее дальнозоркий мечтатель. Не вдающийся в детали. Скорее визионер, который не разрабатывает детального плана и полагается на импровизацию. А так я задумываюсь задолго до. Но не о действиях, а о цели.

- Ваша слабость?

Их много. Но я не хочу выставлять свои слабые черты напоказ. Если только одну. Скажем, когда требуется сделать что-то, что касается себя, я зачастую откладываю это на последний момент.

- В вашем кабинете фотографии ваших дедов, но нет фотографий семьи, почему?

- Я не держу в кабинете личные вещи. И фотографии дедов появились удивительным образом. У меня был сложный этап службы и я сидел дома, нашел эти фотографии. Подумал, как они справились во время войны. И тогда пришла идея сделать что-то наподобие икон.

Каждый раз когда мне тяжело, я смотрю на них и говорю себе: понятно, я все понял, продолжаю работать. Иногда помогает.

- Ваша любимая книга?

- Не знаю. Когда-то я читал больше и литературу разных жанров. Например, братьев Стругацких. "Пикник на обочине", "За миллиард лет до конца света"  - очень захватывающая книга, после нее не хочется читать фантастику. После нее читал еще, но ничего нового.

Или фэнтези: "Властелин колец", "Хоббит". "Хоббита" я прочитал раньше и думаю, что он лучше. После этих книг фэнтези не читаю. Так же получилось с детективами. Недавно прочитал "Насильника из Пирита" Индрека Харгла. Другие книги подобного жанра читать пока что не хочется.

- Если бы у вас была возможность выбрать любой исторический этап в котором жить, какой бы вы выбрали?

- Думаю, что я живу и работаю в правильный момент времени. Я доволен эпохой, в которую живу.

- Выберите одного исторического персонажа, с кем бы хотели пообщаться?

- Поскольку я изучаю историю, я хотел бы поговорить с министром безопасности ЭССР Куммом. Задать ему вопросы. С кем-нибудь из лесных братьев. Капитаном Антоном Ирве, который командовал бронепоездом номер 1 и Лембиту.

Я никогда не задумывался об этом. Но если надо выбирать, то я бы хотел поговорить с дедами. О войне и том, что они делали. В этом смысле они для меня - самые важные исторические персонажи.

И с родителями. Мой отец умер. И пока он был жив, я должен был говорить с ним больше. Это понимаешь тогда, когда уже все умерли. Такая психология. Но исторические громады - вот эти двое, мои деды.

Редактор: Полина Волкова



ида-вирумаа
Татьяна Калин.

Юрист: новая система расчета алиментов улучшит ситуацию тех, кто хочет платить, но не может

По словам юриста Татьяны Калин, рассматриваемые правительством меры воздействия на должников и предлагаемая минюстом новая схема расчета алиментов снизит количество должников на какой-то небольшой процент, но в корне проблемы не решит. Юридические меры имеют воздействие лишь на законопослушных граждан.

Мнение / Интервью
Юри Ратас выступил с юбилейной речью с трибуны театра Vanemuine, 22 февраля 2018.

Ратас в речи по случаю юбилея ЭР: нужно прекратить строить барьеры, стену отчуждения и негатива

Никогда еще дела у Эстонии не шли так хорошо в экономическом и культурном плане, как сегодня, накануне столетия Эстонской Республики, заявил премьер-министр Юри Ратас в речи, произнесенной в Тарту по случаю юбилея государственности ЭР. Также он затронул темы противопоставления "мы-они" в эстонском общественном сознании и домашнего насилия.

Картины Эдуарда Зеньчика.

В Пярну художник Эдуард Зеньчик представляет "Вечную красоту"

В Пярнуской городской галерее ждут ценителей "Вечной красоты". Именно так называется персональная выставка художника Эдуарда Зеньчика. В работах мастера доминирует позитив. Он и сам не скрывает, что идет против системы, которая декларирует, что искусство не обязано быть красивым.

ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: