"Инсайт" на примере Versobank: как глобальные финансовые процессы влияют на политику стран ({{commentsTotal}})

Фото: Тайро Луттер/Eesti Meedia/Scanpix

Эстония стремится стать европейской Кремниевой долиной, привлечь иностранных инноваторов и инвесторов, развивать технологии, но одновременно проявляет избирательность и выдавливает тех, чей бизнес нельзя пощупать руками и чья страна происхождения недостаточно хороша для члена Евросоюза, пришли к выводу журналисты программы "Инсайт" на ETV+.

В 2018 году непорочность финансовой сферы Эстонии сильно пошатнулась: два работающих в стране банка оказались втянуты в скандал с отмыванием средств. В нарушении требований к борьбе с отмыванием денег обвинили маленький банк Versobank и эстонский филиал банка Danske. Наказания для датского банка и для бизнеса из СНГ оказались принципиально разными.

26 марта 2018 года банк Versobank лишили лицензии, обвинив в нарушении законодательных требований в части борьбы с отмыванием средств. Причины аннулирования лицензии в том, что бизнес-модель была слишком рискованной, при этом эффективных мер, препятствующих отмыванию средств, в банке выстроить не смогли.

Сегодня уже видны обстоятельства, которые делают решение об аннулировании лицензии неоднозначным с точки зрения здравого смысла и экономической логики.

Danske так строго не наказали

Во-первых, если сравнивать суммы предполагаемой "стирки", то Danske подозревается в самом крупном отмывании средств в Европе. Речь идет о десятках или даже сотнях миллиардов отмытых евро. Делом эстонского филиала Danske уже занялась государственная прокуратура и заказанный материнским банком в Дании аудит. Однако, его лицензия не аннулирована, он пока работает. Банку Versobank по результатам нескольких проверок вменяют нарушения правил, которые могли способствовать отмыванию. Банком не занимается прокуратура. Но его наказали по всей строгости. Почему так, Финансовая инспекция комментировать отказалась.

Оба банка обслуживали клиентов-нерезидентов, но Versobank принадлежал неевропейскому собственнику, а Danske по структуре собственного капитала – банк европейский. Бывший председатель правления банка Versobank Айво Адамсон считает, что разница между банками в том, что Danske находился под контролем Европейского центрального банка, а Versobank - под контролем Финансовой инспекции Эстонии.

Фининспекция утверждает, что акционеры с ней не сотрудничали и предписания об исправлении обнаруженных недостатков не выполняли. Акционер утверждает обратное.

По словам акционера, члена правления банка Versobank Артура Ермолаева, банк полностью сотрудничал с регулятором. Если акционеры замечали, что те или иные управляющие в банке не выполняли требований, которые ставили перед ними акционеры или регулятор, они меняли менеджмент.

Бывший член совета Финансовой инспекции Айво Адамсон стал председателем правления Versobank летом 2017 года. Он не знал, что еще в апреле, до его прихода в банк, Центральному Европейскому банку была подана заявка об аннулировании лицензии Versobank.

Адамсон и его новая команда стала снижать долю клиентов-нерезидентов и перестраивать банк под потребности эстонского мелкого и среднего бизнеса. Они были уверены, что выполнят требования и будут работать.

Почему проблемность стратегии и акционеров банка не обнаружили сразу

Стратегия банка сразу предусматривала обслуживание клиентов-нерезидентов именно из третьих стран.

"В момент, когда мы принимали решение приобрести банк, мы понимали, что покупаем банк в Эстонии. Эстония - достаточно маленький рынок для банковского бизнеса и очень заполненный крупными игроками, соответственно нашей стратегией было обслуживание клиентов - нерезидентов Эстонии", - признается Ермолаев.

Эта бизнес-стратегия и стала одной из причин аннулирования лицензии, но на момент приобретения банка инвестор не мог предположить, что с такой стратегией в дальнейшем могут быть проблемы.

В 2012-2014 годах претензий к банку не было, хотя текущий контроль отчетности со стороны фининспекции происходил постоянно.

Кроме того, эстонский закон требует, чтобы крупные акционеры банков имели безупречную репутацию. У банка Versobank были украинские собственники, о которых в украинской прессе пишут довольно нелицеприятные вещи. Но это не было проблемой.

Покупатели Versobank в 2012 году успешно прошли проверку в Финансовой инспекции на соответствие требованиям закона, в том числе проверку деловой репутации.

"На тот момент мы прошли достаточно доскональную проверку. Мы показали и происхождение наших средств, показали и бизнес-опыт, бизнес-план, по которому мы хотим развивать банк и получили разрешение со стороны регулятора", - рассказывает Ермолаев.

Предвзятое отношение к предпринимателям из СНГ

Какое-то время и акционеры, и стратегия всех устраивала, работать с клиентами-нерезидентами было можно, предписаний банку не вносили. Но потом правила игры изменились: законы остались прежними, но отношение поменялось.  

Появилось предвзятое отношение к инвесторам из России и других стран СНГ, рассказывают руководитель Таллиннского офиса юридического бюро "Ильяшев и партнеры" Виталий Галицких и партнер аудиторского бюро Ernst and Young Eesti Олеся Абрамова.

Обвинить банки не в чем – они не обязаны брать клиентов, которых видеть не хотят. С другой стороны, считает Галицких, нельзя под одну гребенку грести всех. "Мы сталкиваемся с тем, что предприниматели с Востока не могут себе открыть расчетный счет в банке именно по той причине, что они не резиденты Эстонии", - говорит он.

При этом иностранные предприниматели приходят в Эстонию, так как сюда их приглашает государство. "А в реальности все упирается в то, что когда дело доходит до дела, дальше движения нет, потому что невозможно существовать без банковского счета или какой-то привязки к Эстонии", - говорит Галицких.

Э-государство обманывает

"Государство со своей стороны все сделало, проработало систему, внедрило ее и она классно работает. Но когда мы подходим к банкам - все на этом заканчивается", - говорит Галицких.

"Невозможно ничего планировать. Никогда не знаешь, пройдут твои платежи или нет, сможешь ты перевести деньги в какую-то страну или нет. Очень сложно", - сетует Абрамова.

Эстония себя позиционирует как электронное государство, которое очень удобно для любого бизнеса, в том числе для специалистов IT. Однако на деле это не так, и в этом есть противоречие.

Государство переложило борьбу с отмыванием на банки

По оценке бывшего руководителя Бюро по борьбе с отмыванием средств Центральной криминальной полиции Айвара Пауля, мир перекладывает на банки задачи публичного сектора, но на государственном уровне мало занимаются реальными проблемами борьбы с отмыванием средств.

"Банки у нас коммерческие, их цель - зарабатывать деньги, а не рисковать, не брать какие-то экстрасложные проекты. Если они чего-то не понимают, они просто закрывают эти краны. Все банки, которые здесь остались, они так и действуют", - согласна Олеся Абрамова.

Борьба с отмыванием набирает темп, а банки не готовы рисковать, поэтому идеи об открытой  высокотехнологичной экономике Эстонии не работают.

Многие европейские страны почему-то до сих пор принимают нерезидентов из третьих стран. Однако не Эстония.

"Эстонцы выполняли все приказы Советского союза с немецкой точностью. Я думаю то же самое происходит сейчас. Мы бежим вперед всех и с успехом выполняем все указания Европейского союза и хотим быть очень прозрачными и очень хорошими первыми", - считает Абрамова.

По словам Галицкого, в подобных случаях многие клиенты просто находят другую юрисдикцию: "Надо признать, что в плане налогов Эстония имеет уникальную систему, но по процентным ставкам есть более интересные юрисдикции, куда клиенты быстро переходят. Уходят либо в Голландию, либо в Швейцарию. Вариантов куча".

Украинскому инвестору не позволили продать бизнес

Собственникам Versobank даже не позволили продать бизнес эстонскому капиталу и просто уйти с рынка, несмотря на то, что покупатель и собственники почти договорились о цене, рассказала Абрамова. Формулировка фининспекции была такая, что любое решение помимо недобровольной ликвидации не даст такого публичного резонанса, который необходим.

На тот момент у Versobank уже были клиенты, которые приготовились развивать бизнес и рассчитывали на финансирование. Кто-то успел его получить и им пришлось срочно искать возможности для рефинансирования.

Акционеры банка считают, что наказаны неправомерно, понесли убытки и оспорили принятое решение в Европейском суде.  

Почему "мойку" в Danske не прекратили раньше? Почему Versobank впустили, когда могли не впускать? Однако впустили и показательно наказали?

Наказание мелкого банка – это не частный случай. Это иллюстрация того, как глобальные процессы в финансовом мире сегодня сказываются на политике государств. Влияние финансового сектора, особенно если он иностранный, следует учитывать до того, как будут написаны новые правительственные программы, считают журналисты "Инсайта".

Редактор: Екатерина Таклая



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: