"Очевидец": министр Ярвик давил на подчиненных из-за обнаружения листерии на заводе M. V. Wool ({{contentCtrl.commentsTotal}})

В начале октября в передаче
В начале октября в передаче "Первая студия" Март Ярвик заявил, что у него нет доказательств причастности завода M. V. Wool к случаям листериоза, хотя соответствующий рапорт был направлен ему еще летом. Автор: ERR

Из переписки Министерства сельской жизни и Ветеринарно-продовольственного департамента (VTA) вырисовывается, что из-за случая с листерией на заводе M. V. Wool министр Март Ярвик давил на своих подчиненных.

Кроме того, по данным передачи журналистских расследований "Очевидец", чиновники умалчивают о том, что в Эстонии распространен еще один штамм листерии, ставший причиной смерти еще большего числа людей.

2 октября в интервью "Актуальной камере" Ярвик прокомментировал скандал, заявив, что не понимает, каким образом информация стала известна общественности: "Если это просочилось благодаря VTA, то это их ошибка".

"Суд должен вынести решение. Нет доказательств, что люди пострадали. У меня есть право вмешаться и просить, чтобы о вине M. V. Wool говорили только после решения суда", – добавил он.

По оценке "Очевидца", этими словами министр сознательно или по не знанию подтасовал факты. Из его разговора сложилось впечатление, будто бы суд, говоря простыми словами, разбирается, отравились люди продукцией завода или нет. На самом деле завод оспорил в суде техническую сторону предписания VTA.

"Они неправильно взяли пробы в магазине. Нам ничего не остается, как подчиниться, но мы оспорили в суде их предписания. Я абсолютно уверен, что мы выиграем, потому что эти пробы были взяты незаконно", – заявил директор завода Мати Ветевоол 20 сентября в передаче "Очевидец".

Речь министра Ярвика можно было бы посчитать оговоркой, если бы не его переписка, которую запросил "Очевидец". Редакция сделала запрос о получении доступа к письмам между министерством и VTA. Выясняется, что еще 26 июля, то есть за два месяца до того, как вспыхнул скандал, Ярвик направил своим подчиненным запрос из 19 пунктов, которые основываются на утверждениях рыбоперерабатывающего завода.

"Не могу назвать это давлением, но министр обратился к нам с дополнительными вопросами, чтобы выяснить, что мы делаем, как и почему", – прокомментировал заместитель гендиректора VTA Олев Калда.

Надзор министра перепиской не ограничился, и 13 августа в министерстве состоялась встреча с участием Ярвика, представителей M. V. Wool и чиновников VTA.

Мати Ветевоол в передаче от 20 сентября утверждал, что не давил на VTA через министерство.

"Нет, абсолютно нет. Я рассматриваю этот как обращение к министерству за помощью, чтобы VTA обращался со всеми фирмами одинаково. В отличие от других фирм мы взяли тысячи проб. VTА говорит, что у других тоже нулевая толерантность в отношении листерии. Но у нас есть данные, что листерия есть и у них", – сказал Ветевоол.

Августовская встреча закончилась советом министра подать в суд на подчиненных. На фоне судебного разбирательства особенно странным выглядит тот факт, что когда советник Майдо Пайо по просьбе министра отправил в VTA очередной запрос, то поставил в копию письма адрес адвоката M. V. Wool.

Когда VTA указал на закон, по которому такую переписку следует считать конфиденциальной, советник ответил: "Аллар Йыкс в качестве адвоката является официальным представителем предприятия, и к нему предъявляются требования о конфиденциальности. Он не является посторонним лицом".

"Не могу это прокомментировать, для нас самих это стало сюрпризом", –сказал заместитель гендиректора VTA Калда.

Через неделю после вспыхнувшего скандала, 2 октября, Ярвик посредством пресс-сообщения осудил развернувшуюся против M. V. Wool кампанию и призвал к ответственности причастных к ней чиновников.

8 октября министра позвали в передачу "Первая студия", в которой спросили, за кого он больше радеет: за рыбный завод или здоровье и безопасность продукции?

"Безопасность превыше всего, я об этом уже говорил. В то же время мы должны стоять за нашу рыбную продукцию. Если мы безосновательно осуждаем ее в СМИ, то это вредит репутации всего нашего рынка рыбной продукции", – ответил Ярвик.

Для министра такая обеспокоенность судьбой пищевой промышленности всячески оправдана, если бы невладение фактами или их отрицание спустя две недели после начала скандала.

"Я не видел результатов проб, согласно которым содержание бактерии превышено в пять раз, как вы сейчас утверждаете", – заявил в "Первой студии" Ярвик.

Факты о превышении допустимой нормы содержания бактерии содержатся в едином рапорте Европейского департамента безопасности продуктов и Европейского центра профилактики и контроля заболеваний, который VTA направил министру еще 7 августа. Кроме того, исследование с июня находится в интернете в свободном доступе.

Редакция "Очевидца" считает, что министр Ярвик не читал ответы подчиненных или же просто не принял во внимание предоставленные доказательства и продолжил поддерживать риторику M. V. Wool. "Очевидец" не смог получить комментарии от самого Ярвика, так как он их давать отказался.

Проблемы не только на заводе M. V. Wool

У представителей завода M. V. Wool много контраргументов, и в одном они правы: проблемы есть и у других.

"Очевидец" запросил в Департаменте здоровья информацию обо всех зарегистрированных случаях обнаружения штаммов листерии, и выясняется, что есть еще один.

Штамм ST1247, который связывают с продукцией завода M. V. Wool, стал в Эстонии причиной листериоза девяти человек и смерти троих, но ученые также выявили штамм ST87. Этот штамм стал причиной болезни 40 человек и шести смертей, причем два человека умерли в этом году.

По словам заместителя гендиректора Департамента здоровья Елены Томасовой, впервые об этом штамме чиновники узнали в июне, когда пришел рапорт от Европейского центра профилактики заболеваний.

В Департаменте здоровья говорят, что о 19 случаях прошлого года, связанных со штаммом ST87, стало известно в августе, а о 11 заразившихся в этом году – в октябре.

Возникает логичный вопрос: если в Эстонии распространяется штамм бактерии, который заразил больше людей, чем ST1247, то почему общественности об этом не говорят?

"Потому что нам пока не известен фактор распространения. Мы не знаем, с чем он связан, с продуктами питания или чем-то другим", – объяснила Томасова.

Ее слова подтверждает и представитель VTA: "Мы не можем информировать общественность, потому что не знаем, о каком возможном источнике идет речь".

Оба департамента ищут источник бактерии, опрашивают больных и выясняют, что они ели, так как в основном листерия связана с продуктами питания.

На вопрос "Очевидца" о том, обращается ли VTA несправедливо с заводом M. V. Wool, когда существует другой штамм, ставший причиной болезни и смерти еще большего числа людей, Калда повторил, что речь идет о доказанном штамме, и деятельность предпринимателя и VTA в связи с этим нельзя недооценивать.

Последней каплей в этой истории стало заявление однопартийца министра сельской жизни Пеэтера Эрнитса (EKRE), называющего себя специалистом по генетике бактерий, который обозвал руководство VTA полезными идиотами, выполняющими задачи конкурентов M. V. Wool.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: