Интервью Майлис Репс "Очевидцу": об уголовном деле, политике и прерывании беременности

Интервью Майлис Репс
Интервью Майлис Репс "Очевидцу". Автор: Vladlen Pobjaržin/ERR

Находящаяся под уголовным следствием за злоупотребление служебным положением экс-министр образования и науки Майлис Репс (Центристская партия) прокомментировала в эксклюзивном интервью в выходящей на канале ETV передаче журналистских расследований "Очевидец" предъявленные ей подозрения и заверила, что всегда оплачивала личные поездки сама.

- Перед тем, как начать интервью, я предлагаю поговорить честно, по душам. Вы согласны?

(смеется) Да, да, давайте дальше.

- Вы не можете говорить начистоту?

- Я могу говорить начистоту. Могу говорить ровно столько, сколько могу. Но если я не могу, то скажу, что не буду это комментировать. Что касается предложения поговорить по душам, то такой договоренности не будет.

- Почему Майлис Репс ушла в отставку?

- Я ушла, потому что просто по-человечески больше не могла. Непосредственно перед этим у меня после 20 лет брака случился развод. Я также потеряла на половине срока ребенка, с которым, как утверждали, было все в порядке. Пока я не пошла на очередное ультразвуковое обследование. Было крайне тяжело потерять ребенка на 20-й неделе, когда знаешь, что это дочь и ты уже придумала ей имя. Думаю, что из моего окружения об этом знали три человека.

- Что случилось?

- Кто может ответить с медицинской точки зрения? Сердце перестало биться.

Таави Эйлат: среди предъявленных Майлис Репс подозрений в коррупции с десяток эпизодов, включая покупку авиабилетов детям, присвоение министерского кофейного аппарата и праздник в ресторане Mon Repos по случаю 45-летия Репс, оплаченный в виде гарантийного письма министерства. После обнародования таких деталей Майлис Репс перестала отвечать даже на звонки однопартийцев. Она признает, что поездки детей на служебном автомобиле могли выйти за рамки дозволенного, но в то же время ссылается на то, что за разоблачением стоит бывший шофер, которого уволили.

Репс: Я извиняюсь перед телезрителями, если это задевает их чувство справедливости. Утром я сама возила детей. Бывало, их забирали, привозили домой или к зданию министерства, откуда я их забирала. Такое действительно было.

- Вам не казалось, что это как-то неправильно?

- Единственное, что я все время чувствовала, так это то, что провожу мало времени с детьми.

- А то, что детей возил водитель министерства?

- Мы обсудим это в суде в последующие пять или семь лет, или сколько обычно длятся судебные заседания. Все общество сможет обсудить, было это хорошо или плохо. Не знаю, кого по 17 часов в день возил водитель, как он заявил в одном интервью. Но я действительно иногда не могла забрать их в пять часов вечера.

- Правда ли, что за детьми присматривала подруга?

- Нет. У меня среди советников был человек, которому я полностью доверяла и доверяю до сих пор, она много работала в моем домашнем офисе. Были ли дети дома в это время? Да. Присматривала ли она за детьми, когда меня не было? Нет. Подтверждаю, что она дважды ездила в травмопункт. Один раз меня не было в Эстонии. Ребенок вечером сказал, что поврежденный на футболе палец не проходит. Советник живет неподалеку, и я действительно позвонила ей, потому что наша няня не водит машину. Во второй раз она забрала ребенка из школы и повезла его в травмопункт, куда одновременно поехала и я. Если называть это присмотром за детьми, то да, такие нюансы были, но чтобы регулярно... Еще раз повторю, у нас есть няня.

- Вы пьете кофе?

- Нет.

- Что было с этим кофейным аппаратом, который вы унесли домой?

- Думаю, что телезрители – разумные люди, понимают, я в политике 20 лет, всегда действовала с оглядкой, не брала денег от друзей даже на избирательные кампании. И вдруг в помешательстве чувств я вдруг потащу домой кофейный аппарат? Нет, я не пью кофе. Причина в том, что у министра был ненужный аппарат, который мы перевезли при переезде из одного офиса в другой. Был разговор, который может прокомментировать только Март Лайдметс. Потому что разговор был с канцлером. Действительно было такое предложение, но я не буду вдаваться в детали...

- Предложение, что вы заберете аппарат себе?

- Нет.

- Что его перевезут к вам домой?

- Это тема домашнего офиса, точно так же как у меня был советник.

- Кто пьет у вас кофе?

- Люди, которые приходили на совещания. Но я не пью кофе, мои дети тоже.

Таави Эйлат: Путешествия – отдельная тема. Репс ездила с детьми в Хорватию, летала с младенцем в США, а также ездила на Rally Estonia. Критики утверждают, что часть расходов оплачивало министерство.

Репс: Я никогда не планировала и не стану планировать какие-либо поездки с детьми. Напротив, я всегда говорила в министерстве, как и советнику, чтобы сообщали, если будут какие-то дополнительные расходы. Я не могу, положа руку на сердце, сказать, что сама проверяла все счета. Это было невозможно.

Интервью Майлис Репс репортеру "Очевидца" Таави Эйлату. Автор: Vladlen Pobjaržin/ERR

- Что насчет билетов в США для ребенка?

- В суде это обязательно подробно рассмотрят. Мне тоже интересны все эти нюансы.

- Так было или нет?

- Не могу прокомментировать.

- Вы же летали с ребенком. Платили сами?

- Шарлотте – шестой ребенок. Все мои грудные дети путешествовали со мной. И она не была исключением, в том числе во время поездки на Украину.

- За счет налогоплательщика?

- Я всегда платила сама.

- И в том случае?

- Всегда сама. Если там была какая-то путаница, это следует проанализировать в суде.

- А что с тем автобусом, на котором вы колесили по Европе? Просто взяли не те ключи и решили поехать на нем?

- Тогда все умные люди говорили, что машина министра – для его личного пользования. Поездка по Европе была крайне спонтанной. Это было непосредственно после выборов и формирования очень интересной коалиции. Мы не собирались ехать далеко, но доехали до теплой страны. Поступила бы я так сейчас? Нет.

- Вы готовы к наказанию, каким бы оно ни было?

- Конечно. В том смысле, что все мы ошибаемся. Мы в министерстве распределяли европейские деньги, проводили тендеры, занимались темой строительства госгимназий. Взять хотя бы музыкальную школу за Тынисмяги, это десятки миллионов. У меня правда было много бессонных ночей. Я не знаю, как оформляются тендеры. Люди ведь теряют работу за оформление документов. Конечно, я доверяла министерству. Конечно, у министра нет выбора.

Что касается личных аспектов, о которых вы говорите, уносили ли мы что-то из министерства? Нет! Пыталась ли я что-то комбинировать? Нет! Ездили ли за моими детьми? Да, к сожалению, чаще, чем было нужно.

Таави Эйлат: Кажется, что звезда Майлис Репс упала с политического небосклона со скоростью и силой метеора. Она якобы отстранена от руководства партией, но выясняется, что партия готова оплатить треть ее расходов на юридическую помощь.

- В интервью на Vikerraadio в конце 2020 года вы сказали, что Юри Ратас – политик, с которым вы пошли бы в разведку. Я несколько раз просил Ратаса выступить в передаче, рассказать о вас, он отказался. Почему вас не хотят поддержать самые близкие соратники?

- Сейчас время выборов. Майлис Репс сейчас непопулярна.

- Вам не кажется, что партия вас бросила?

- Скажем так, решения 20 июля были, может быть, чуточку неожиданными.

- Решение относительно поста вице-председателя и руководителя фракции...

- Меня отстранили, скажем так.

- В выборах вы не участвуете. По сути, политическая карьера Майлис Репс завершена?

- В политике, как и в жизни, когда люди заявляют об окончательном решении, им обычно приходится потом говорить обратное. У меня есть идеи относительно времени после суда. Очень вероятно, что это будет нечто иное.

- В начале интервью я предложил поговорить честно, по душам. Вы ведь этого не сделали?

- Я была честной. Но, конечно, я не сказала обо всем, что у меня на душе.

Полное интервью Майлис Репс опубликовано на портале ERR.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: