Михкель Нестор: в следующем году зарплаты могут вырасти до 9%

Экономический аналитик SEB Михкель Нестор.
Экономический аналитик SEB Михкель Нестор. Автор: ERR

Пенсионные накопления, выведенные из системы II ступени, поступили в потребление быстрее, чем ожидалось. Будет ли людям в условиях постоянного роста цен и дальше хватать денег на покупки, задается вопросом экономический аналитик SEB Михкель Нестор.

Комментарий экономического аналитика банка SEB Михкеля Нестора.

Рекордный оборот розничной торговли

Согласно последним данным Департамента статистики, объем продаж эстонских предприятий розничной торговли в сентябре установил исторический рекорд и составил 790 миллионов евро. При этом обычно сентябрь бывает довольно спокойным месяцем для торговли. Так, в сентябре прошлого года оборот розничной торговли насчитывал чуть более 640 миллионов евро, а значит, годовой рост составил 23%. Правда, свое влияние на показатели розничной торговли оказала и инфляция. Однако даже с учетом изменения цен розничные продажи в постоянных ценах выросли на внушительные 17%.

Причина бурного роста розничных продаж в сентябре, конечно, общеизвестна. Если конкретно, то в этом году пятая часть населения Эстонии последовательно "думала своей головой" не только в вопросе вакцинации, но и принимая, вопреки советам экспертов, решение о выводе пенсионных накоплений второй ступени. Именно результаты пенсионной реформы отражаются в нынешних показателях розничной торговли.

Октябрь месяц обещает быть не менее успешным для розничной торговли – скорее всего, будет установлен новый рекорд продаж, превышающий 800 миллионов евро. Если раньше аналитики прогнозировали, что пенсионные накопления еще будут доступны для потребления в 2022 году, то теперь это кажется все более сомнительным. На самом деле более половины пенсионных накоплений уже потрачено.

Исходя из сентябрьской статистики, получается, что большая часть пенсионных денег пошла на покупку автомобилей. По сравнению с аналогичным периодом 2020 года, продажи автомобилей и комплектующих увеличились более чем на 50 миллионов евро, то есть на 23%. Поскольку продажи новых легковых автомобилей существенно не выросли, деньги, вероятно, были потрачены в основном на покупку подержанных автомобилей. Помимо автомобилей, очень активно продавались строительные материалы и бытовая техника, оборот продажи которых по сравнению с предыдущим годом вырос на 45 миллионов евро, или почти вдвое. Однако в сентябре все сектора розничной торговли показали очень высокие результаты продаж.

Дефицит и инфляция

Показатели розничной торговли, вероятно, могли быть еще выше, если бы не проблема доступности многих товаров. В этом году высокий спрос домохозяйств затронул не только Эстонию, но и, по сути, все развитые страны. Особенно сильно он заметен в США, где с начала года сохраняется двузначный рост розничных продаж. Хотя бум потребления процветает и по эту сторону Атлантики, европейцы не смогли достичь таких показателей. При этом неожиданно высокий спрос оказался сюрпризом для производителей, и тогда самой большой проблемой стало то, как удовлетворить запросы покупателей.

Помимо прочего, дисбаланс в потоке товаров между США и Европой создал настоящий логистический кризис со скоплением морских контейнеров в американских портах. Нехватка свободных контейнеров привела к тому, что многие заказы эстонских розничных торговцев не доставляются вовремя либо транспортировка становится настолько дорогой, что конечная цена уже непомерно высока для потребителей. Индекс Harpex, который отслеживает цены контейнерных перевозок, в настоящее время достиг 4000 долларов США, что в 10 раз превышает уровень середины 2020 года.

Высокий спрос и вызванный им рост цен затронули не только логистику и потребительские товары, но и цены на энергоносители. Во многом из-за этого в сентябре инфляция в Эстонии достигла 6,6% и, вероятно, будет еще выше в октябре. В Литве, например, октябрьский показатель инфляции уже превышает 8%.

Большие расходы, большие доходы

Пенсионные накопления заканчиваются, жизнь подорожала, и товаров не хватает. Это ставит вопрос о том, можно ли вообще говорить о росте потребления в следующем году. Ответ заключается в том, что все-таки можно. Начнем с дефицита: где долгосрочная нехватка товаров – не реалистичный сценарий. Сегодня промышленность инвестирует значительные средства в то, чтобы адаптироваться к спросу, так что не стоит чересчур беспокоиться, удастся ли в следующем году купить рождественские подарки. По поводу инфляции мнения разделились, но если сегодня мы говорим о росте цен в Эстонии на 6–7%, то ожидать такого же уровня через год не стоит – хотя бы из-за высокой сравнительной базы. Однако существует риск, что инфляция в следующем году будет обусловлена уже не ценами на энергоносители, а ценами на продукты питания, что скажется негативно, и в первую очередь на самых бедных домохозяйствах.

Но, как говорили классики, следует опасаться не высоких затрат, а низких доходов. А следующий год, к счастью, обещает быть в этом отношении довольно удачным. Рост цен и инфляция в Эстонии исторически довольно хорошо коррелируют между собой. Единственным исключением, когда рост цен опережал рост зарплат и безработица достигла почти 20%, был экономический кризис 2009–2010 годов. Сегодняшняя ситуация на рынке труда разительно отличается от того времени. Рост заработной платы в Эстонии идет рука об руку с инфляцией в условиях хронической нехватки рабочей силы. Уже во втором квартале этого года средняя брутто-зарплата выросла более чем на 7%. Если посмотреть на прогнозы в отношении рынка труда, то в следующем году можно говорить о росте заработной платы даже до 9%.

Редактор: Надежда Берсенёва

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: