Статья опубликована более пяти лет назад и находится в архиве, который ERR не обновляет.

Юхан Партс: сейчас мы наблюдаем реальный европейский популизм

Фото: Фото: ERR

Оглядываясь сегодня на события начала 2000-х годов, когда он возглавлял правительство, Юхан Партс говорит, что идея его партии заключалась в том, что политика должна говорить обо всем так, как есть на самом деле. Чтобы в современном мире человек вообще что-то понимал в политике, надо упрощать. Однако партию ResPublica часто критиковали за такие упрощения и то, что она не занималась разъяснением появляющихся вокруг нее мифов, в итоге обернулось против нее.

Бывший государственный контролер Юхан Партс пришел в политику в качестве председателя новой партии Res Publica, обещавшей самые масштабные изменения в обществе. После парламентских выборов 2003 года он стал премьер-министром, при котором Эстония вступила в Евросоюз и в НАТО. А в 2005 году его правительство подало в отставку из-за плана министра юстиции ежемесячно предъявлять обвинение определенному числу чиновников.

За два года руководства страной помимо вступления в ЕС и НАТО правительство Партса запомнилось и двумя скандалами.

Один из них привлек внимание зарубежной общественности, когда старейшина волости Лихула Тийт Мадиссон установил в волости памятник эстонским солдатам, служившим в немецкой армии. На этом памятнике отчетливо просматривался мундир СС. Правительство приняло решение убрать памятник. Произошла стычка полиции и местного населения.

Другой скандал был связан с увольнением министра иностранных дел - теперь уже бывшей реформистки Кристийны Оюланд - ненадлежащим образом обращавшейся с секретными документами. Партнеры по коалиции — Партия реформ нанесла ответный удар, опубликовав план одопартийца Партса министра юстиции Кена-Марти Вахера, согласно которому каждый месяц предлагалось предъявлять обвинение определенному числу чиновников. Эта история привела к отставке правительства.

Очень интересно получилось. Вы были премьер-министром с 2003 по 2005 год. Будучи госконтролером, вы были очень популярны, могли критиковать государство. А потом вы решили уйти в политику. Я читал, что Сийм Каллас, который тогда был премьер-министром, тоже звал Вас в свою партию. Правда ли это, и почему Вы не пошли?

П: Меня звали во многие партии и в середине 90-х. Но тогда для меня это был очень сложный выбор. Ведь с поста госконтролера я ушел раньше. Тогда главой партии ResPublica был Рейн Таагепера, который сказал, что не поведет свою партию на выборы. Он был ее первым председателем. И тогда это предложение сделали мне. Возможно, одной из причин было то, что предыдущий премьер-министр Каллас позвал меня в Партию реформ. Я помню наш невеселый разговор о том, что Эстонии предстоит сделать сложный выбор, и что события развиваются не так, как надо. Конечно, политические партии всегда подвергались критике, но если вспомнить 2002 год, то именно тогда произошли очень важные перемены. Дело в том, что второе правительство Лаара потерпело неудачу потому, что из двух сотрудничавших до этого правых партий - Партии реформ и Союза Отечества - Партия реформ по каким-то тактическим соображениям начала сотрудничать с Центристской партией. Для того времени и ситуации это было изменением парадигмы. Возможно, именно поэтому Res Publica, которая до тех пор была некой организацией, служившей фоном для двух правых партий, тоже решила стать партией. Когда я принимал это решение, то не ожидали, что выборы пройдут для нас столь успешно.

Ваш теперешний член партии, член IRL Калле Муули, в своей книге пишет о том времени: "Отказавшись от идеалов, Res Publica предпочла вцепиться в переменчивое настроение избирателей и создала пародию на себя". Насколько Вы согласны с его словами?

П: Вообще не согласен. В политике, как я считаю, мы недооцениваем одну вещь: появление мифов и их опровержение. Думаю, мы недооценили то, что партии Res Publica приписывали разные вещи - типа тех, о чем пишет Калле Муули. Мы не обращали на это внимания и думали, что если будем трудиться в поте лица, то люди увидят это и поймут. Возможно, тогда следовало больше уделить внимания этим мифам.

Это неправда?

П: Послушайте, о каком популизме мы говорим! Сейчас мы видим реальный европейский популизм. Оглядываясь назад, скажу, что наша идея заключалась в том, что политика должна говорить обо всем так, как есть на самом деле. Чтобы в современном мире человек вообще что-то понимал в политике, надо упрощать. Конечно, мы упрощали свои идеи. Помните наш лозунг? "Выбери порядок!". Это было упрощение с определенным риском. Ведь так просто быть технократом, бюрократом. Например, меня всегда упрекали за лозунг "Сократим домашние расходы!". Но разве есть что-то важнее этого? Что за этим стоит? То, что нужно привести в порядок наши многоквартирные дома, в которых живет 70% эстонского населения. Но почему люди должны быть заинтересованы в этом? Если дом будет в порядке, то снизятся расходы. Это же доказано! Но мы не можем в предвыборном лозунге написать: "Дамы и господа, давайте сделаем Мустамяэ и Ласнамяэ энергоэффективными в соответствии с современными требованиями". Так не годится, вот мы и говорим: "Сократим домашние расходы". Задним числом, имея больше опыта, я могу сказать, что мне как премьер-министру следовало больше заниматься всеми этими мифами. Да. Так и сейчас. Мы были в правительстве практически все 13 лет, и сталкивались с такими случаями, когда перед выборами некоторым партиям удавалось проводить какие-то тактические маневры. На самом деле, ResPublica, представляющая правые национал-консервативные, более открытые консервативные взгляды, была в правительстве практически все эти годы с момента ее создания.

Почему Эстонию приняли в НАТО? Если бы Эстония сейчас захотела бы стать членом НАТО, то ее скорее всего не приняли бы. Почему это удалось тогда?

П: В политике существуют окна возможностей. Всегда нужно помнить, что разные вопросы невозможно решать в любой день и в любое время. Тогда у нас появилось такое окно возможностей в связи с сентябрьскими терактами. Многие так не считают, думают, что это был естественный процесс. Но в приобретении поддержки таких больших западных государств важную роль сыграли те теракты в Америке, в Нью-Йорке и Вашингтоне, в Пентагоне. Именно такие события зачастую меняют мышление и политическую волю.

Мы попали в НАТО благодаря Усаме бен Ладену?

П: Это мое толкование. Я знаю, что в энциклопедиях говорится про естественное развитие и выполнение критериев НАТО, но формирование политической воли всегда было. Скажем, в тот момент Господь был на стороне эстонцев. В течение 20 лет во многих местах возникали очень трудно решаемые ситуации, но возможности всегда использовались очень умело. Думаю, что вступление в НАТО произошло благодаря такому моменту.

Редактор: Артур Тооман

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: