Аналитик SEB: плохое здоровье населения Эстонии тянет страну вниз ({{commentsTotal}})

Иллюстративная фотография.
Иллюстративная фотография. Автор: Pixabay

Экономический аналитик SEB Михкель Нестор в своей статье рассуждает о конкурентоспособности Эстонии. Вниз страну тянут плохое здоровье населения, слаборазвитое прямое авиасообщение, практически полное отсутствие рынка капитала. Улучшить конкурентоспособность страны может повышение образованности населения и привлечение высококлассных специалистов из-за рубежа.

В недавно опубликованном рейтинге конкурентоспособности стран Эстония по сравнению с прошлым годом сдала некоторые позиции. Подобные выводы могут показаться надуманными, однако они создают хорошую сравнительную базу и могут подсказать идеи для дальнейшего развития экономики.

Конкурентоспособность Эстонии не заслуживает упреков   

Экономические дебаты последнего времени создают впечатление, будто конкурентоспособность государства определяет цена упаковки пива. К счастью, в других странах мира этот вопрос рассматривается несколько шире. На заканчивающейся неделе был опубликован ежегодный рейтинг конкурентоспособности стран мира, который составила организация под названием "Всемирный экономический форум", известная также в качестве организатора ежегодной экономической конференции в Давосе. Указанный рейтинг ставит целью охарактеризовать конкурентоспособность экономики государства при помощи сотен описывающих состояние экономики и общества показателей, дополненных опросом топ-менеджеров, которые работают в этих странах. Хотя рейтинг склонны воспринимать как своего рода спортивное состязание, его наибольшее значение заключается в том, что он предоставляет сравнительную базу на широкой основе для сопоставления экономик и обществ разных стран.

У Эстонии в течение ряда лет не было причин стыдиться своего места в этом рейтинге. В прошлом году мы занимали, например, 29, а годом раньше − 30 место. Даже нынешнее сползание на 32 место представляет нас, скорее, как успешную страну среди государств Центральной и Восточной Европы. Единственной страной с похожим фоном, опережающей нас, является Чехия, занявшая в последнем рейтинге 29 место. Латвия и Литва на десятку мест отстают от Эстонии, располагаясь, соответственно, на 42 и 40 местах. Разумеется, при толковании самого понятия конкурентоспособности следует сохранять объективность: например, Эстонию на одну позицию опережает Италия, экономическая среда которой существенно отличается от нашей. Подобные рейтинги, что естественно, учитывая их задачи, ставят ряд существенных и методологических проблем, но просто пожимать плечами в данном случае было бы глупо.

ИТ-государство, население которого не блещет здоровьем

В соответствии с докладом о конкурентоспособности, наиболее сильной стороной Эстонии по сравнению с другими государствами является широкое использование информационных и коммуникационных технологий, а также квалифицированная рабочая сила. По крайней мере, первая из этих характеристик соответствует нашему собственному представлению о себе как об успешном ИТ-государстве. Поскольку найти сопоставимые показатели для 140 стран довольно проблематично, эта оценка, разумеется, не включает многое, что действительно делает нашу жизнь более удобной – государственные электронные услуги, цифровые подписи и проч. Высокая позиция Эстонии в рейтинге обеспечивается широким распространением мобильного интернета: количество договоров о передаче данных значительно превышает число жителей. Высокими являются, разумеется, и многие другие показатели, отражающие использование мобильной связи и интернета.

Говоря о квалификации рабочей силы, многие работодатели, вероятно, скептически настроены в отношении Эстонии. Достойную позицию в рейтинге нам обеспечивает большое количество лет, затраченных на обучение, и хорошие цифровые навыки взрослого населения. Можно, конечно, спорить о том, что является основой при оценке образования – его качество или продолжительность, однако исследования устанавливают жесткую корреляцию между затраченным на обучение временем и другими показателями успешности человека, в т.ч. его заработной платой. Что касается цифровых навыков, то доклад о конкурентоспособности опирается при их оценке на результаты опросов. В то же время, наличие у взрослого населения хороших навыков решения проблем подтвердили и исследования, основывающиеся на более объективных показателях, наиболее известным из которых является исследование знаний взрослых PIAAC, проводимое ОЭСР.

Если не принимать внимание малый размер местного рынка, то одной из основных причин отставания Эстонии, согласно докладу, является плохое здоровье людей. В частности, с момента рождения эстоноземелец проживает в состоянии полного здравия значительно меньше лет, нежели жители многих других стран. Предполагаемое количество лет здоровой жизни эстонских мужчин наименьшее по всем странам Европейского союза после Латвии – всего 54 года. В Швеции этот срок почти на 20 лет больше! Экономическим следствием плохого здоровья является большое число нетрудоспособных людей, которые из-за отсутствия достойной работы вынуждены влачить нищенское существование.

Другой показатель, который тянет Эстонию вниз в рейтинге конкурентоспособности – это качество инфраструктуры. Отчасти он включает более расплывчатые мнения из опроса, но также и однозначно измеримые и весьма болезненные показатели, как, например, слабо развитое прямое авиасообщение. Низкую оценку заслужила и финансовая система Эстонии, что помимо прочего объясняется практически отсутствием рынка капитала.

Что на самом деле могло бы повысить конкурентоспособность Эстонии?         

Для повышения позиций в рейтинге конкурентоспособности многое можно было бы сделать и сразу – будь то, к примеру, расширение прямого авиасообщения или вывод на Таллиннскую биржу какого-либо предприятия. Но эти ли вопросы являются самыми важными?

Наиболее прочной гарантией конкурентоспособности Эстонии как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе представляется именно рабочая сила. Несмотря на проблемы людей со здоровьем, в Эстонии сегодня достигнут уровень занятости, который является одним из самых высоких в Европейском союзе. В социальном плане это, конечно, прекрасно, однако нехватка рабочих рук и быстро растущие расходы на рабочую силу чреваты тем, что какое-либо из кормивших нас до сих пор предприятий, станет искать лучших условий. Экономические циклы чередуются, и мы можем быть уверены в том, что настанет время, когда какое-либо рабочее место, кажущееся сегодня бессмысленным, станет весьма привлекательным. Ввиду сокращения количества людей трудоспособного возраста проблема рабочей силы является для Эстонии не временной, а хронической. Резкие демографические изменения заметны уже сегодня, особенно остро в обслуживающем секторе, где набирать работников приходится из почти вдвое меньшего количества молодых людей, чем всего несколько лет назад. Кроме того, не стоит забывать, что рабочая сила представляет собой главный компонент уравнения экономического роста, и с ее сокращением нам неизбежно придется смириться с более медленным ростом и более низким уровнем благосостояния.

Как минимум столь же важной темой, как численность рабочей силы, являются навыки и способности людей. Различные международные сопоставления подтверждают, что Эстонии в этом смысле нечего стыдиться. Однако с учетом весьма скудной численности народонаселения мы не можем мириться просто с хорошей позицией, а должны достичь наивысших результатов. Если искать сегодня какую-либо грандиозную идею на перспективу, то почему бы не добиться, чтобы наше население имело самую высокую квалификацию, – вполне достойный выбор. Исследование PISA подтвердило качество основного образования, но, к сожалению, в той же лиге мы не составляем конкуренции в сфере высшего образования. В ситуации, когда весь развитый мир борется за светлые головы, сильный международный университет мог бы принести пользу не только нам самим, но и помочь привлечь иностранцев, и его появление приветствовали бы даже самые скептически настроенные национал-консерваторы.

Редактор: Артур Тооман



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: