Индрек Нейвельт: Эстонии необходим банк с государственным участием ({{commentsTotal}})

Индрек Нейвельт.
Индрек Нейвельт. Автор: Сийм Лыви/ERR

В Эстонии следует создать новый банк, в котором государству принадлежало бы 10-20%, сказал финансист, бывший председатель совета банка Санкт-Петербург, владелец фирмы мобильных приложений для совершения банковских операций Pocopay AS Индрек Нейвельт в своем комментарии на Vikerraadio.

В последние недели я поднял вопрос о прибыльности банков в дополнение к теме второй пенсионной системы. Появилось много спекуляций о причинах, почему я это делаю и где стражду получить место.

Я просто хочу, чтобы мы были нормальной европейской страной. Или скучной Северной страной, как сказал президент Тоомас Хендрик Ильвес. Страной Северной Европы, где доходность пенсионных фондов в два раза выше, чем у нас, а доходность банков в два раза ниже, чем у нас. В такой скучной стране нет ничего плохого.

Почему важна нормальная прибыльность банков? Потому что банковское дело, в основном, является инфраструктурной услугой и эта услуга должна быть доступна обществу по оптимальной цене

Занимаясь этими темами, я понял, что наша самая большая беда начинается с нашего мировоззрения. Можно даже сказать, с догматического мировоззрения. Мы надеемся, что рынок все расставит по своим местам. Но рынок не работает ни в случае пенсионных фондов, ни в случае банков.

Когда закончилась плановая экономика, мы полагали, что рыночная экономика безупречна. Мы читали в учебнике, что на рынке всегда существует такая совершенная конкуренция, при которой рынок сам устанавливает цены, и, если цены слишком высоки, то появляются конкуренты. Это и есть наша догма.

У нас в банковской сфере и фондовом бизнесе все наоборот: несмотря на то, что лидеры рынка получают хорошую прибыль, в последние годы скорее происходил уход с рынка, а не появление новых конкурентов.

Почему так происходит, что, несмотря на высокую прибыльность лидеров рынка, другие крупные банки с рынка уходят? Причин, как всегда, несколько.

С последним банковским кризисом в европейском банковском деле завершилась экспансия банков в соседние страны. В последние годы крупные банки, скорее, отступали и сужали географию своей деятельности.

Во-вторых, перед банками стоит очень серьезная задача: модернизировать свои старые и очень сложные технологии. В этом контексте необходимо сократить предлагаемые услуги и рынки. В противном случае системы будут очень сложными.

В-третьих, объемы бизнеса здешних банков слишком малы для крупных банков. Например, прибыль банка Nordea Eesti составила от одного до двух процентов от общей прибыли группы Nordea.

Если прибавить к этому низкую активность наших клиентов, то становится понятно, почему крупные банки ушли отсюда. Например, каждый седьмой радиослушатель накапливает свои деньги в том пенсионном фонде, который в течение десяти лет забирает три четверти дохода фонда в качестве платы за управление. Вызвало ли это какое-то движение по смене фонда? Звучит невероятно, но не вызвало. Поскольку наши клиенты не голосуют ногами, мы допускаем такое поведение [банков]. И поэтому на рынок новые конкуренты не приходят.

По моему мнению, в лице нашей банковской системы мы имеем дело с классическим провалом рынка. Провал рынка в свое время, например, послужил причиной создания государственного Фонда развития (Arengufond). И тогда многие были против его создания, так как считалось, что рынок все исправит. Но он этого не сделал. Создание Фонда развития, или государственное вмешательство в экономику, было, безусловно, одной из причин, по которой у нас сегодня такая развитая среда для стартапов.

Что делать в ситуации, когда доходность крупных банков у нас в два раза выше, чем в Европе?

Ответ прост: нужно усилить конкуренцию и таким образом заставить рынок работать. Как это сделать?

Во-первых, рынок должен быть открыт для большей конкуренции. Если необходимо, то и с помощью новых законов.

Во-вторых, надо создать новый банк. Сообща. Было бы хорошо, если бы государство владело 10-20% акций. Этот банк должен отличаться от существующих банков: его цель должна быть не в том, чтобы заработать прибыль в размере 20-25%, достаточно будет 10-15%. Это позволило бы банку конкурировать с сегодняшними крупными игроками, у которых уже есть очень лояльная клиентская база. Кроме того, каждый клиент также мог бы быть акционером такого банка, то есть он должен котироваться на бирже.

Чтобы банк оказал влияние [на рынке], его рыночная доля должна составлять не менее 15%. Возможно, для этого потребуется 250 млн евро. Конечно, не сразу, а в течение трех-четырех лет. Целью должно быть как достижение прибыльного бизнеса, так и снижение общей прибыли банковского сектора.

Выплата накопительных пенсий также является крупным провалом рынка и, на мой взгляд, требует от государства гораздо большего вмешательства.

Эти предложения пока только на уровне идей и нуждаются в более широком подходе. Я приглашаю всех задуматься о том, как Эстония может стать нормальной европейской страной.

Редактор: Надежда Берсенёва



Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: