"АК+": чем объясняется решительная победа реформистов на выборах? ({{commentsTotal}})

Основная тема недели, безусловно - прошедшие 3 марта выборы в Рийгикогу. Что обеспечило реформистам решительную победу и почему фортуна отвернулась от центристов - в сюжете Ильдара Низаметдинова.

Правившие страной 17 лет реформисты после недолгого перерыва волею избирателей опять возвращаются во власть. Через несколько недель депутаты от Партии реформ займут в парламентском зале 34 кресла. Такой большой фракции в Рийгикогу не было в новейшей истории Эстонии ни у одной партии. Но что же обеспечило вчерашним оппозиционерам этот триумф? Таким вопрос задается еженедельная новостная аналитическая передача "Актуальная камера+", вышедшая в эфир вечером 10 марта.

"Ну, сперва можно сказать, что большие деньги. Очень много рекламы, и очень умело сделанной рекламы. Везде мы видели, что лучший премьер-министр - это Кая Каллас, хотя это не подтвердилось результатами опросов", - говорит социолог Turu-uuringute AS Юхан Кивиряхк.

Последний предвыборный опрос показал, что и среди русскоязычных граждан Эстонии 7% поддерживают именно Партию реформ. Однако этой группе избирателей реформисты внимания почти и не уделяли.

"Они поступали очень рационально, они работали с той частью электората, где они считали, что могут получить наибольшее число голосов. С русскими избирателями, они, думаю, просто не считались с самого начала кампании", - пояснил глава новостной службы ERR Анвар Самост.

Политолог, доцент Таллиннского университета Мари-Лийз Якобсон видит причину победы в хорошей бюрократической организации реформистов.

"У них очень сильный аппарат для проведения кампании. Они очень хорошо работали, как, впрочем, и раньше, ведь Партия реформ выигрывает парламентские выборы с 2007 года. Очень существенную роль сыграла и Кая Каллас, которая сумела обеспечить примирение внутри партии, и им стало намного проще выступать единой командой", - считает Якобсон.

Впрочем, разумеется, больше всего избиратель заинтересован в стабильности собственного существования.

"Партия реформ очень успешно позиционировала себя как партия среднего класса. Но не будем забывать, что в Эстонии очень многие люди ведут присущий среднему классу образ жизни с помощью кредитов; жилье в кредит, автомобиль в кредит и так далее... Для этих людей существенно любое колебание процентной ставки по кредитам, и самое важное для них в жизни - стабильность: экономическая, финансовая и налоговая. И я думаю, что большая часть этого среднего класса решила все-таки поставить на Партию реформ как карту известную и проверенную", - полагает политический обозреватель Ахто Лобьякас.

Якобсон также подчеркивает коммуникационные навыки реформистов. "В предвыборной кампании всегда важно суметь упростить свою платформу. Это называют стандартизацией политического предложения. И Партии реформ, похоже, удалось в очень доступной форме представить свои базовые идеи. Поэтому их позиция была избирателям очень понятна", - отметила политолог.

А вот центристы, в возможность победы которых поверили в какой-то момент даже самые скептичные наблюдатели, первенство в итоге уступили. По сравнению с прошлыми парламентскими выборами они потеряли 13 000 голосов.

"Возможно, часть людей надеялась, что с приходом центристов к власти их жизнь сразу станет заметно лучше, а этого не случилось, да и не могло случиться", - говорит Якобсон.

Как бы то ни было, возглавляемая центристами коалиция сделала некоторые важные для людей вещи - повысила необлагаемый налогом минимум, увеличила пособия на детей и так далее. Но избиратель оказался, можно сказать, неблагодарным.

"Эта налоговая система, из которой в общем большинство выиграло, но которая осталась непонятной людям и которую было очень легко критиковать, потому что и в правительстве не было такой силы, которая стояла бы за это. Все сказали - другие хотели, поэтому мы тоже такое делали. И конечно, эти акцизы...", - пояснил Кивиряхк неразбериху в головах избирателей.

Кроме того, говоря о Центристской партии, нельзя забывать, что она никогда не была первым предпочтением избирателей-эстонцев.

"Раньше их поддерживало примерно 12% избирателей эстонских, в последних исследованиях было где-то 17%, но осенью даже 22%. Так что центристы были какое-то время на одном уровне с ЕКRE", - отмечает социолог.

Наблюдатели отмечают, что на селе и в небольших городах голоса у центристов могли отобрать кандидаты Консервативной народной партии (EKRE). А вот потери центристов в столице и на северо-востоке многие склонны объяснять разочарованием части русскоязычных избирателей.

"На мой взгляд, после того, как партию возглавил Юри Ратас и она вошла в коалицию, центристы старались работать в первую очередь на увеличение числа своих сторонников среди эстонцев. Было заметно, что в некоторых конфликтных вопросах, связанных с языком и национальностью, они пытались действовать так, чтобы не отпугнуть своих эстоноязычных избирателей. Но в политике есть правило: пытаясь расширить свой электорат, важно не упускать из виду своих нынешних сторонников", - указала Якобсон на слабое место в позиционировании Центристской партии под руководством Ратаса.

"Ратас отказался от сависааровской модели, при которой для мобилизации голосов русских в ход шли любые средства. Ратас начал средства выбирать, и в результате он оказался в ситуации, где он уже, скажем так, не выражал интересы и чаяния русскоязычных избирателей, и перестал их интересовать", - считает Лобьякас.

"Они в своей кампании считали, что русский избиратель все равно прогосует за них, и альтернативы нет. И стали делать такую кампанию, что нравилась бы эстонским избирателям. Но вдруг накануне выборов появилась в студии пара Яана Тоом - Кристен Михал. Дебатировали, и там, я думаю, эстонскому избирателю стало ясно, что вот, Центристская партия за продолжение русскоязычного образования в Эстонии. Это, конечно, повлияло на голоса", - добавил Кивиряхк.

Ахто Лобьякас считает, что конфликт вокруг Кохтла-Ярвеской гимназии повлиял на исход предвыборной баталии чуть ли не решающим образом.

"Одно локальное на первый взгляд событие в очередной раз обнажило экзистенциальную озабоченность и чувство опасности, связанные с русскоязычным населением и с Россией. Так что я думаю, что произошедшее в Кохтла-Ярве упало на очень благодатную почву", - отметил политобозреватель.

Фактор конфликта из-за языка обучения в новой гимназии в Кохтла-Ярве считает существенным и Анвар Самост.

"Мне кажется, что в какой-то момент, особенно в конце прошлого года, была какая-то часть эстонских избирателей, которые уже акцептировали Юри Ратаса, Кадри Симсон, Майлис Репс как абсолютно нормальных политиков мейнстрима. И только после этого, как начался диспут вокруг Кохтла-Ярвеской эстонской гимназии, тогда эти избиратели могли опять вернуться к тем партиям, к которым они уже привыкли - ну, я думаю, что это Партия реформ, поскольку они не получили уверенности, что Юри Ратас все-таки очень сильно отличается от всех бывших политиков Центристской партии. Там, по-моему, была большая возможность, но эта возможность была утеряна", - пояснил Самост.

Впрочем, не все для центристов потеряно. Наша парламентская арифметика может дать еще самые неожиданные результаты. 

Редактор: Андрей Крашевский



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: