Командир бригады территориальной обороны Киева: у нас есть все, чтобы победить и за что умирать ({{commentsTotal}})

Астрид Каннель берет интервью у Николая Билосвита.
Астрид Каннель берет интервью у Николая Билосвита. Автор: ERR

Журналисты ERR Астрид Каннель и Антон Алексеев отправились в поездку по Украине, где уже пятый год идет война и где в предстоящее воскресенье пройдут президентские выборы. Журналисты ERR взяли интервью у командира бригады территориальной обороны Киева Николая Билосвита, который рассказал о патриотизме украинцев, об ожиданиях от нового президента, зарплатах военных и о том, что самое сложное в этой войне.

В 2017 году украинские власти приняли решение о создании в каждой из областей бригад территориальной обороны. За образец взяли опыт европейских стран и стран Балтии, в частности, Эстонии. По словам Николая Билосвита, именно созданные в 2014 году добровольческие батальоны помогли остановить агрессора.

Тот патриотизм, который был в 2014 году, сейчас немножко угасает. Моя задача – мотивировать так называемый резерв второй очереди. То есть граждан от 41 до 60 лет. Как мужчин, так и женщин, потому что у нас равная гендерная политика. Я должен мотивировать их и так организовать их ежегодное обучение, чтобы они в любой момент были готовы для выполнения любой задачи, которая может быть поставлена перед подразделениями территориальной обороны. Мы не можем выйти на поле боя. Мы оказываем помощь в развертывании военных частей. 

Как вам удается сохранить мотивацию у солдат на пятом году войны?

Вы знаете, очень много ребят, которые были мобилизованы в 2014 году, отслужили год, а потом демобилизовались – они потом вернулись обратно. И вернулись они потому, что война не закончилась, потому что такое чувство было, что что-то недоделано, нет еще победы. Но у нас есть все, чтобы победить. И у нас есть, за что умирать.

Но ведь многие платят взятки, чтобы откосить от призыва?

За все годы независимости Украины ни один президент не занимался нормально и толково патриотическим воспитанием. И сейчас, после майдана, это возрождается. Много разных патриотических движений, которые охватывают людей буквально со школьной скамьи и до уже взрослого возраста. И еще: в Украине сейчас очень много реформ. И вот я с некоторыми людьми спорю, которые говорят, что то не делается, что это не делается. И я им говорю: "А что ты сам сделал?" А он просто лежит на диване и ждет, что ему что-то принесут.

А какая ситуация на фронте?

Серьезных действий нет, есть "война артиллерии". В информационном поле часто появляются Авдеевка, Марьинка, вообще южное направление. Вообще, согласно Минским соглашениям, мы имеем право продвинуться вперед и занять территории, которые по этим соглашениям должны быть нашими.

Каждый день через линию фронта проходит в обоих направлениях около 25 000 человек. Что это за война такая?

Вы знаете, у нас считается, что это не война, а операция Объединенных Сил. Сейчас грамотно построена линия обороны. Что касается пунктов пропуска… Это же все наши люди, это украинцы. И самое главное для нас – сделать все так, чтобы им хотелось оттуда уехать и жить здесь.

Кстати, а сколько получает украинский солдат?

Сейчас, с Нового года, тем, кто находится на первой линии фронта, добавили 2000 гривен. Было 10 000, стало 12 000 (400 евро – прим. автора) Во второй зоне, соответственно, чуть меньше. А базовая зарплата у солдата 7000-8000 гривен (240-370 евро) А, например, командир взвода, офицер получает от 15 000 гривен (500 евро) Но сейчас подняли довольствие и солдатам, так что на передовой с учетом выплаты, о которой я говорил уже, солдат получает порядка 22 000-25 000 гривен (740-840 евро) И это уже неплохая зарплата.

Лидер президентской гонки Владимир Зеленский обещает поднять зарплату военным до уровня "как в НАТО". Что вы думаете об этом?

Я не знаю, какая зарплата в НАТО. Но каждый военный понимает, что любые обещания кандидатов в президенты должны быть как-то аргументированы. Для нас, военных в воюющей стране, вопросы обеспечения, зарплаты и т. д. очень важны. А что касается обещаний кандидатов, то мы уже видели немало обещаний. Но армия обещаниями не содержится.

Какой президент сегодня нужен Украине?

Такой, который сможет высказать нашему агрессору все что нужно в интересах Украины. Такой, который сможет принимать решения и брать на себя ответственность за них.

Но у вас может стать президентом комик Зеленский. Что тогда будет?

Я не знаю, как ответить на ваш вопрос. Я знаю многих кандидатов в президенты, и я понимаю, что они могут сделать. А вот что может сделать Зеленский, я не понимаю.

Но у него самый большой рейтинг…

Я не верю в рейтинги. Это кто-то для кого-то или под кого-то делает какие-то рейтинги. Все эти непонятные технологии какие-то…

А эти выборы будут честные?

Мы люди военные. Мы хотим, чтобы они были честные. У нас есть законодательство, которое позволяет проконтролировать, честные ли выборы. Знаете, есть у нас люди, которые на что-то покупаются. Я говорю в таких случаях: "Берите деньги у всех! Но голосуйте душой и верьте в Украину!" Украина должна быть европейской страной.

Нам кажется, что самая большая проблема Украины – это даже не война, а коррупция. Видите ли вы коррупцию в армии, и если да, то как вы с ней боретесь?

Есть коррупция, взять хоть недавний скандал в "Укроборонпроме" (высокопоставленные чиновники их родственники через подставные фирмы закупали в России запчасти для военной техники, которые потом по завышенным ценам продавали украинским оборонным предприятиям — прим. автора) Но я говорю – коррупция начинается с нас. Если мы перестанем давать деньги за решение своих житейских вопросов в больнице, в школе, в детском саду, то это прекратится. И у меня, и у моих офицеров в бригаде все именно так. Знаете, для многих точкой отсчета стал 2014 год. Если раньше ты жил и выкручивался, потому что тебе нужно было кормить семью и т. д., то сейчас – все. Я для себя решил, что как бы я плохо не жил, я буду жить честно. И сейчас мой девиз такой: все, что я делаю, я должен делать честно и не боясь.

Что самое сложное сейчас в этой войне?

Как вам сказать… Для меня Донбасс – это наша земля, это Украина. Вот, что сложно для меня: идет пятый год войны, и там выросли дети, которые воспитываются в патриотическом настрое по отношению к России. Для меня самое сложное – сделать так, чтобы эти люди поверили в нас. Так что самое сложное – это люди. А территории – это дело времени. А если говорить о мирной территории Украины, то надо делать реформы, делать правильно и быстро. Мы ведь отстали, и намного.

А как быть с Крымом?

С Крымом тяжелее. Мы как военные знаем, что Россия там сосредотачивает войска, собирает военные группировки вдоль наших границ. Но с Крымом надо действовать политически и дипломатически. И мне кажется, что не пройдет много времени, как Россия развалится как страна. В России много регионов, республик, таких как Татарстан, Удмуртия и другие… Я, кстати, учился в России, в военном училище. И когда началась война, мне мои бывшие однокурсники, офицеры российской армии писали – давай, сваливай оттуда, там на майдане уши отрезают! Я специально ездил на майдан, фотографировал и им посылал, чтобы знали, что никому тут уши не отрезают. Но они отвечали с таким напором: "Ты же с нами учился! Беги оттуда!" И люди там так зомбированы, что мы в итоге повыкидывали друг друга из друзей! И я их не убедил.



Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: